Накануне газовой войны: почему Москва и Киев не договорились

Переговоры между Киевом и Москвой закончились ничем. Прийти к компромиссу по поводу транзита газа Владимиру Путину и Владимиру Зеленскому не удалось, констатируют в Кремле. Хотя нынешнее соглашение заканчивается в конце года, новое все еще далеко от подписания. До «газовой войны» не дойдет, успокаивают эксперты: так или иначе сторонам придется договариваться.

Во время встречи в Париже в ходе «нормандского саммита» президенты России и Украины Владимир Путин и Владимир Зеленский не смогли достичь окончательного урегулирования газовых вопросов и снятия взаимных судебных претензий. Об этом сообщил пресс-секретарь российского лидера Дмитрий Песков, передает корреспондент «Газеты.Ru».

По словам Пескова, в ходе саммита было недолгое общение на экспертном уровне.

«Вместе с тем пока не приходится говорить о том, что удалось выйти на решение проблем продления транзитного договора и урегулирования вопроса о претензиях в Стокгольмском арбитраже»,

— сказал представитель Кремля.

Руководители газовых компаний продолжают переговоры.

Комментарии по поводу прошедшей встречи в «нормандском формате» активно дает и украинская сторона.

Так, премьер-министр страны Алексей Гончарук заявил, что Киев будет договариваться с Москвой о газе дальше, но возможно — на фоне «газовой войны». Такое сообщение он разместил на своей странице в Facebook. Чиновник также добавил, что Украина полностью готова к этому: ее хранилища заполнены. Также он заявил о поддержке со стороны ЕС.

Прошедшие переговоры Гончарук назвал большим прогрессом. Отдельной победой премьер считает вынесение газового вопроса за пределы обсуждения ситуации в Донбассе.

В целом, по его словам, цели подписать газовый контракт на саммите в Париже не было. Однако Украине и России предстоит о нем договориться.

«Нам нужен долгосрочный контракт. Долг мы не подарим. Один из вариантов, который рассматривается, — можем принять долг газом», — указал Гончарук.

Договор о транзите газа на Украину заканчивается в конце года, но новый все еще далек от подписания. Стороны продолжают ожесточенно спорить по его условиям. России выгоден краткосрочный договор, Киеву — долгосрочный с гарантированным объемом прокачки газа.

Кроме того, на кону стоит долг «Газпрома» по иску, удовлетворенному Стокгольмским арбитражем. Речь идет о штрафах с Москвы за недопоставку газа.

Как отмечал недавно глава «Нафтогаза Украины» Андрей Коболев, Киев «уже получил» от РФ почти половину суммы компенсации, присужденной в феврале 2018 года судебными властями Швеции — $2,1 млрд.

«Эту часть выигрыша мы отразили в отчетности и заплатили соответствующие налоги и дивиденды. Таким образом, эта сумма почти полностью попала в госбюджет Украины», — отмечал глава «Нафтогаза».

Кроме того, украинская сторона подчеркнула, что работает над взысканием оставшейся суммы. По расчетам «Нафтогаза», с учетом процентов Украина должна получить еще около $3 млрд. А если российский «Газпром» оставшуюся сумму не вернет, то Киев намерен арестовать и продать часть европейских активов российской компании после решения местных судов.

Россия от уплаты этого долга уклоняется.

«Украинские политики длительное время использовали газовый вопрос в качестве инструмента по увеличению рейтинга среди радикально настроенных соотечественников, из-за чего было упущено драгоценное время, которое можно было бы потратить на конструктивные переговоры. Сейчас же, когда становится понятно, что Россия вполне может обеспечить газом Южную Европу за счет поставок через Австрию, несмотря на затягивание строительства «Турецкого потока» Болгарией, а «Северный поток — 2», вопреки всем действиям Дании и США, все-таки будет запущен уже в начале 2020 года, Киев спохватился. Россия вполне может не заключать нового контракта по предлагаемым украинцами условиям и дождаться, когда они будут готовы на адекватные условия», — считает Геннадий Николаев, эксперт Академии управления финансами и инвестициями.

По словам Артема Деева, руководителя аналитического департамента AMarkets, газовой войны Украины и России не предвидится, хотя отношения теплыми назвать нельзя. «Нафтогаз» понимает, что долгосрочного соглашения с Россией не будет, но пытается получить максимальную выгоду, говорит он.

«Странам придется договориться — сдача «Северного потока — 2» под вопросом, а Киеву нужны средства от транзита, они дают около 3-4% ВВП», — резюмирует Деев.

СЛЕДУЮЩИЙ МАТЕРИАЛ РАЗДЕЛА "Власть"