ОБЪЕДИНЕНИЕ ЛИДЕРОВ НЕФТЕГАЗОВОГО СЕРВИСА И МАШИНОСТРОЕНИЯ РОССИИ
USD 70,86 -0,11
EUR 82,50 -0,19
Brent 0.00/0.00WTI 0.00/0.00

Загнали в уголь: самое «грязное» топливо оказалось в дефиците

Цены на ископаемое сырье достигли исторических максимумов, что позволит неплохо заработать России

Мировые цены на уголь в последнюю декаду сентября продолжили устанавливать рекорды, преодолев на сей раз отметку в $200 за т энергетического угля. Причиной стал более широкий энергокризис в мире, когда предложение на рынке оказалось неадекватно скорости восстановления экономики от вызванной эпидемией рецессии. Хотя уголь поспешили сбросить со счетов из-за усилий по декарбонизации мировой экономики, эксперты считают, что в ближайшее десятилетие уголь по-прежнему будет востребован, а цены на него, хотя и отступят с рекордных отметок, останутся выше докризисных. Подробности — в материале «Известий».

Когда в марте 2020 года цены на энергетический уголь упали до минимума с начала XXI века — $35–40 за т, это как будто подтверждало тезисы оптимистов «зеленой» энергетики: уголь как самое грязное топливо уходит в прошлое. Благо, что еще в 2019 году, до кризиса, спрос на него снизился на 1,8%. В 2020-м падение закономерно продолжилось, составив 4%. Учитывая заметное увеличение в этот период генерации из возобновляемых источников и принятие разнообразных «зеленых курсов», основания у специалистов Международного энергетического агентства делать такие прогнозы были. Долгосрочные тренды тоже были на их стороне: за последние полвека доля угля в мировой электрогенерации снизилась с 50% до 30%, так что можно было ожидать, что вслед за относительными начнут падать и абсолютные результаты.

Реальность 2021 года оказалась несколько иной. С начала апреля цены на уголь начали расти почти без остановки и менее чем за полгода выросли более чем на 300%. Все рекорды остались далеко позади: на предыдущем пике в 2011 году цены выросли только до $130–140. Даже с поправкой на инфляцию эти показатели выглядят весьма скромно.

Что произошло? Объективное желание многих стран избавиться от угольной генерации электроэнергии сохранилось, но столкнулось с невозможностью найти заменитель. Падение спроса на уголь в 2019 году происходило на фоне крайней дешевизны природного газа, который обеспечивает наилучший транзит к «безуглеродной» экономике. В этом году газ стал существенно дороже даже весной, что уж говорить про беспрецедентный скачок летом и осенью.

Параллельно во многих странах (например, европейских) возобновляемые источники показали себя хуже ожидаемого из-за безветренной погоды. Холодная по меркам последних лет зима опустошила запасы энергоносителей, а эпидемия и слабые ожидания по поводу спроса привели к сокращению планов по добыче. А вот восстановление экономики неожиданно для всех оказалось весьма резвым, особенно в США и Азиатском регионе, и спрос на энергию превзошел все расчеты. Такая комбинация факторов преодолела все негативные тенденции и вызвала хаос на рынке энергоносителей, где «грязный» уголь практически не отстал от «чистого» газа.

Особенно жесткая ситуация сложилась в Китае, где помимо общемировых проблем обнаружились и сугубо местные. Во многом власти КНР сами разогнали дефицит и цены. Во-первых, еще в прошлом году они объявили бойкот поставкам угля из Австралии, а во-вторых, установили в некоторых регионах более жесткие стандарты по выбросам CO2 и других продуктов угольной энергетики и угледобычи. Хотя около 90% угля страна добывает сама, поставки остаются жизненно важными. Руководители китайских провинций уже объявляют о желании закупать дополнительный уголь в любых странах, чтобы предотвратить отключения электроэнергии, а правительство страны рассматривает повышение оптовых цен для снижения дефицита.

Между тем Китай со своим огромным внутренним рынком неизбежно влияет на другие государства, так что недостаток угля в обозримом будущем может стать реальностью повсеместно.

Таким образом, экономика угля демонстрирует хорошие результаты и говорить о ее скорой смерти явно преждевременно. По словам эксперта по фондовому рынку «БКС Мир инвестиций» Дмитрия Пучкарева, речь об «отыгранности» угольной отрасли в свете энергетического перехода можно вести лишь на очень долгосрочном горизонте.

— Это не вопрос ближайшего десятилетия, так как мир просто может не успеть перестроиться на «зеленый» лад. Сейчас мы наблюдаем, как потребителям, заинтересованным в более экологичном топливе, не хватает предложения ресурсов. На фоне роста цен на газ экологическая повестка становится слишком дорогой, заставляя возвращаться к углю.

Он добавил, что текущие пиковые цены на уголь в Китае, вероятней всего, носят временный характер из-за совокупности сложившихся обстоятельств, но по мере стабилизации ситуации можно ожидать коррекции в стоимости угля. Тем не менее цены всё равно будут превышать докризисные показатели.

Как отметил младший директор по корпоративным рейтингам «Эксперт РА» Игорь Чернов, традиционные источники энергии будут еще долго сохранять свою актуальность.

— Энергетический переход — это долго, дорого и неэффективно. А в условиях накачки денег в мировую экономику, недостаточных темпов восстановления предложения и сбоев в цепочках поставок это приводит к таким взлетам цен. Да, наверно, угольная отрасль, как самая «грязная», в долгосрочной перспективе (20+ лет) не является привлекательной. Но в среднесрочной перспективе пока рано ее хоронить.

Чернов считает, что пока на рынке есть ожидания, отраженные в форвардных контрактах, что взлет цен продлится около полутора лет и к середине 2023 года цены вернутся к уровням около $100 за т энергетического угля, что заметно выше показателей 2019–2020 годов.

— Если и ожидать отхода от этой рыночной оценки, то только к более долгосрочному сохранению повышенных цен. Это также подтверждается смещением высоких фьючерсных цен в более отдаленную перспективу на фоне продолжающегося роста текущих котировок.

— Быстрый рост энергопотребления в развивающихся странах ЮВА будет еще несколько лет, если не десятилетий, способствовать поддержанию мирового спроса на уголь, — отметил аналитик ГК «Финам» Алексей Калачев. — Хотя и здесь принимаются свои планы по достижению углеродной нейтральности, выводятся из эксплуатации устаревшие энергоемкие мощности и будет снижаться доля угля в энергобалансе, тем не менее объемы потребления угля в натуральных величинах продолжат расти.

Для России это дополнительная возможность заработать. Удивительно, но, несмотря на снижение значимости угольной отрасли в генерации электроэнергии в мире, экспорт угля из нашей страны практически беспрерывно растет в натуральном да и ценовом выражении на протяжении последних 15 лет. В 2020 году Россия вывезла 199 млн т угля, что на 30 млн т больше показателя совсем недавнего 2016 года. Такой уровень экспорта во многом обеспечен очень низкой долей угля в энергобалансе страны (12%) — соответственно энергетическим углям идти некуда, кроме как на экспорт. Учитывая нынешние цены и объемы поставок, он может приносить в страну до $25–30 млрд в год, что примерно равно всего аграрному экспорту.

— Угольщики в России голосуют рублем за развитие своей отрасли: по данным статистики, инвестиции в основной капитал компаний угольной отрасли выросли с 83 млрд рублей в 2014 году до 208 млрд рублей в 2019 году, — констатировал Игорь Чернов. — В 2020 году была заметная просадка до 152 млрд рублей, но конъюнктура в 2021 году, скорее всего, приведет к заметному росту инвестиций в этом году.

Тем не менее он отметил, что наращивать свои инвестиции в угольные активы есть смысл только в разрезы с низкими затратами, высоким качеством угля и близостью к конечным покупателям или экспортным рынкам.

Дополнительная информация

Идет загрузка следующего нового материала

Это был последний самый новый материал в разделе "ВИЭ"

Материалов нет

Наверх