Служитель Эвтерпы и Каллиопы
ОБЪЕДИНЕНИЕ ЛИДЕРОВ НЕФТЕГАЗОВОГО СЕРВИСА И МАШИНОСТРОЕНИЯ РОССИИ
USD 72,66 -0,35
EUR 85,04 -0,65
Brent 0.00/0.00WTI 0.00/0.00

Служитель Эвтерпы и Каллиопы

http://neftianka.ru/wp-content/uploads/2019/09/%D0%A0%D0%A5%D0%9E_1868-1.jpg

http://neftianka.ru/wp-content/uploads/2019/09/borodin_-1.jpg

Александр Бородин — личность уникальная. В российской и мировой истории очень мало людей, достигших высот одновременно в двух совершенно разных профессиях. Если в эпоху Возрождения такие люди еще время от времени встречались, то во второй половине ХIХ века, когда науки и искусства стали весьма специализированными и профессионализированными занятиями  — практически нет. 

 

Под чужим именем

Александр Порфирьевич Бородин родился в Санкт-Петербурге 31 октября 1833 года от внебрачной связи имеретинского князя Луки Гедианова (Гедеванишвили) и петербургской мещанки Авдотьи Антоновой. При рождении мальчик был записан сыном крепостного слуги князя — Порфирия Бородина и его жены Татьяны. До 8 лет мальчик был крепостным своего отца, который в 1840 году дал сыну вольную и купил для его матери, к тому времени выданной замуж за отставного военного врача Христиана Клейнеке, четырехэтажный дом. В тот период внебрачные связи не афишировались, и поэтому юный Саша звал свою маму «тетушкой». 

Из-за происхождения, не позволявшего поступить в гимназию, Саша проходил домашнее обучение по всем предметам гимназического курса, брал уроки английского и латыни (по-французски и по-немецки уже в юности он говорил свободно), научился играть на флейте, фортепиано и виолончели. С 10 лет Бородин интересовался химией. Когда родители Бородина приписали его в Новоторжское купечество, Александр получил право закончить гимназию и поступить в Санкт-петербургскую медико-хирургическую академию (МХА). В академии толковый студент начал заниматься химией под руководством великого химика Николая Зинина (подробнее о нем — в материале «Теоретики и практики»), сыгравшего в дальнейшей профессиональной карьере Александра решающую роль. 

http://neftianka.ru/wp-content/uploads/2019/09/%D0%9C%D0%A5%D0%90__-1.jpeg

Медико-хирургическая академия

Во время учебы в академии Бородин писал романсы и инструментальные пьесы, чем вызывал недовольство Зинина, считавшего, что занятия музыкой мешают серьезной научной работе. Однажды Николай Николаевич в сердцах сказал: «Господин Бородин, поменьше занимайтесь романсами! На вас я возлагаю все свои надежды, чтобы приготовить заместителя своего, а вы думаете о музыке и двух зайцах!».

За двумя зайцами

В 1856 году Бородин окончил МХА и уже через год, в возрасте 23 лет, получил степень доктора медицины. Еще через год молодой ученый защитил диссертацию по теме, находящейся на стыке химии и медицины — «Об аналогии мышьяковой кислоты с фосфорною в химическом и токсикологическом отношениях». В том же году Бородин провел детальные исследования состава минеральных вод в Солигаличе (Костромская губерния), что послужило открытию популярного лечебного курорта, существующего и поныне.

http://neftianka.ru/wp-content/uploads/2019/09/%D0%93%D0%B5%D0%B9%D0%B4%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D0%B1%D0%B5%D1%80%D0%B3_%D1%83%D0%BD%D0%B8%D0%B2%D0%B5%D1%80_-1.jpg

Гейдельберг

1859 года по протекции Зинина Бородин отправился стажироваться за границу — в университетские химические лаборатории Гейдельберга (Германии) и Пизы (Италия), где ученый проработал около трех лет. В сентябре 1860 года Бородин, Зинин и Менделеев посетили знаменитый Первый международный конгресс химиков в Карлсруэ, где, в частности, были даны были четкие определения понятиям «атом» и «молекула» и признаны атомные веса, установленные Шарлем Фредериком Жераром (см. материал «Теоретики и практики»). Это означало окончательное торжество атомно-молекулярной теории строения вещества.

http://neftianka.ru/wp-content/uploads/2019/09/Carovana_Pisa-1-2048x952.jpg

Пиза

В 1861 году в Гейдельберге Бородин разработал способ получения бромзамещенных кислот действием брома на серебряные соли кислот, тем самым открыв реакцию, известную ныне как реакция Бородина—Хунсдиккера. Там же и тогда же Бородин познакомился со своей будущей женой Екатериной Протопоповой — пианисткой и обладательницей абсолютного слуха. Это стимулировало интерес Бородина к композиции, в результате чего были написаны соната, трио, секстет и скерцо для фортепиано.

В следующем году ученый впервые в истории химии получил фторорганическое соединение (фтористый бензоил) и нашел метод получения фторангидридов карбоновых кислот, а параллельно сочинил фортепианный квинтет. Следующий цикл научных изысканий Бородина был посвящен ацетальдегиду, альдолю и химической реакции альдольной конденсации. Параллельно молодой химик писал романсы и пьесы для камерного инструментального ансамбля.

«Могучая кучка»

Осенью 1862 года Бородин вернулся в Санкт-Петербург, где познакомился с композитором Милием Балакиревым и вошел вместе с ним, Модестом Мусоргским, Николаем Римским-Корсаков, Цезарем Кюи, и Владимиром Стасовым в творческое содружество, ставшее впоследствии известным как «Могучая кучка». 

Вскоре ученый (и композитор!) стал адъюнкт-профессором МХА, где начал читать курс неорганической химии. Через год Бородин возглавил кафедру химии в должности ординарного профессора. Параллельно ученый преподавал в Лесной академии, где был профессором кафедры химии. 

В этот период Бородин начал писать симфоническую музыку, впервые воплотив в ней принципы эпической драматургии. Симфоний получилось немного (всего три), но каждая считается безусловным шедевром. При этом, что интересно, Первая симфония (Es-dur) более популярна на Западе, а Вторая («Богатырская») – в России. Третья — симфоническая картина — посвящена Средней Азии. 

Не забывал Александр Порфирьевич и жанр камерной музыки — его Первый и Второй квартеты, написанные в 1879–1881 годах, сразу же (и совершенно заслуженно!) стали знаменитыми.

Смерть на празднике

Но вернемся к делам научным. В 1868 Бородин вместе с Зининым, Менделеевым и рядом других выдающихся химиков того времени учредил Русское химическое общество.

С 1874 года ученый руководил химической лабораторией МХА, спустя три года был избран академиком и продолжил активную научную деятельность. Всего Бородин написал более 40 научных работ, посвященных различным направлениям химии. 

Ученый вел и активную общественную деятельность — в частности, он активно способствовал получению женщинами высшего образования в России, являлся одним из организаторов Женских врачебных курсов, на которых преподавал в течение 13 лет. Бородин уделял большое внимание работе со студентами и защите их от политических преследований.

Бородин умер от сердечного приступа 15 февраля 1887 года — это произошло совершенно внезапно, в разгар всеобщего веселья на костюмированной вечеринке по случаю масленицы. Александр Порфирьевич прожил 53 года — столько же, сколько и другой универсальный гений, только предыдущего века — Михаил Ломоносов. Похоронен Бородин в Санкт-Петербурге на Тихвинском кладбище в Александро-Невской лавре.

«Улетай на крыльях ветра»

Наиболее значительным музыкальным произведением Бородина по праву считается опера «Князь Игорь» — образец национального героического эпоса в музыке. Александр Порфирьевич работал над главным трудом своей жизни в течение 18 лет, но так его и не закончил. Уже после смерти Бородина Николай Римский-Корсаков и Александр Глазунов дописали и оркестровали великое произведение. Поставленная в 1890 году в Санкт-Петербургском Мариинском театре опера имела оглушительный успех и по сей день остается одним из шедевров отечественного и мирового музыкального искусства.

http://neftianka.ru/wp-content/uploads/2019/09/orig-1.jpg

Спустя более ста лет после первого триумфа «Князя Игоря» эта опера снова попала в центр внимания мировой музыкальной общественности —  в 1998 году американский рэпер Уоррен Джи и норвежская оперная дива Сиссель Хюрхебе записали мега-хит The Rapsody Overture \ Prince Igor, представляющий собой традиционный жесткий рэп-речитатив под роскошную арию «Улетай на крыльях ветра».

http://neftianka.ru/wp-content/uploads/2019/09/Warren_G-1.jpg

Добавим, что в одном аспекте деятельности Бородина музыка и химия все-таки пересеклись. Занимаясь композицией, Бородин имел привычку писать ноты карандашом. Но поскольку карандашные заметки недолговечны, Александр Порфирьевич, дабы сохранить их, покрывал рукописи специально разработанным им особым раствором желатина.

Дополнительная информация

Идет загрузка следующего нового материала

Это был последний самый новый материал в разделе "Технологии"

Материалов нет


Подпишитесь бесплатно на наш Нефтегазовый Вестник!
Тысячи руководителей по всему миру уже ежедневно получают
самую актуальную информацию о нефтегазовой экономике.

Наверх