Как Боливия строила нефтегазовый социализм

Боливия - страна, богатая важнейшими природными ресурсами, от твердых полезных ископаемых до углеводородов. Например, она занимает второе место после Венесуэлы по запасам природного газа, которые составляют почти 1,4 трлн кубометров. Однако до сих пор освоено лишь 10% минеральных ресурсов Боливии. Как это произошло и почему самая бедная страна Южной Америки никак не вылезет из нищеты – в статье Института развития технологий ТЭК (ИРТТЭК ), подготовленном специально для Информагентства «Девон».

Обладая огромными запасами природного газа, Боливия является также крупнейшим региональным экспортером сжиженного нефтяного газа (пропан-бутановая фракция), экспортируя свою продукцию в Аргентину, Перу, Парагвай и Уругвай.

Нефть в Боливии тоже присутствует, но в незначительных количествах. До 2015 года, когда государственная компания Yacimientos Petrolifos Fiscales Bolivianos (YPFB) впервые за 23 года обнаружила нефть в департаменте Санта-Крус, национальные запасы составляли всего 16 млн баррелей.
Открытие в скважине Бокерон Норте в 950 км к юго-востоку от Ла-Паса увеличило их сразу втрое – до 44 млн баррелей. До этого последний раз нефть в Боливии находили в 1992 году в скважине Суруби в департаменте Кочабамба в центральной Боливии.
Можно сказать, что активный поиск нефти и газа в последние годы стал приносить свои плоды. Хотя еще совсем недавно ситуация была иной и добыча не осуществлялась вовсе.

ОН ЖЕВАЛ КОКУ НА КОНФЕРЕНЦИИ ООН ПО НАРКОТИКАМ

В начале нового тысячелетия в Латинской Америке произошел сдвиг «влево», который привел к власти таких лидеров, как Уго Чавес в Венесуэле, Луис Инасио Лула да Силва в Бразилии и Нестор Киршнер в Аргентине. Постепенно курс выправился, любимый всеми уругвайский Хосе «Пепе» Мухика достойно ушел сам, Киршнер и Чавес скончались. Некоторые лидеры были свергнуты, как гондурасец Мануэль Селайя. Кто-то находится под следствием, как эквадорец Рафаэль Корреа, которому, впрочем, это не мешает работать ведущим на Russia Today.

Среди немногих, кто продержался дольше всех, был Эво Моралес, первый президент из представителей коренного населения, который стал известен на весь мир после того, как пожевал лист коки на конференции ООН по наркотикам в Вене. Выступая перед членами комиссии по наркотическим веществам ООН, Моралес призвал исключить коку из списка запрещенных наркотиков. Лидер заявил, что листы коки нельзя приравнивать к кокаину и что это растение не наносит никакого вреда здоровью, не вызывает привыкания, а сам Моралес, по его словам, регулярно жует коку уже 10 лет и выращивает это растение.

НАЦИОНАЛИЗАЦИЯ ПО-БОЛЬШЕВИСТСКИ

Начинал Моралес чисто по-советски. В самом начале своего президентства Эво отправился к идеологическим друзьям на Кубу. Возможно, там ему и пришла в голову гениальная идея о национализации нефтегазовой отрасли, которую он провел в 2006 году.

Объявил о ней Моралес, конечно, 1 мая. После чего приказал вооруженным силам взять под контроль по меньшей мере 56 объектов нефтегазовой отрасли (нефтепроводы, НПЗ, месторождения и проч.), построенных иностранными нефтяными компаниями, в том числе испанской Repsol и бразильской Petrobras.

Новость оказалась неожиданной. Жители ждали объявления о повышении зарплаты, а вместо этого получили национализацию. «Это лучший подарок, который можно сделать рабочим в их дни», - заверил их Моралес.

Захват нефтяных месторождений прошел сумбурно. Где-то солдаты просто водружали флаги, где-то брали с собой представителей властей, которые зачитывали указ. На некоторые объекты Моралес отправился лично, «захватив» нефтеперерабатывающие заводы в Карраско и Энтре-Риос в центральной Боливии.

Понимая возможные последствия, президент призвал граждан «мобилизоваться против любых попыток саботажа со стороны нефтяных компаний». «Мы просим нефтяные компании уважать достоинство боливийцев, уважать это решение боливийского народа. Если они не уважают его, мы добьемся уважения силой, потому что речь идет об уважении интересов страны», - предупредил Моралес.

Для пущей уверенности на объектах были развешаны плакаты «Национализировано. Собственность YPFB». Компаниям было дано 180 дней для адаптации к новой правовой ситуации. В противном случае они должны были покинуть страну.

ДЕЛИТЬСЯ НАДО…

Новые правила были суровыми. Нефтяные компании, согласившиеся работать в Боливии, получали 18% прибыли. Остальные 82% оставались государству, что уже в следующем, 2007 году принесло в бюджет почти $250 млн дополнительных доходов и превратило энергетический сектор в главный источник бюджетных поступлений.

Национализация совпала с ростом сырьевых цен, что позволило стране хотя бы немного исправить ситуацию с бедностью. Часть доходов направлялась на выпуск облигаций для учащихся государственных школ, беременных женщин, пенсионеров и государственных служащих. Это стало настоящим спасением для малообеспеченных, которых в беднейшей стране Латинской Америки предостаточно. Пожилой человек, который получал $36 в год, теперь имел право на бесплатную еду. В результате крайняя бедность в городских районах снизилась с 24% до 14%, а в сельской местности с 63% до 43%.

Но национализация не прошла без последствий. Уже к 2012 году правительство Боливии получило четыре иска о компенсации в международных судах. Например, британская компания Rurelec подала иск на сумму более $142 млн.

Но что еще хуже – национализация отпугнула иностранных инвесторов. Хотя правительство Боливии пыталось утверждать обратное. В 2012 году министр финансов Луис Альберто Арсе утверждал, что «национализация не оказала отрицательного воздействия на иностранные инвестиции», которые «значительно увеличилась». В подтверждение Центральный банк Боливии заявил, что в 2005 году эта цифра составляла $291 млн, а в 2011 году она достигла $859 млн.

С тех пор, как Моралес пришел к власти, доходы от нефти выросли с $300 млн до почти $6 млрд в 2014 году.
«За 10 лет, к 2014 году, экспортная выручка выросла с $2 млрд до $10 млрд, - рассказывает эксперт в сфере энергетики, редактор сайта geopolíticapetrolera.com Мигель Хаймес. – Как мы видим, национализация имела и положительный эффект для экономики Боливии».
Вообще Боливия – исторически газовая страна. Хотя газа у этой страны меньше, чем у Венесуэлы, но газовый сектор в Боливии развит намного лучше, чем в Венесуэле, от технологий до высококвалифицированных специалистов.

…И ПЛАТИТЬ ПО СЧЕТАМ

Национализация не была бесплатной. На январь 2017 года Боливия выплатила 12 компаниям $828,3 млн в качестве компенсации, что составляет 24% от суммы, которую изначально требовали истцы ($3,404 млрд).
В списке «счастливчиков», например, испанский гигант Iberdrola, которому боливийское государство выплатило $34 млн в 2015 году после национализации четырех ее дочерних компаний в 2012 году. Среди других компаний, попавших в «ловушку» национализации, «дочки» итальянской телефонной компании Telecom и нефтяных компаний Shell и Pan American Energy LCC.

Последние крупные национализации произошли в 2012 году, а в октябре 2015 года государственный прокурор Эктор Арсе подтвердил, что этап «крупных национализаций» «успешно завершен».

В 2009 году Боливия приняла новую Политическую конституцию. Согласно ей нефтегазовые компании, работающие в Боливии, обязывались за свой счет вести геологоразведочные работы. При обнаружении углеводородов для их разработки требовалось создать совместное предприятие с YPFB, где последней принадлежало бы не менее 51%. Весь объем добытой нефти или газа поступал в распоряжение госкомпании. Инвестор получал только свою долю в доходах от продажи сырья в качестве компенсации за геологоразведочные услуги и эксплуатацию.
Тем не менее, пока спрос и цены на нефть и газ оставались высокими, работать было выгодно даже на таких условиях.

«ГРАЖДАНСКИЙ, ПОЛИТИЧЕСКИЙ И СОЦИАЛЬНЫЙ ПЕРЕВОРОТ».

Президент Моралес оставался во главе исполнительной власти около 14 лет и надеялся, что сможет продолжить оставаться у власти еще 5 лет, когда выдвигался на выборы 20 октября 2019 года. Однако этого не произошло.
Еще в 2016-м граждане страны проголосовали против права Моралеса избираться президентом и снова подтвердили это свое мнение на выборах. Хотя с помощью манипуляций при подсчете голосов Моралес одержал формальную победу, оппозиция не приняла этот результат. Армия и полиция присоединились к требованиям об отставке, и у Эво не оставалось выбора. В ноябре 2019 года Моралес ушел, назвав произошедшее «гражданским, политическим и социальным переворотом».

Есть версия, что в истории с отставкой первого индейского президента не обошлось без внешнего влияния и энергетического интереса.
«Бразилия и Аргентина – главные покупатели боливийского газа, и правительства этих стран были заинтересованы в свержении существующего строя в Боливии, - говорит эксперт в сфере энергетики, редактор сайта geopolíticapetrolera.com Мигель Хаймес. - В частности, когда у власти в Аргентине был Маурисио Макри, а в Бразилии Болсонару, оказывалось определенное давление. Конечно, смена власти не могла не сказаться на энергетическом секторе. Соглашения, которые заключались при Моралесе, не всегда могли быть продолжены на старых условиях. Новым властям нужно начинать всю работу с импортерами боливийского газа с начала, заново строя отношения и на новых условиях».

БЕЗ МОРАЛЕСА

После ухода Моралеса страна продолжила наращивать добычу. В одном только 2019 году Боливия потратила $450 млн на геологоразведочные работы. В 2020 году страна успешно договорилась о доступе к порту Илло в Перу. Он расположен в Тихом океане и дает выход к азиатским рынкам. Кроме того, Боливия недавно подписала переговоры с Бразилией о коммерциализации пропан-бутана и сжиженного природного газа (СПГ) с 2025 по 2050 год.

Например, в марте 2020 года боливийская государственная YPFB и бразильская Petrobras подписали продление контракта на продажу природного газа из Боливии в Бразилию до 2026 года, по которому боливийское государство рассчитывает получить доход не менее $4 млрд долларов. Объем продаж составит от 14 до 20 млн кубометров в день.

Сам же Эво, подсадивший Боливию на нефтегазовую иглу, сбежал в Аргентину, где поселился в двухэтажном особняке в английском стиле в самом центре Буэнос-Айреса. У его дверей круглосуточно дежурит полицейский, а самого экстравагантного экс-лидера, говорят, видели гуляющим в спортивном костюме, делающим барбекю и играющим в футбол. За жеванием листьев коки Эво замечен не был.

Михаил ВАКИЛЯН

СЛЕДУЮЩИЙ МАТЕРИАЛ РАЗДЕЛА "Мир"