История России в станках: как будет выглядеть новый промышленный музей в Туле

Корпорация «Ростех» не только собирает русский хай-тек из заграничных компонентов, но еще запускает в Туле Музей станкостроения — такой же амбициозный проект, как «Ельцин-центр» в Екатеринбурге.
Как придумали этот музей

О тульском заводе «Октава» вы могли слышать в связи с успешным предприятием бывшего сотрудника компании Mars Павла Баздырева и солиста группы Brazzaville Дэвида Брауна, которые после визита на завод вдохновились его историей и начали производить собственные микрофоны «Союз». Они выглядят как объект из музея советского дизайна, продаются по всему миру — и среди их фанатов, например, продюсер Найджел Голдрич.

Фабрика «Октава», производившая в советские времена микрофоны, ставшие стандартом качества звукозаписи, находится в ведомстве корпорации «Ростех», как и многие промышленные производства Тулы, — это все-таки оружейная столица страны. Половина завода фактически простаивала: новому высокоточному производству оказалось не нужно столько площадей, сколько занимали старые станки, и в центре города образовались полузаброшенные фабричные корпуса.

В разработке сценария джентрификации «Октавы» учитывали также потребность «Ростеха» в площадке под различные мероприятия — конференции и презентации. А дальше включился ход мыслей, привычный в поиске урбанистических решений. Тульская молодежь не хочет работать на заводах, это не круто, и ничего ее в городе не держит. Здесь остро не хватает общественных пространств и нет точек интереса, зато в центре имеется пустующая электротехническая фабрика.

Стали думать о проекте творческого кластера и музея техники, который смог бы прославить «Октаву» сильнее, чем винтажные микрофоны. Плюс сформулировать тульскую идентичность как города с выдающейся индустриальной историей. Нашелся инвестор — Михаил Шелков, участник списка Forbes и зампред совета директоров компании «ВСМПО-Ависма», крупнейшего в мире производителя титана, который также входит в ростеховский круг. Шелков готов вложить в проект до миллиарда рублей. Его реализацией занимается команда экспертов, среди которых работавшая на «Стрелке» Екатерина Голдберг и Эдуард Моро (вместе — бюро Orchestra), Ольга Пивень, ранее работавшая в агентстве Monstars (делали памятный фестиваль Martini Art Love с Фрэнком Оушеном), Дарья Женихова с агентством «Культура потребления», а также комиссар Уральской биеннале Алиса Прудникова. Руководит этой группой и проектом в целом Василий Бровко — основатель агентства «Апостол», топ-менеджер «Ростеха» и муж Тины Канделаки.

Екатерина Голдберг
Эксперт городского программирования, основатель архитектурного бюро Orchestra

«Про «Октаву» в Туле знает каждый, но каждый думает, что там давно ничего не происходит. Когда мы рассказывали горожанам, что здесь по-прежнему делают лучшие в мире микрофоны, всем становилось ужасно интересно. Это до сих пор градообразующее предприятие: в каждой тульской семье кто-то или работал, или проходил стажировку на «Октаве». Еще оказалось, что у многих в городе стоит какое-то свое оборудование в гараже: в Туле очень много маленьких производств. И, исходя из этого, мы решили сделать главной темой культурного кластера стартапы и мейкинг (то есть любительские ремесленные мастерские. — Прим. ред.). Лидеры местного велодвижения хотели бы иметь площадку, где можно было бы производить тульские велики, а один из сотрудников «Октавы», который в свободное время делает примочки для электронных музыкантов, захотел открыть тут свое микропроизводство».
Как будет устроена «Октава»

В советские времена здесь трудилось по 8000 человек, но в 90-е производство пошло на спад, хотя завод до сих пор сохраняет репутацию. Radiohead на записи ударных на альбоме «OK Computer» использовали старые октавовские микрофоны МК-012. На фабрике делали также сейсмодатчики, гарнитуры и прочие электроакустические приборы; тут произвели громкоговорители для московского водного стадиона «Динамо» в 1935-м, а в 1960-е — выпускали мини-телефоны. Cегодня завод настолько устарел, что работать тут в принципе небезопасно: температура в цехах зимой ранее не превышала 12 градусов. «Ростех» оптимистично заявляет, что планирует разместить новое оборудование в одной его половине (на это потратят 50 млн р.). В другой будет культурный центр с Музеем станкостроения.

Василий Бровко
Директор по особым поручениям «Ростеха», председатель совета директоров завода «Октава»

«Вообще тема избыточных площадей на предприятиях сегодня стоит очень остро. Все военные заводы теперь вынуждены считать издержки: многие из них хотят переориентироваться на гражданское производство. Но лицом к лицу оказываются перед одной общей проблемой: все устарело — как в смысле аппаратуры, так и менеджмента. С одной стороны, продукт не соответствует современным тенденциям и никак не упакован, с другой — люди, которые живут в советской системе сбыта и не учитывают законов и правил рынка. Мы сейчас занимаемся перезапуском системы управления на заводе, которая не менее важна, чем смена оборудования. Это будет долгая инвестиционная программа — вплоть до 2021 года, — и она должна привести к появлению новых товаров: к 2019 году уже хотим выпустить на рынок беспроводные наушники».

Из чего состоит проект

Кластер займет четыре этажа завода. На первом — мультифункциональное пространство с общим холлом, который должен стать центром городской жизни. Здесь же будет библиотека промышленного дизайна, студия звукозаписи и большой блок мастерских.

На втором этаже — Музей станкостроения, где попробуют рассказать историю страны через эволюцию промышленного оборудования. То есть буквально приходишь в музей, а там — станки, станки, станки. Технологии действительно имели ключевое значение в развитии России, были катализаторами политических и экономических процессов: в музее, например, можно будет узнать, как усовершенствование станков позволило нанимать на работу женщин. Экспозицией занимается Алиса Прудникова — куратор Уральской индустриальной биеннале и руководитель дирекции по региональному развитию ГЦСИ. Ее концепция — представить промышленные аппараты в «разных слоях реальности».

На третьем этаже должна появиться Высшая техническая школа — учреждение дополнительного образования для управленцев технического характера, которым будут рассказывать про дизайн и оптимизацию производства. И наконец, на верхнем этаже появятся студии, где детям будут рассказывать про промышленный дизайн и роботехнику.

Алиса Прудникова
Директор по региональному развитию «Росизо» — ГЦСИ, комиссар Уральской индустриальной биеннале

«У меня есть два любимых технических музея в мире, и они же — два главных ориентира для нашего проекта: Музей завтрашнего дня в Рио-де-Жанейро и Национальный музей развития науки и инноваций «Мирайкан» в Токио. Оба пытаются найти ответ на важный вопрос: как сделать, чтобы, размышляя о будущем, не оказаться уже устаревшим — в момент открытия музея. С другой стороны, нельзя недооценивать европейский опыт технических музеев и, в частности, Музей марки Mercedes-Benz в Германии, в котором ты не просто смотришь на историю мирового автомобилестроения, но проживаешь ее в контексте мировых событий — с XIX века и по сегодняшний день. Тульский Музей станкостроения будет посвящен истории российской промышленности. Экспозиция будет базироваться на реальных объектах — на момент открытия более 10 станков будут показаны в контексте своего времени, культуры, повседневности, труда, работы и досуга».

Екатерина Голдберг
Эксперт городского программирования, основатель архитектурного бюро Orchestra

«Наше бюро проектировало фойе, музейный магазин, лекционный зал, помещения для мастерских. Но во время работы над проектом «Октавы» большую часть времени мы посвятили изучению мейкерства — то есть любительскому ремесленному мастерству. Я раньше ходила на гончарные курсы, а теперь мы учились в фаблабе (студия для производства несерийных продуктов на программируемых станках. — Прим. ред.) и ходили в столярные классы. Мы хотели понять, как в принципе устроено малое производство, как правильно простроить вокруг него коммуникацию и образование.

Еще одна важная тема — зелень. Мы много размышляли о том, как озеленить «Октаву», как устроить парк на крыше и во дворе, а также запустить внутри какую-то тему про переработку. В Туле много людей, которые интересуются и экологией, и переработкой, и эффективным использованием отходов. Поэтому многие элементы старой «Октавы» мы интегрируем в новый дизайн. И даже ряд идей заводского ДК тоже хотим переработать, чтобы включить в новое пространство. Мы, например, с удивлением узнали, что сотрудники завода приходят на час пораньше, чтобы поиграть в настольный теннис, и уверены, что это будет интересно и молодым ребятам».

Эдуард Моро
Французский архитектор, эксперт городского программирования, тьютор института «Стрелка», основатель архитектурного бюро Orchestra

«Мы видим, что сейчас растет спрос на локальное производство и посетители «Октавы» смогут перерабатывать и создавать новые вещи, учиться работать со станками. Сохранить детали истории «Октавы» — главная идея проекта. Да, здесь появятся новые события, новые процессы, новые люди, но для нас очень важно сохранить прошлое места. Мы привлекаем сотрудников фабрики к участию в жизни кластера, а историю «Октавы» покажем на выставках. И конечно, мы сохраняем многие объекты — от стульев до огромных станков».

Что дальше

Скоро — вероятнее всего, к ноябрю — закончится первый этап работ. Все экспонаты в музее займут свои места, а в мастерских появятся первые резиденты. В полной мере экспозиция заработает в мае. Здесь будут также проводить временные выставки: первая — фотографии, посвященные теме перестройки советских заводов. Во дворе и амфитеатре летом должны организовать фуд-корт, собираются проводить музыкальные фестивали, научные бои и другие мероприятия для популяризации технологий. Здесь же планирует обосноваться проект «Барабан», который занимается документальным театром и кино. В программе будут фильмы и постановки, связанные с наследием завода «Октава».

В тексте произведено исправление: завод «Октава» и компания «Союз» — два исторически связанных, но совершенно независимых проекта.

СЛЕДУЮЩИЙ МАТЕРИАЛ РАЗДЕЛА "Технологии"