Каковы шансы у нефтехимии?

В конце июня BP заявила о выходе из нефтехимического бизнеса. Компания на протяжении долгого времени оставалась мировым лидером по производству терефталевой кислоты, сырья для производства полиэтилентерефталата, а также параксилола. Нефтехимические активы международной энергетической корпорации находились в США, Тринидаде и Тобаго, Великобритании, Бельгии, Китае, Индонезии, Малайзии, Южной Корее и на Тайване. BP владела долями в 14 предприятиях по выпуску ароматических соединений и производных уксусной кислоты, общей мощностью в 9,7 млн т по итогам прошлого года. В середине 2020 г. международная корпорация решила продать нефтехимические активы британской химической компании Ineos за 5 млрд долларов. Исключение сделано лишь для немецких нефтехимических активов, которые технологически интегрированы с НПЗ компании в Гельзенкирхене.

Тем временем российское Минэнерго связывает перспективы развития отечественной нефтянки именно с нефте- и газохимическими проектами. Эксперты Argus отмечают амбициозные цели «дорожной карты» развития нефтегазохимического комплекса России, представленной в прошлом году. Однако, по мнению аналитиков информационного агентства, их воплощение в реальность в современных условиях зависит от конкурентоспособных цен на сырье и развития внутреннего рынка.

По словам Валентина Котломина, руководитель направления — консалтинг, нефтегазохимия, СНГ, Argus, высокие темпы роста спроса на химическую продукцию в последние годы подогревали интерес российских нефтяных компаний к реализации крупных нефте- и газохимических проектов. Но значительные изменения, происходящие на рынках в текущем году, требуют от ВИНК оперативной реакции. Пандемия коронавируса нанесла серьезный урон в ряде областей применения нефтехимических продуктов, хотя и привела к существенному росту спроса на них в сегментах производства упаковки, медицинских товаров, в том числе применяемых для дезинфекции. 

В настоящее время производителям необходимо оптимизировать ассортимент продукции и операционные затраты, а также использовать возникающие возможности по получению господдержки. Тогда как в долгосрочной перспективе инвестиционные планы компаний должны быть обновлены с учетом «новой реальности», которая сформируется после окончания пандемии. По словам эксперта, для эффективной работы на экспортных рынках производителям необходимо создать партнерства с международными игроками и развивать трейдинговые компетенции, а также искать возможности для интеграции на внутреннем рынке, сотрудничая с крупными игроками из других отраслей (автомобилестроения, строительства).

По информации Argus, падение спроса в автомобильной и шинной отраслях в текущем году ведет к резкому падению производства каучуков. Pirelli планирует в 2020 г. снизить производство шин на 20%. Единственный растущий сегмент — латексные каучуки для производства медицинских изделий. Прогнозируется беспрецедентное падение цен на бутадиен — от 50% до 70% по сравнению с 2019 г. В апреле 2020 г. в Европе наблюдался такой переизбыток бутадиена, что производители предпочитали его не выделять. Из-за падения цен в первой половине года доходность производства полимеров снизилась на 5–10%.

Снижение цен на метанол также ожидается существенным — от 15% до 45% по сравнению с 2019 г. Российские производители уже столкнулись с падением спроса на него в стране и за рубежом. Несмотря на то, что в марте 2020 г. экспорт метанола из России достиг исторического рекорда в 215 тыс. т. В апреле текущего года зарубежные поставки снизились до 180 тыс. т. Тогда как российское потребление метанола в том же месяце рухнуло на 35%. Сейчас в стране с целью монетизации газовых ресурсов заявлены к реализации 15 крупных (мощностью более 500 тыс. т/г.) метанольных проектов. Хотя не все из них будут реализованы, Argus не исключает удвоения мощностей по производству метанола в России к 2025 г.

Мария Кутузова

СЛЕДУЮЩИЙ МАТЕРИАЛ РАЗДЕЛА "Downstream"