«Всем заправляет тройка Прохоров – Кузнецов – Хлопонин». В Красноярске будут добывать сырье для электромобилей

Добыча и производство меди будет впечатляющим в проекте Интергео

На днях в федеральное правительство от компании «Интергео» поступила заявка на господдержку в размере 60 миллиардов рублей. Бизнес-структура, принадлежащая олигарху Михаилу Прохорову, намерена заняться разработкой Кингашского месторождения с запасами меди и никеля в Красноярском крае. По мнению экспертов, проект может повысить инвестиционную привлекательность регионов «Енисейской Сибири». Тем не менее частный капитал может столкнуться с определенными сложностями.

«Меры обоснованны»

В настоящее время в Минпромторге идет обсуждение поступившей заявки от Михаила Прохорова. Бизнесмен хочет получить целевую господдержку в размере 60 иллиардов рублей на строительство автодорог и линий электропередачи на участке Кингашского месторождения и соседнего Ак-Сугского месторождения. Этот объединенный проект в Корпорации развития Енисейской Сибири, который предложил губернатор Красноярского края Александр Усс, вызывает большую заинтересованность. Генеральный директор корпорации Сергей Ладыженко в официальном комментарии для «ФедералПресс» отметил, что «проект освоения месторождений на востоке Красноярского края и северо-востоке Тывы – уникальный по ряду параметров: по своим масштабам, объемам инфраструктурных вложений, потребности в кадрах и налоговым поступлениям в бюджеты разного уровня».

Отдача от освоения Кингашского и Ак-Сугского месторождений будет значительной. По оценкам специалистов «Енисейской Сибири», поступления в региональные бюджеты Красноярского края, Республики Тыва и Хакасии достигнут 300 млрд рублей.

«Один только Красноярский край до 2030 года получит более 30 млрд рублей. Это значит, что в ближайшие 10 лет существенный объем доходов регионального бюджета может быть направлен, например, на строительство 30 современных школ по территориям края. Потребность в кадрах, по предварительной оценке, составляет более 4 тысяч рабочих мест. Мы считаем, что те меры государственной поддержки по строительству инфраструктуры, которые сегодня запрошены для запуска проекта, имеют все основания быть выделенными из бюджета», – пояснил Ладыженко.

При этом в комментарии было упомянуто, что приведенные расчеты «не учитывали ряд очень важных эффектов, благодаря которым уровень социально-экономического развития значительно увеличится».

«Имеем в виду включение в цепочки поставок местных поставщиков и подрядчиков, рост доходов жителей регионов, вложения в социальные объекты со стороны инвестора, а также появление пула новых инвестиционных инициатив на базе созданной инфраструктуры», – подытожил гендиректор Корпорации развития Енисейской Сибири.

Шесть лет в спячке

История освоения Кингашского месторождения длится уже почти десять лет. Ранее Кингашская горно-металлургическая компания, занимавшаяся разведкой и разработкой месторождения, принадлежала «Норильскому никелю». В 2010 году состоялся «развод» совладельцев компании Михаила Прохорова и Владимира Потанина. После раздела активов Кингашская ГМК досталась Прохорову – официально она была куплена группой ОНЭКСИМ у «Норильского никеля».

Впервые публично о разработке Кингашского месторождения заговорили в 2012 году. Губернатором Красноярского края тогда был Лев Кузнецов, до этого он был замгубернатора при Александре Хлопонине. В печати появились цифры оценки запасов месторождения – 5,5 млн тонн никеля и 2,3 млн тонн меди. Было объявлено, что освоение начнется в 2019 году, а выход на проектную мощность произойдет спустя два года. Планировалось строительство горно-обогатительного комплекса для добычи руды открытым способом на трех карьерах, а также строительство обогатительной фабрики. Проект был частью инвестпроекта по созданию Ангаро-Енисейского промышленного кластера на основе ГЧП.

Уже тогда говорилось, что в районе месторождения нет необходимой инфраструктуры – линии электропередачи и автодороги. Построить их должны были за счет государства. В общей сложности на эти цели из госбюджета просили 15 млрд рублей, а не 60, как сегодня. Была подготовлена заявка от имени руководства региона в федеральный Инвестиционный фонд. Также было объявлено, что в Зеленогорске планируется построить металлургический комбинат для переработки металлов, добываемых на Кингашском месторождении. После этого разразились скандалы.

Сначала выяснилось, что комбинат, может, и не будет построен. Затем стало известно, что некая общественная организация якобы написала жалобу в Росприроднадзор. По мнению граждан, недостаточно быстрый ход работ мог «негативно сказаться не только на экологической обстановке в данном районе, но и на инвестиционном климате региона». Впрочем, совместная проверка Росприроднадзора и прокуратуры никаких нарушений не обнаружила, на Кингашском месторождении все в порядке, геологические изыскания идут своим ходом, и Михаил Прохоров о потере лицензии может больше не переживать. В таком вялотекущем режиме проект был до июля 2019 года.

Расчет на E-мобиль

Красноярский политолог Александр Чернявский, комментируя проект разработки Кингашского месторождения, заметил, что «вполне естественно возвращение к этой теме».

«Эти месторождения довольно уникальные. И в этом плане больших денег могут принести своим владельцам. С политической точки зрения то, что предлагается, краю выгодно. Если удастся федеральные инвестиции подтащить за счет бюджета – это даст импульс развитию восточных районов региона», – пояснил политолог.

В инвестиционной компании ФИНАМ тоже отметили значимость проекта. «Ресурсная база Кингашского месторождения содержит 2,4 миллиона тонн никеля и 1,1 миллиона тонн меди. Ак-Сугское – 5,1 миллиона тонн меди. Много это или мало? Для сравнения: мировые запасы никеля оцениваются примерно в 200 млн тонн, в том числе около 70 млн тонн в России. Доля этого кластера составляет около 3 % российских и около 1 % мировых запасов никеля. Мировая база запасов меди составляет более 600 млн тонн, около 100 млн тонн в России. Соответственно долю этих месторождений можно оценить примерно в 6,2 % российских и около 1 % мировых запасов меди», – анализировал ситуацию специалист компании Алексей Калачев.

Говоря о перспективах развития проекта, в ФИНАМ указали на важный, на их взгляд, момент – добыча «батарейных металлов», к которым относят никель и медь. «Формулировка «батарейные металлы», видимо, предполагает, что расчет строится на росте спроса на эти металлы в связи с развитием электромобилей и ростом производства аккумуляторных батарей», – объяснил эксперт.

Не будет проблем у «Интергео» и с экспортом добытых металлов. Вячеслав Абрамов из «БКС Брокер» на основе имеющейся информации предположил, что покупателями меди и никеля будут Белоруссия, Азербайджан, Армения, Казахстан. Зайти на другие рынки будет проблематично из-за гегемонии Индонезии – в этой азиатской стране содержатся основные мировые запасы никеля и меди.

«Самые крупные подтвержденные запасы меди зафиксированы в Чили – примерно 140 млн тонн. Там находится почти 20 % мирового запаса. Помимо этих стран, меди много в Польше, Индонезии, Иране, Австралии. В каждом из этих государств, по оценкам специалистов, имеется около 10 млн тонн. Относительно общемировых запасов Кингашское месторождение не кажется таким большим. Однако это не отменяет его значимость», – добавил Абрамов.

«Связи, конечно, остались»

Другой важный аспект – политический. Недолгий поход Михаила Прохорова в политику и попытки создать свою платформу с последующими выборами в президенты РФ могут восприниматься по-разному. Директор Центра развития региональной политики Илья Гращенков согласен, что политический опыт Прохорова используют против него. «На прохоровские структуры нацелены многие крупные игроки», – пояснил политолог.

Вместе с этим Гращенков заявил, что позиции Прохорова за последний год «стабилизировались».

«Прохоров по-прежнему один из эффективных бизнесменов, которые не только просят, но и пополняют бюджет – федеральный и региональные. Поэтому доверие к его структурам есть, их не ассоциируют с его политическими активностями. Уйдя из политики, сам олигарх сосредоточился на экспансии угольных месторождений Сибири. Интересы его компаний простираются от Тувы до Таймыра, а освоение их без господдержки было бы убыточно. Известно, что в структурах Прохорова работают бывшие красноярские руководители – Хлопонин и Кузнецов, которые и выступают лоббистами по углю», – развил мысль эксперт.

О том, что Михаила Прохорова стоит воспринимать только в связке с бывшими красноярскими «эксами», упомянул и Александр Чернявский. Причина – во все же снизившемся влиянии олигарха.

«Связи, безусловно, какие-то остались, но, думаю, если сравнивать влияние Прохорова с Олегом Дерипаской или Потаниным, он будет немного пониже. Главные позиции были, конечно, когда он работал здесь с Хлопониным и Кузнецовым, с которыми у него были личные связи. Поэтому всем делом заправляет не просто Прохоров, а Прохоров – Хлопонин – Кузнецов. Я бы именно в разрезе этой тройки говорил на эту тему», – заключил Чернявский.

Фото: ФедералПресс / Кирилл Бабушкин.

  • Автор: Сергей Спицын, Дмитрий Никитинский
СЛЕДУЮЩИЙ МАТЕРИАЛ РАЗДЕЛА "ВИЭ"