Рекордное падение: как пандемия ударила по рынку газа

Международное энергетическое агентство (МЭА) прогнозирует по итогам года рекордное падение спроса на газ. Впрочем, далее аналитики ожидают активного восстановления рынка — драйвером роста будут азиатские страны, тогда как в Европе газ начнут активно вытеснять возобновляемые источники энергии.

По итогам 2020 года падение спроса на газ может достигнуть рекордных 3%, прогнозирует Международное энергетическое агентство (МЭА). Однако, согласно ожиданиям аналитиков, он быстро восстановится и к 2030 году вырастет на 15% к уровню 2019 года, отмечается в ежегодном докладе World Energy Outlook.

«Ожидается, что в 2020 году спрос на природный газ сократится на 3%, что будет самым большим ежегодным падением спроса с тех пор, как газ стал одним из основных видов топлива в 1930-х годах», — указывают в агентстве.

По оценкам МЭА, газ оказался более устойчивым к пандемическому кризису, чем уголь и нефть, поэтому аналитики прогнозируют, что спрос на него вернется к росту и достигнет 4,6 трлн кубометров к 2030 году — это на 15% выше уровня 2019 года. В докладе уточняется, что увеличение спроса в первую очередь обеспечат страны с формирующимся рынком и развивающейся экономикой — 45% прироста придется только на Индию и Китай, однако эти темпы во многом будут зависеть от скорости восстановления стран после пандемии. Небольшой рост спроса аналитики ожидают и в США — его будут стимулировать низкие цены на газ, выгодные для перехода на него американской промышленности.

Примечательно, что в Европе МЭА прогнозирует снижение потребления газа. По мнению ассоциации, он никогда не вернется на уровень 2019 года — к 2030 году сокращение составит 8%. Такая динамика объясняется тем, что газ начнут вытеснять с рынка возобновляемые источники энергии.

По словам директора практики «Газ и химия» VYGON Consulting Дмитрия Акишина, последняя оценка — самая оптимистичная из тех, которые МЭА дало в этом году: в самом начале пандемии агентство ожидало 5%-го снижения спроса на газ в 2020 году, в середине года оценки были скорректированы до 4%. Сейчас речь уже о 3%. Из этого можно сделать вывод, что отрасль оказалась очень устойчива к пандемии COVID-19. При этом, по словам руководителя аналитического департамента AMarkets Артема Деева, 3% — это все еще очень много и существенно для мировой отрасли: предыдущее падение спроса на 2% в 2009 году было настоящим шоком для рынка. Эксперт по фондовому рынку «БКС Мир инвестиций» Константин Карпов также говорит о том, что для динамично растущего рынка 3% может оказаться довольно большим падением — для сравнения, в 2019 году на всю Африку пришлось порядка 3,8% мирового потребления газа.

«В среднем 1% роста или снижения цен на газ в среднем транслируется в 5-20% изменения цен на этот вид сырья. Оценка сравнительно изменчива в зависимости от ситуации вследствие сравнительно низкой ликвидности газового рынка», — говорит аналитик управления торговых операций на российском фондовом рынке «Фридом Финанс» Александр Осин.

Константин Карпов обращает внимание на то, что падение потребления могло быть и существеннее, если бы цены на топливо не упали к историческим минимумам. Летом на европейских хабах спот цена газа в моменте опускалась ниже $50 за тысячу кубометров, хотя еще 1,5-2 года назад цены находились на уровне $200-250 за тот же объем. Потребители воспользовались распродажей и постарались по максимум заполнить ПХГ и другие хранилища, указывает Карпов.

Рост на 15% в следующие 10 лет эксперты считают консервативным сценарием.

«Изменение мирового спроса на газ приблизительно соответствует изменению реального мирового ВВП — падению на 3%. Прогноз МЭА построен на базе ожиданий почти двукратного падения темпов прироста глобальной экономики — с 3-4% до порядка 1,5%. Однако такое сокращение не представляется естественным для глобальной экономики», — рассуждает Александр Осин.

При этом Дмитрий Акишин замечает, что МЭА справедливо называет азиатские страны основной точкой роста спроса на газ в мире в ближайшее десятилетие. Во многом это будет обусловлено ростом их экономик, появлением новых рынков сбыта, таких как, например, Бангладеш, благодаря развитию СПГ, а также экологическим повесткам этих стран.

Рост спроса может оказаться еще более значительным, если Китай, который недавно заявил о цели достичь углеродной нейтральности к 2060 году и чей пятилетний план развития ожидается в ближайшее время, сделает в нем ставку на более активное использование газа,

указывает эксперт.

Однако, по словам Артема Деева, ситуация по экспорту газа может измениться, поскольку КНР разрабатывает собственное недавно открытое гигантское месторождение — если КНР будет компенсировать внутренний спрос за счет своего производства, это ударит по рынку и сильно снизит цены.

Что будет с газом в России

Константин Карпов уверен, что рынок газа в РФ будет отставать от азиатских темпов по причине уже высокой базы использования ресурса, а также из-за относительно скромного роста экономики. В России доля газа в структуре потребления энергоносителей уже составляет более 50%. В Азии — чуть выше 10%. По оценкам «Газпрома», к 2025 году потребление газа в стране может вырасти на 4-5% к уровню 2018 года, и в «БКС Мир инвестиций» с этим прогнозом согласны.

Что касается источников энергии на ВИЭ, они остаются дороже газовой генерации, по крайней мере, с учетом внутренних российских цен на долгосрочном горизонте, говорит Карпов. Если иметь ввиду также расположение РФ и климатические особенности, скорее всего, превалирующим источником энергии в долгосрочной перспективе останется газ.

Артем Деев напоминает, что в России отрасль ВИЭ появилась совсем недавно: правительство утвердило рыночные стимулы для строительства «зеленых» электростанций только в 2013 году, причем всего для 5,4 ГВт.

К 2020 году было построено только 184 МВт ветряных электростанций и 1,4 ГВт солнечных электростанций — то есть меньше 1% мощности всей энергосистемы страны. Поэтому в перспективе 10-15 лет в России будут доминировать традиционные виды генерации: более 60% — за счет тепловых электростанций на угле и газе, 20% будут давать АЭС, порядка 12% — ГЭС, считает эксперт.

О том, что существенного изменения газопотребления в ближайшие 10 лет в России ожидать не приходится, говорит и Дмитрий Акишин. По его оценке, в электроэнергетике — ключевом потребителе газа — рост спроса будет практически полностью скомпенсирован модернизацией ТЭС и развитием ВИЭ. Газопотребление в этом секторе может снизиться, но среднегодовая динамика роста или падения вряд ли превысит 0,5%. При этом эксперт уверен, что единственным существенным драйвером роста спроса на газ в РФ является нефтегазохимия. Новые нефтегазохимические проекты к 2030 году могут потреблять ежегодно 30-40 млрд кубометров газа, однако из-за высокой капиталоемкости и рыночных неопределенностей их реализация рискованна, предупреждает Акишин.

  • Автор: Ирина Власова
СЛЕДУЮЩИЙ МАТЕРИАЛ РАЗДЕЛА "Рынки"