Трейдеры подготовились к отрицательным ценам на нефть

На фоне новых антиковидных ограничений по всему миру нефть снова начала падать в цене, и в четверг, 29 октября, цена на фьючерс Brent снижалась до $37,4 – это минимум с начала июня. «Газета.Ru» разбиралась, что происходит на нефтяном рынке и как инвесторы готовятся к новым антирекордам черного золота.

Начиная с понедельника, 2 ноября, Мосбиржа запустит механизм торговли нефтяными фьючерсами Brent при отрицательных ценах. В ее релизе указано, что сделать это удалось после доработки IT-систем ряда участников торгов, а в целом торговать нефтью при отрицательных ценах можно было с июля, когда аналогичный механизм ввели для фьючерсов на природный газ и американскую нефть WTI.

В пятницу цена Brent на бирже ICE опускалась до $37,4 за баррель — минимального значения с июня этого года. Стоимость WTI на NYMEX снизилась до $35,36 за баррель.

Вводить такие механизмы Мосбирже пришлось после апрельского нефтяного обвала, когда за день до исполнения фьючерсов по WTI их цена на Нью-Йоркской товарной бирже (NYMEX) упала до минус $37,63 за «бочку». В то же время Мосбиржа перестала принимать заявки ниже $8,84 за баррель, а на следующий день вообще не стала проводить торги и провела расчеты по минусовой цене на NYMEX, объяснив случившееся тем, что ее системы просто не умеют работать с минусовыми ценами.

Как оценивали тогда различные брокеры, российские инвесторы тогда потеряли около 1 млрд рублей — они просто не могли распоряжаться своими фьючерсами, в том числе, принудительно закрывать свои позиции.

Позже пострадавшие от обвала на нефтяном рынке российские инвесторы подали к Московской бирже коллективный иск на 1 млрд рублей. Об этом сообщила юридическая компания Milton Legal, которая представляет их интересы. Иск рассмотрит Арбитражный суд Москвы.

Введение новых инструментов Мосбиржей было сделано именно по мотивам апрельских событий, но это не означает, что цены обязательно уйдут в отрицательную зону в очередной раз, отметил в беседе с «Газетой.Ru» руководитель департамента интернет-брокер «БКС Мир инвестиций» Игорь Пимонов.

Старший аналитик компании Виталий Громадин объяснил, что в отличие от американской WTI фьючерсы на Brent предполагают денежные расчеты, а не физическую поставку. Соответственно

при экстремальных условиях повторения резкого падения спроса из-за вводимых карантинов спекулятивно купившим фьючерсы инвесторам не придется выбирать: искать возможность законтрактовать объемы в хранилищах (что скорей всего, дорого им обойдется) или платить за то, чтобы продать нефть тем, у кого уже есть место в хранилищах.

При этом эксперт отметил, что очередное падение нефтяных котировок все же возможно.

«В Северном море также проще ситуация со сбытом, так как всегда можно законтрактовать танкер. В штате Оклахома, куда поставляется WTI, такой возможности соответственно нет, так как надо еще доставить нефть до побережья, – рассуждает аналитик. – Правда, весной стоимость танкеров резко выросла. Так что спотовые цены на Brent торговались с большим дисконтом к фьючерсу, ближе к уровню в $10 за баррель. Поэтому теоретически все же можно представить ситуацию, когда физический рынок утянет фьючерсы вниз».

Ситуация неоднозначная

Нынешнее падение нефтяных котировок происходит из-за общерыночной паники, вызванной ожиданием усиления пандемических ограничительных мер и новых полноценных локдаунов, отметил в разговоре с «Газетой.Ru» заместитель генерального директора Института национальной энергетики Александр Фролов.

«Многие страны уже начали усиливать карантинные меры, например – Германия и Франция, и ситуация на нефтяном рынке будет ухудшаться, если все больше ключевых мировых потребителей нефти будут вводить новые ограничения»,

– сказал эксперт.

При этом Александр Фролов отметил, что на данный момент резкого сокращения потребления энергоресурсов, как это было весной, не наблюдается, что в целом дает некоторый повод для более оптимистичных оценок по поводу будущего нефтяного рынка. Но с этим мнением согласны не все эксперты.

«Сейчас рынок опять находится в состоянии неопределенности – большинство европейских стран ужесточают ограничения, и из-за второй волны пандемии потребление нефтепродуктов опять начинает сокращаться», – прогнозирует председатель совета директоров «Петербургского нефтяного терминала» Михаил Скигин.

Фундаментальные риски все же остаются. По мнению Александра Фролова, по всему миру до сих пор наблюдается переизбыток нераспроданных запасов нефти. В первом полугодии этот объем доходил до 1,5 млрд баррелей, и хотя частично он был распродан, значительные объемы до сих пор находятся в нефтехранилищах. По словам эксперта, этот фактор пока еще не сказывается на ценах.

Но если спрос по всему миру начнет резко падать, а добыча быстро не снизится, может повториться та же история, что и в середине года – когда нефтяные танкеры использовались не для транспортировки нефти, а для ее хранения – ведь сливать ее было попросту некуда.

Как себя будут вести главные нефтедобывающие страны мира, если спрос снова обрушится – вопрос сложный, но Александр Фролов в беседе с «Газетой.Ru» отметил, что

для введения каких-то новых ограничений по нефтедобыче цена на нефть должна не просто упасть – само это падение должно обрести явный долгосрочный характер.

Впрочем, эксперт уверен, что крупнейший нефтяной картель ОПЕК+ сможет договориться ради достижения всеобщих интересов, как это было весной. И если в ближайшее время станет известно о внеочередной встрече представителей стран-участниц организации, это будет означать, что в ней действительно увидели какие-то серьезные риски для рынка нефти и нефтепродуктов.

«Но я бы предположил, что если нынешняя динамика на рынках сохранится, возвращения к старым жестким квотам не случится. По крайней мере на данный момент этого ничто не предвещает», – подытожил Александр Фролов.

  • Автор: Александр Лесных
СЛЕДУЮЩИЙ МАТЕРИАЛ РАЗДЕЛА "Рынки"