Как занимались импортозамещением в России 100 лет назад

Среда, 17 мая 2017 11:40

Популярное ныне в нашей стране слово "импортозамещение" появилось всего около полувека назад, однако идеи замещения импортных товаров отечественными, поддержки собственных товаропроизводителей уходят корнями в далекое прошлое. Труды классиков меркантилизма - яркое тому доказательство.

Во все времена государственный курс на импортозамещение был следствием экономических и геополитических угроз. Для России "хрестоматийным" в этом отношении стал период Первой мировой войны - время осознания важности экономической и научно-технической независимости, в первую очередь от Германии - бывшего основного партнера.

"Нужны сапоги, нужны подковы, пики, седла"

В архиве Российской академии наук сохранилась рукопись статьи ботаника, профессора Донского политехнического института В.М. Арциховского (отца выдающегося археолога А.В. Арциховского - первооткрывателя берестяных грамот) "Роль сельского хозяйства в современной войне". Там есть такие строки: "До войны каждый из нас делал свое маленькое дело... Но началась война, и весь этот налаженный распорядок экономической жизни зашатался. ... И вдруг Россия с ужасом и негодованием узнала, что в чрезвычайно важный момент армия наша осталась без снарядов. ...Нужны сапоги, нужны подковы, пики, седла и проч. ...Задача эта оказалась по силам лишь творческим организующим силам самого общества"1. Под "творческими силами самого общества", конечно, подразумевались сплоченные патриотическим порывом эксперты государственных структур, научных, образовательных, земских, городских, общественных организаций, население воюющей страны.

Роль координатора взяло на себя государство, учредив Особое совещание по обороне при военном министре, Центральный военно-промышленный комитет во главе с А.И. Гучковым, Химический комитет. Впервые появившееся в России как самостоятельная структура Министерство земледелия (октябрь 1915 г.) было призвано способствовать постановке работы различных отраслей сельского хозяйства, лесоводства и промыслов с учетом последних научных разработок2.

В регионах создавались организации, деятельность которых была направлена на оптимизацию использования природных ресурсов. Большинство военно-промышленных комитетов (их численность в 1916 г. перевалила за 250) имели металлургические, рудные и химические секции, которые вели исследования разных полезных ископаемых3.

Особое значение имела деятельность Комиссии по изучению естественных производительных сил России (КЕПС) под руководством академика В.И. Вернадского.

Реализация курса на импортозамещение в экстремальных условиях проходила ускоренными темпами; упор был сделан на производство продукции, стратегически важной для экономики и обороны.

Колоссальный дефицит взрывчатки преодолевался путем создания в рекордно короткие сроки многочисленных заводов. Основу для изготовления тротила толуол с 1915 г. стали производить из сырой нефти в Баку.

В связи с дороговизной кожи и важных для ее изготовления дубильных материалов, прекращением их импорта компетентные организации озаботились поисками растений, которые обеспечивали бы кожевенные заводы местными дубильными веществами. К сбору сырья привлекалось население, формировались трудовые дружины из учащихся.

Закавказский комитет Всероссийского земского союза совместно с тифлисскими учеными организовал ботанико-географические экспедиции с целью выяснения наличия, распространения, условий сбора дубильных растений. Были выделены наиболее ценные регионы - Черноморская губерния, Сухумский и Закатальский округа, где в изобилии встречались такие дубильные растения, как сумах, дуб и каштан. Специалисты сделали вывод о желательности организации на Кавказе дубильного завода4. Завод в короткие сроки был построен в Майкопе.

Отечественные медикаменты для армии

С целью преодоления зависимости России от фармацевтической промышленности Германии оперативно создавались отечественные аналоги. В химических лабораториях Киевского политехнического института было налажено производство аспирина, новокаина, атропина. Под руководством харьковского профессора-хирурга Н.П. Тринклера в России стали выпускать кетгут - натуральный рассасывающийся шовный материал, извлеченный из органов млекопитающих. Донской политехнический институт поставлял карболовую кислоту, хлороформ, коллодий5. Практически все вузы и научные учреждения адекватно ответили на вызовы военного времени.

Ученых и предпринимателей озадачили на предмет добычи йода. В разных регионах страны начали проводиться опыты: исследовались йодсодержащие морские водоросли, воды сборных канав, идущих от нефтяных промыслов Баку, грязи сопок и соляных озер. В Екатеринославе под руководством профессора Л.В. Писаржевского был получен йод из черноморских водорослей; в 1915 г. в городе начал работать первый в России завод по производству йода. На Севере налаживалось производство йода из беломорских водорослей; йодный завод появился в Архангельске.

Повышенный интерес проявлялся к лекарственным растениям. Составлялись их списки - отдельные для каждого региона. Большими тиражами издавались научно-популярные брошюры. Попечители учебных округов рассылали инструкции в школы по поводу организации сбора и выращивания (на пришкольных участках) лекарственных растений.

Сотрудники Императорского Ботанического сада им. Петра Великого снабжали учреждения и частных лиц посевным и посадочным материалом, выезжали на места для консультаций. Хороший пример подавал директор Сада - перешагнувший 75-летний порог доктор ботаники и биологии А.А. Фишер фон Вальдгейм. Он лично посетил центральные губернии, Украину. Зоной особого внимания ученого стало Черноморское побережье Кавказа. Пообщавшись со специалистами Сочинской опытной станции, в отчете он выделил гору Аибга, чрезвычайно богатую валерианой ("хватило бы на всю Россию"). Попутно им осматривались плантации хвойных и кактусовых в имении "Надежда" С.Н. Худекова (ныне сочинский дендрарий), сад агронома Н.Т. Исаина с мандариновыми и декоративными деревьями. А.А. Фишер фон Вальдгейм прогнозировал "необычайное оживление разных культур" в связи с вводом в эксплуатацию нового участка железной дороги6.

Инициативы, связанные с желанием сделать Россию конкурентоспособной во всех отношениях, нередко формулировались "снизу". Сохранилось ходатайство 1915 г. старшего врача Майкопского отдела В.П. Лугового о создании Ботанического сада и заповедника в г. Майкопе Кубанской области. Он так аргументировал важность и своевременность своего предложения:

"Настоящий исторический момент нашего Отечества ознаменовывается пробуждением широкой общественной самодеятельности, направленной в сторону самостоятельного развития нашей жизни в промышленном и образовательном отношении, например, в организациях новых обществ для производства продуктов, которыми до сих пор снабжала нас Германия. В то время как западные государства изобилуют научными и образовательными учреждениями для просвещения широких масс населения, у нас такие учреждения существуют преимущественно только в университетских городах.... Наступило время и для граждан Майкопа пробуждение самосознания ознаменовать каким-нибудь культурным актом..."10

Кавказское побережье заменит курорты французской Ривьеры

Пресса военных лет била тревогу по поводу недооценки в обществе рекреационного потенциала России. Отмечалось, что многие из тех, кто раньше тратил огромные деньги на германские курорты, на покупку заграничных лечебных вод, ни разу не были на курортах Крыма и Кавказа, что отечественные курортные местности нуждаются в благоустройстве и рекламе. В годы Первой мировой войны площадками такой рекламы стали новые журналы - "Целебные силы России", "Целебный Кавказ", "Русская Ривьера".

По инициативе Медицинского совета МВД в январе 1915 г. был проведен I Всероссийский съезд по улучшению отечественных лечебных местностей. В процессе работы съезда образовалось Всероссийское общество для развития и усовершенствования русских лечебных местностей. Практически сразу стали формироваться его дочерние организации в различных концах России.

В мае 1915 г. возникло "Кавказское общество содействия развитию лечебных мест". Членов общества командировали в различные районы Кавказа, где собирались подробные сведения обо всех имеющихся лечебных местностях11. Особое внимание уделялось Теберде, которую называли "русским Давосом". Было даже объявлено о начале постройки железнодорожной ветки Невинномысская - Теберда, однако строительство так и не развернулось.

Не подвергался сомнению тот факт, что российские курорты ввиду уникальности местных природных ресурсов после модернизации не будут ни в чем уступать заграничным. Вот фрагмент из брошюры, выдержавшей в 1915 г. два издания: "Можно с уверенностью сказать, что отечественные лечебные места с полным успехом могли бы заменить ряд курортов заграницы, если бы только они имели полное благоустройство. Так, например, Кавказское побережье Черного моря (особенно Сочи и Гагры) могло бы заменить курорты итальянской и французской Ривьеры, Анапа - Остенде и Берк; Нальчик, Теберда, Кисловодск - Давос и Арозу; Красная Поляна - Монтре, Ессентуки и Семигорский источник - Мариенбад, Франсенсбад и Виши, Кисловодск и Железноводск - Наугейм и Вильдунген; Мец, Пятигорск, Серноводск - Аахен и Экс-лебен и т.д."12

Курортные проекты разрабатывались на всех территориях Российской империи, включая северные. Санатории планировалось устроить на заброшенных соляных варницах Архангельской и Вологодской губерний и привлекать потенциальных посетителей чудодейственным воздействием купаний в соляных источниках13.

Курортное строительство и превращение тыловых территорий в госпитальную базу стало толчком к более активному, чем до войны, исследованию целебных вод и грязей. Специалисты в данной области были нарасхват. Адъюнкт-геолог Геологического комитета А.Н. Огильви в 1916 г. писал своему коллеге В.А. Обручеву (будущему академику и известному писателю-фантасту): "Вообще за последнее время приходится много разъезжать. Видимо, интерес к минеральным водам растет"14.

Первые итоги курортного строительства были своеобразно подведены в стихотворном фельетоне с серьезным названием "Улучшение отечественных курортов":

“...Но вот войну задумал черт, - Путь за границу стал неладен; Кавказский ожил наш курорт, - Забыты Карлсбад, Баден-Баден...

И тут все те, кому курорт  Не злой сосед, не злобный ворог, Теперь заводят здесь комфорт, Чтоб стал курорт "для сердца дорог"15.

Даешь России отечественные цветы

Революция и Гражданская война затормозили, но не свели на нет "импортозаместительные" инициативы времен Первой мировой войны. И большевики, и их противники продолжали курс на мобилизацию отечественных ресурсов. Свидетельство этого - деятельность в разгар гражданского противостояния таких организаций, как Институт исследования Сибири, Комиссия по изучению естественных производительных сил Крыма, Комитет по устройству Черноморского побережья. В их архивных фондах хранится множество ценных проектов. Например, рукопись 1919 г. "О промышленном цветоводстве на Черноморском побережье Кавказа" упоминавшегося выше А.А. Фишера фон Вальдгейма, бежавшего от революции в Сочи. Ученый прогнозировал большой спрос на цветы в России после наступления гражданского мира. Он указывал, что до революции цветы ввозили на 3 млн рублей в год главным образом из Ниццы и считал эту ситуацию ненормальной, учитывая потенциал "русской Ривьеры". Предлагался план разведения роз, гвоздик, хризантем, фиалок и других цветов на побережье от Туапсе до Гагр и большой экономии, таким образом, государственных ресурсов[16].

Быть может, настало время стряхнуть архивную пыль и внимательно вчитаться в бумаги столетней давности. Не исключено, что именно там найдутся ценные подсказки, которые помогут правильно расставить акценты сегодня.

1. Архив Российской Академии наук (АРАН). Ф. 1503. Оп. 1. Д. 32. Л. 1.  2. Колчинский Э.И. Первая мировая война и некоторые векторы трансформации науки в Германии и России // Наука, техника и общество России и Германии во время Первой мировой войны. СПб., 2007. С. 17.  3. Ферсман А. Организация исследования ископаемых богатств России // Природа. 1916. N 3. С. 383-384.  4. Кузнецов Н.И. Война и ботаника // Природа. 1916. N 1. С. 43-52.  5. Novgorotsev P.J., Odinetz D.M. Russian schools and universities in the World War. New Haven, 1929. P. 276.  6. Санкт-Петербургский филиал архива Российской Академии наук (СПФ АРАН). Ф. 854. Оп. 1. Д. 104. Л. 2-6.  7. СПФ АРАН. Ф. 1037. Оп. 1. Д. 50. Л. 102 об. 8. Комаров В.Л. Что сделано в России в 1915 г. по культуре лекарственных растений. Пг., 1916. С. 10.  9. Андрусов Н.И. Геологическое строение дна Керченского пролива // Известия РАН. VI серия. 1918. Вып. 12. N 1. С. 23-28.  10. Национальный архив Республики Адыгея. Ф. 1. Оп. 1. Д. 490. Л. 2.  11. Еремеева А.Н. Курортные проекты Кубанской области и Черноморской губернии военного времени (1914-1917 гг.) // Вопросы истории. 2016. N 1. С. 132-141.  12. Владикавказская железная дорога и лечебные места Кавказа. 2е изд. Пг., 1915. С. 8.  13. Трошина Т.И. Великая война и Северный край. Европейский Север России в годы Первой мировой войны. Архангельск, 2014. С. 168.  14. АРАН. Ф. 642. Оп. 4. Д. 785. Л. 2-3.  15. Чапруша. Улучшение отечественных курортов // Кубанская мысль. 1915. 6 нояб. С. 3.  16. Государственный архив Краснодарского края. Ф. Р-4. Оп. 1. Д. 27. Л. 1-2.

Поделитесь новостью одним нажатием:


Подпишитесь бесплатно на нашу ежедневную рассылку
самых свежих новостей России и мира
по нефтегазодобыче, сервису и машиностроению!
Нас читают тысячи руководителей по всему миру.