За вами следят: как в мире работают системы распознавания лиц

Москва вошла в топ-20 самых «просматриваемых» с помощью камер городов мира. При этом почти половину рейтинга занимают китайские города, где, чтобы поймать преступника, находящегося в розыске, у сотрудников правоохранительных органов уходит всего 7 минут. Речь идет о работе компьютерного зрения и систем распознавания лиц, которые китайское правительство использует практически для тотального контроля граждан. Люди даже не могут выбросить мусор, не показав свое лицо камере. В то же время другие страны стремятся применить китайский опыт в своих городах. Логично, что у многих это вызывает протест. «Хайтек» объясняет, в чем суть технологии распознавания лиц, как она повлияет на нас и что значит для современного человека перспектива быть под надзором везде и всегда.

Массовая и повсеместная слежка

Первые системы видеонаблюдения (CCTV-камеры) начали появляться еще в третьей четверти XX века: тогда это были простые «связки» из нескольких камер, за изображениями с которых следил оператор. Формальная новизна технологии не меняла подход по сути, а лишь позволяла сэкономить на охране. Если упрощать, то такая схема — гипертрофированный аналог дверного глазка.

Современные же системы опираются на искусственный интеллект и позволяют исключить человеческий фактор: это и открывает простор для работы с огромными объемами информации, что недоступно человеку. Речь идет как о 2D- или 3D-распознавании (последнее — более надежный, но не такой распространенный вариант), так и о Facial analytics — анализе черт лица с определением возраста, пола, эмоционального состояния и прочих параметров.

И если Facial analytics находит применение скорее в бизнесе или индустрии развлечений, то «простое» распознавание интересует в первую очередь окологосударственных игроков: Министерство внутренних дел, а также прочие ведомства или структуры, занимающиеся вопросами безопасности, инфраструктуры или развития общества. Это связано с масштабом, которого позволяют достичь камеры: такие системы не просто способны «узнать» гражданина, сравнив его с общей базой (в конце концов, знакомых в толпе узнает и человек), но делать это массово, постоянно и повсеместно — в силу того факта, что каждая камера выступает элементом гигантской сети, данные из нее поступают в единый центр, за результатами работы которого и выстраивается очередь.

«Безусловно, основное и главное предназначение камер с такой функцией — помощь в поиске и поимке правонарушителей. С помощью технологии власти смогут собирать детальную и очень точную информацию о количестве людей, их демографических признаках, зависимости трафика от времени суток или погоды. Big data будет полезна бизнесу для формирования качественных продуктов и сервисов. В конечном итоге такой подход может позитивно повлиять на экономику города», — отмечает Виталий Виноградов, менеджер по продуктам сервиса облачного видеонаблюдения и видеоаналитики Ivideon.

Большой китайский брат

По прогнозам Mordorintelligence, рынок распознавания лиц уже достиг порядка $5 млрд и удвоится к 2025 году. Лидерство в этом направлении удерживают США и КНР. Именно китайцы активнее всех на планете внедряют технологию распознавания лиц, которая пользуется поддержкой со стороны властей. Как отмечают эксперты, китайские мегаполисы — самые «просматриваемые» в мире, а в этом году на каждых двух граждан страны будет приходиться одна камера видеонаблюдения.

База данных на каждого гражданина настолько обширна, что торговые точки в городах страны начинают переходить на оплату с помощью лица, а местные власти с помощью технологии распознавания даже поощряют ответственное отношение к бытовым отходам: например, прежде чем выкинуть банку от напитка, придется улыбнуться камере в мусорном баке. Не получится и перейти дорогу в неположенном месте, оставшись незамеченным. Не говоря уже о том, что камеры позволяют властям страны опознавать нарушителей, находящихся в розыске. Но не всё так просто: во-первых, пока надежность систем не достигла необходимого уровня, а во-вторых, вопрос наблюдения всё чаще становится поводом для обсуждения в среде политиков.

«В Китае нужно всего семь минут, чтобы задержать человека, занесенного в базу данных опасных лиц, но речь идет об идеальных для камеры условиях. Любую камеру можно легко обмануть, закрывшись маской, шарфом или шапкой, да даже просто ладонью. Также есть риск, что если коммерческим структурам запретят массово использовать камеры с функцией распознавания лиц, то технология останется только для государства и силовых ведомств», — отмечает основатель разрабатывающей ИТ-решения для бизнеса группы компаний «Структура» Илья Гамбашидзе.

Он добавил, что если любой идентификатор, будь то номер карты или телефон, можно поменять и заблокировать в случае кражи, то биометрические данные практически неизменны. По словам Гамбашидзе, это означает, что риски при утрате этой информации и ее попадания в неблагонадежные руки существенно выше.

Нельзя не отметить и роль камер наблюдения в борьбе с распространением опасных заболеваний. Это наглядно показывает пример со вспышкой коронавирусной инфекции COVID-19, для сдерживания и контроля которого власти КНР по полной вооружились современными технологиями. Камеры позволяют не только обнаружить тех, кто не носит защитные маски, но и выявлять людей, демонстрирующих симптомы заболевания. Например, находить в людском потоке в аэропортах и местах массового скопления людей. Но любое массовое наблюдение за гражданами имеет свою цену.

Именно пример КНР в контексте камер наиболее показателен еще и потому, что здесь наглядно видны все аспекты внедрения технологии, хотя и по ту сторону Великой Китайской стены голоса против распознавания звучат громче.

«Массовое распознавание лиц под запретом в Сан-Франциско, Китай подвергается обвинениям в преследовании национальных меньшинств с помощью умных камер, в России в судебном порядке требовали признать распознавание лиц вне закона. Риторика противников технологии сводится к факторам слежки и вторжения в личное пространство, высказывались даже предложения признать неприкосновенность биометрических данных с последующим запретом из применения», — считает член Ассоциации юристов России специалист по правовому урегулированию Алёна Животова.

Другая сторона, по ее словам, указывает на плюсы технологии в обеспечении безопасности. Как отмечает Животова, общество находится в диалоге и людям, очевидно, только предстоит выработать компромиссный подход к этому вопросу.

Пока что с юридической стороны распознавание лиц не вызывает вопросов, но, как часто бывает с новыми технологиями, они входят в нашу жизнь раньше, чем человек успевает взяться за их регулирование. Последнее становится всё актуальнее для большинства стран, и Россия не исключение.

Просмотреть всю Москву

Россия, а точнее, Москва — один из лидеров по внедрению технологии распознавания лиц. Конечно, до показателей Китая и США нам пока далеко, но процесс внедрения идет активно.

По данным Сomparitech, столица России занимает 18-е место в мире по числу камер наблюдения, обгоняя Берлин и Дели. На 1 тыс. населения Москвы приходится порядка 12 видеоустройств. В топ-50 «самых просматриваемых» вошел также Санкт-Петербург, на каждую тысячу жителей которого насчитывается около 5,5 камер. Для сравнения, первое место в списке занимает китайский мегаполис Чунцин, на каждую тысячу жителей которого приходится 168 «глаз».

Но ситуация в России активно меняется: число простых камер и тех, что способны «узнавать» людей, неуклонно растет. Так, в 2020 году в Москве начала работу система из 105 тыс. камер с технологией распознавания. Система, как и положено, в режиме реального времени работает над выявлением находящихся в розыске лиц и уже принесла первые плоды: только за период новогодних праздников были задержаны более 30 человек. Кроме того, как говорил мэр города Сергей Собянин, с 1 сентября 2020 года камеры с распознаванием в полную силу начнут работать и в московском метрополитене.

Действующее законодательство формально позволяет размещать системы видеонаблюдения, в том числе с возможностью распознавания лиц, успешное внедрение технологии не оставляет шансов спорить с ее эффективностью. Тем не менее, поднятые ранее в других странах вопросы касательно прав и свобод стали звучать и в нашей стране.

Да, в ноябре 2019 года суд не посчитал вмешательством в частную жизнь технологию распознавания и отказал в удовлетворении иска правозащитнице Алене Поповой. Но вопрос пока нельзя считать решенным.

«Дискуссия о допустимости и законности установки камер имеет еще несколько измерений. Во-первых, происходит запись и накопление не просто статических персональных данных, а формируются базы синтетических данных, позволяющих получить представления о маршрутах вашего передвижения, местах встреч, круге знакомых. Во-вторых, вызывает озабоченность не только факт работы таких камер, но и существующие регламенты доступа к записываемой информации, а точнее, полное отсутствие общественного контроля как за процедурой их принятия, так и за практикой их применения», — отмечает кандидат юридических наук, сооснователь Moscow Digital School Борис Едидин.

Он добавил, что, с одной стороны, отсутствуют технические решения, которые могут исключить возможные утечки, а с другой — на данный момент нет «адекватной системы привлечения к ответственности» за незаконное использование данных.

Никакой личной жизни

Цифровизация — термин, применимый не только к экономике, но и к социальной, а также политической жизни. Пока правительства по всему миру думают, как бороться с дипфейками, избежать утечек персональных данных и при этом выйти на новый уровень обеспечения безопасности, технологии сами и по объективным причинам находят свой путь «в люди», а точнее, к их данным.

Технология распознавания лиц — один из ярчайших примеров этого процесса. Да, мы не имеем ничего против, когда речь идет об «узнающих» нас телефонах, но вывод технологии на массовый уровень, как показывает практика, несет дополнительные вопросы как для общества, так и для политиков.

Необходимость обеспечения безопасности и оптимизации комплекса мер по ее поддержанию — задача, стоящая перед любым государством, которые, судя по нынешнему положению дел, не видят альтернативы. Другой вопрос, что диалог относительно камер с распознаванием только начался, и мяч на стороне гражданского и профессионального сообщества. Какие инициативы будут предложены и каким будет мир через год, два или десять лет, зависит от совместной работы и диалога, который должны вести все заинтересованные стороны.

  • Автор: Роман Босиков
СЛЕДУЮЩИЙ МАТЕРИАЛ РАЗДЕЛА "IT"