ОБЪЕДИНЕНИЕ ЛИДЕРОВ НЕФТЕГАЗОВОГО СЕРВИСА И МАШИНОСТРОЕНИЯ РОССИИ
USD 70,13 -0,73
EUR 81,74 -0,76
Brent 0.00/0.00WTI 0.00/0.00

В сухом осадке: как оценивают климатические риски для регионов России

И почему Крым, Ставрополье и Москва оказались в числе наиболее уязвимых территорий

Европейский юг России и часть центральной части страны, в том числе, Москва, могут быть наиболее подвержены последствиям изменений климата, связанных с повышением температуры и засухами. Это следует из исследования, результаты которого в конце августа обнародовали в Институте глобального климата и экологии имени Ю. А. Израэля (ИКГЭ). Ученые рекомендовали в первую очередь сосредоточиться на разработке мер по адаптации населения и экономики этих регионов к предстоящим изменениям. Как оценивают такие риски, в чем заключается специфика разных регионов и как можно подготовить экономику к изменениям климата, разбирались «Известия».

Регионы из красной зоны

В «красной зоне», для которой последствия изменения климата буду наиболее ощутимы, по мнению ученых, находятся Крым, Ставропольский край, Курская и Воронежская область.

В «оранжевой зоне», где риски будут меньше, но по-прежнему существенны — Белгородская, Брянская, Волгоградская, Орловская, Ростовская, Рязанская, Тамбовская области, Краснодарский край, Калмыкия, Адыгея, а также Москва и Севастополь, следует из анализа, подготовленного Институтом глобального климата и экологии имени Ю. А. Израэля Росгидромета.

– Оказалось, если рассматривать ситуацию по всей территории России и оценивать, где изменение климата уже приводит к самым драматическим последствиям, то основные изменения наблюдаются в центральных и южных регионах Европейской части страны – наиболее густонаселенных районах, — рассказала директор института Анна Романовская.

При формировании Национального плана адаптации к изменениям климата, необходимо в первую очередь разработать комплекс мер по адаптации регионов из «красной» и «оранжевой» зон, обращают внимание в ИКГЭ.

В меньшей степени последствия изменения климата могут быть выражены в Астраханской, Владимирской, Калужской, Костромской, Московской, Смоленской, Тверской, Тульской и Ярославской областях, а также в Дагестане и в Чечне.

В остальных 58 субъектах угрозы, связанные с изменениями параметров, о которых идет речь, климата, по мнению специалистов, пока выражены слабо.

При этом исследователи не включали в анализ последствия изменения глубины протаивания мерзлоты в Арктической зоне, подчеркнула она, поскольку «это совсем другая история».

Снижение потерь и использование выгод

К формированию Национального плана адаптации к изменениям климата, о котором говорят в Росгидромете, правительство приступило в 2020 году. В ближайшие годы должен завершиться подготовительный этап.

Согласно данным, которые приводятся в документе, среднегодовая температура воздуха у поверхности Земли на территории Российской Федерации с середины 1970-х годов растет в среднем на 0,47°С за 10 лет, что в два с половиной раза превышает темпы роста средней глобальной температуры воздуха, которая растет на 0,18C за десять лет.

— В этих условиях принятие мер по адаптации к изменениям климата (далее — адаптация) необходимо для снижения потерь и использования выгод, связанных с наблюдаемыми и будущими изменениями климата, — отмечалось в национальном плане.

К отрицательным последствиям ожидаемых изменений климата для Российской Федерации, перечисленным в документе, относятся повышение риска для здоровья населения, рост повторяемости, интенсивности и продолжительности засух в одних регионах, экстремальных осадков, наводнений и опасного для сельского хозяйства переувлажнения почвы — в других; повышение пожароопасности в лесных массивах; деградация вечной мерзлоты в северных регионах с ущербом для строений и коммуникаций. А также нарушение экологического равновесия, распространение инфекционных и паразитарных заболеваний и увеличение расхода электроэнергии на кондиционирование воздуха в теплый сезон.

К возможным положительным последствиям относятся сокращение расходов энергии в отопительный период; улучшение ледовой обстановки и условий транспортировки грузов в арктических морях; облегчение доступа к континентальному шельфу Российской Федерации в Северном Ледовитом океане; улучшение структуры и расширение зоны растениеводства и, наконец, повышение эффективности животноводства; повышение продуктивности бореальных лесов.

Документ рассчитан на срок до 2022 года — предполагается, что за это время ответственные ведомства должны будут разработать адаптационные планы для конкретных отраслей (например, для лесопромышленности или транспорта), а также для отдельных территорий — например, для Арктической территории России, — актуализировать документацию, модернизировать государственную наблюдательную сеть климатического мониторинга и разработать план действий, рассчитанный на срок до 2025 года.

Разработанные документы должны включать меры превентивной (или упреждающей) и посткризисной адаптации, которые позволили бы минимизировать последствия тех или иных изменений климата, а также меры адаптации к прямым и косвенным его последствиям.

В начале июля Владимир Путин включил адаптацию к изменениям климата в обновленную стратегию национальной безопасности. Вскоре после этого Виктория Абрамченкопоручила руководителям профильных министерств определить риски, которые могут понести транспорт, энергетика, промышленность, сельское хозяйство, здравоохранение и другие отрасли России в результате изменений климата.

Подробный список критериев для оценки экономических рисков в различных регионах, а также методические рекомендации по их подсчету Минэкономразвития опубликовало в середине мая. В список включены самые разные факторы, в том числе, деградация вечной мерзлоты, засухи, аномальные осадки, ураганный ветер, грозы, оползни, повышение уровня Мирового океана и другие.

«Неуязвимых нет»

Новость о четырех регионах из «красной зоны» быстро разлетелась по СМИ, многие, в том числе, обратили внимание на отсутствие в списке регионов российского Севера и Дальнего Востока, а также арктических территорий.

Анализ, представленный ИКГЭ, представляет собой «качественную и очень профессиональную работу», отмечает директор программы WWF России «Климат и энергетика» Алексей Кокорин. Однако, обращает внимание он, речь идет об оценке ущерба, основанной на нескольких конкретных показателях, ориентированных, прежде всего, на сельское хозяйство и благополучие населения. Рассматривать его результаты вне этого контекста будет некорректно.

— Здесь учитывались четыре фактора — тренд температуры, волны жары, опасные явления, нанесшие ущерб, и почвенная засуха. При этом в работе специально подчеркивается, что влияние таяния мерзлоты в этой работе не учитывается. Легко понять, почему Арктики там нет, — отметил эксперт.

Климатические риски для Арктики и крайнего Севера сохраняются, однако эти регионы, хотя и являются особенно уязвимыми, сталкиваются с другими вызовами — прежде всего, с потенциальной угрозой для инфраструктуры из-за сильных штормов, таяния вечной мерзлоты и тайфунов, которые встречаются в Приморье.

Если же оценивать ситуацию с точки зрения возможного ущерба населению исходя из массовости этого населения, а также с водно-хозяйственной точки зрения, очевидно, что прежде всего под удар может попасть именно европейский юг России, отмечает Алексей Кокорин

— В этом смысле, это важная работа, которая призвана показать, что не только Арктика и Дальний Восток у нас страдают, что европейский юг России также оказывается в зоне риска, — говорит собеседник издания.

Сделать это, по его мнению, было особенно важно, поскольку с 2023 года работы над Национальным планом адаптации из стадии подготовки перейдут к реализации конкретных мер.

Москва оказалась в списке регионов в зоне повышенного риска из-за сильных волн жары, подобных той, что была зафиксирована в городе этим летом. Температуры, которые были зафиксированы в городе, несравнимы с теми, которые наблюдались на юге России, в том числе, в Краснодарском крае. Однако здесь сказывался «эффект мегаполиса», а также то, что жители центральной полосы страны не адаптированы к таким температурам: «Да, в этот раз жертв было меньше, чем в 2010 году, потому что не было пожаров. Но жертвы все равно были, прежде всего, среди пожилого населения», — отмечает собеседник издания.

При этом, напоминает он, если оценивать ситуацию, исходя из всех критериев, предложенных Минэкономразвития, станет очевидно, что в той или иной мере климатическим рискам подвержены все субъекты: «Если мы посмотрим на эти критерии, мы увидим, что у нас нет неуязвимых регионов, но нет и сверхуязвимых, как, например, в Греции, где есть регионы с экстремальными волнами жары».

Неравномерно и по всей стране

Глобальное изменение климата — один из наиболее серьезных вызовов человечеству, его последствия окажут негативное влияние на социально-экономическую деятельность и качество жизни всего населения планеты, отмечает заведующий кафедрой управления природопользованием и охраны окружающей среды Института государственной службы и управления РАНХиГС Валентин Краснощёков.

В России из-за значительных различий природно-климатических зон изменения климата проявляются неравномерно. Так, в наибольшей степени изменению климата могут быть подвержены субъекты РФ, расположенные в Южном, Приволжском, Сибирском и Уральском федеральных округах, полагает собеседник издания. Там сокращение годовой суммы осадков и повышение температуры может привести к снижению урожайности сельскохозяйственных культур, отмечает собеседник издания.

На территории вечной мерзлоты потепление климата сдвинет границы природных зон на север и приведет к сокращению площади распространения и протаиванию вечной мерзлоты, а также изменению рельефа и естественной растительности.

В средней и южной части России потепление климата и уменьшение годовых сумм атмосферных осадков приведет к возможному изменению объема водных ресурсов в связи с уменьшением поверхностного стока в Приволжском и Южном федеральных округах. В северных районах вероятность водных разливов, напротив, увеличится.

Чтобы минимизировать риски для сельского хозяйства необходимо выработать комплексный подход к оценке влияния потепления климата на аграрный сектор с учетом не только экономического, но также экологического и социально-экономических факторов, полагает собеседник издания.

В частности, требуется разработать долгосрочные программы адаптации сельского хозяйства России к возможным климатическим изменениям, направленные на поддержку необходимого уровня продовольственной и экологической безопасности страны и минимизацию обратного воздействия сельского хозяйства на климат за счет распашки земель.

— Достичь этого можно за счет перевода части пахотных земель в полуприродные ландшафты — то есть трансформации пашен в сенокосы и пастбища, проведения комплексной мелиорации и внедрения новых «природоподобных» систем земледелия, — заключает Валентин Краснощеков.

Дополнительная информация

  • Автор: Евгения Приемская

Идет загрузка следующего нового материала

Это был последний самый новый материал в разделе "Экология"

Материалов нет

Наверх