Российские нефтяники – вне конкуренции

Решение о запрете импорта нефтепродуктов в краткосрочной перспективе не повлияет на стоимость топлива  на российских АЗС. Поставки дешёвого белорусского бензина помогли стабилизировать ситуацию на оптовом рынке, но сейчас выпадающие объёмы будут заполняться за счёт начавшегося роста производства на российских НПЗ. В то же время это и другие решения свидетельствуют об отсутствии у государства чёткой антикризисной стратегии и усилившемся влиянии нефтяного лобби. Об этом говорится в статье, Института развития ТЭК (ИРТТЭК ) специально для ИА «Девон».


РАДИ «ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ»

С 1 июня в Россию запрещён ввоз нефтепродуктов. Соответствующее постановление правительства было опубликовано 25 мая на портале правовой информации. Запрет будет действовать до 1 октября 2020 года и распространяется на все виды моторного топлива, авиакеросин и газойли. Мера продиктована соображениями «обеспечения энергетической безопасности Российской Федерации и стабилизации ситуации на внутреннем рынке топлива», говорится в документе. В апреле-мае, на фоне сокращения производства российскими нефтеперерабатывающими заводами, резко вырос объём импорта нефтепродуктов из Беларуси. По данным агентства Argus, в апреле они составили 49 тыс. т, в мае – более 30 тыс. т. Для сравнения – за весь 2019 год в Россию из Беларуси было импортировано всего 200 т бензина.

Тонна белорусского бензина обходилась российским покупателям примерно на 500 рублей дешевле отечественного. При том, что поставки из Беларуси составляли примерно 10-15% от продаваемого на Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой бирже (СпбМТСБ) топлива и лишь 2% от общего объёма реализации, они помогли стабилизировать ситуацию на оптовом рынке и найти баланс спроса и предложения, рассказал президент Российского топливного союза Евгений Аркуша. Ранее, по словам Аркуши, российские нефтеперерабатывающие заводы резко снизили предложение на рынок топлива, что привело к локальному дефициту. За период с 20 апреля по 26 мая цена биржевых сделок на поставки бензина марки Регуляр-92 на СПбМТСБ выросла с 40,3 тыс. до 47,2 тыс. рублей за тонну, бензина Преимум-95 – с 41,1 тыс. до 49,7 тыс. рублей за тонну, дизтоплива – с 43,1 тыс. до 46,3 тыс. рублей за тонну.  Пропорционально выросли цены и на внебиржевом рынке.

При этом в последнюю неделю цены практически не росли, а на 92-й бензин даже снижались. Поэтому заявление о том, что запрет на импорт нефтепродуктов поможет стабилизировать ситуацию на рынке топлива, Евгений Аркуша считает не соответствующим действительности. «Это нужно для того, чтобы убрать конкуренцию и поднять цены», – уверен он.

ОСОБЕННОСТИ НАЛОГОВОЙ СИСТЕМЫ.

Пока, впрочем, на рынке не происходит ничего страшного, говорит президент РТС. В начале года оптовая цена топлива резко снизилась вслед за падением спроса, которое в пике достигало 70%. Сейчас оно вернулась на уровни марта и всё ещё остаётся ниже максимумов прошлого года.

Розничные цены на АЗС всё это время оставались неизменными из-за особенностей российской налоговой системы. Она устроена так, что при высоких ценах на нефть бюджет доплачивает производителям, чтобы те не повышали стоимость топлива. При низких производители, напротив, компенсируют бюджету недополученные доходы. Тем самым мировые цены на нефть никак не отражаются на стоимости бензина для российских потребителей. Некоторое время назад звучали заявления о возможности пересмотра этой системы, однако никаких реальных последствий они не возымели.

Повлечёт ли исчезновение белорусских объёмов рост розничных цен, пока неясно, отмечает Евгений Аркуша. По его словам, свобода действий для их увеличения у розничных сетей есть. Правительством установлена цель – рост в пределах инфляции, а в текущем году цены практически не изменялись. Однако розничный рынок существует в условиях жёсткой конкуренции, а это серьёзный фактор сдерживания, отмечает президент РТС. Поэтому, если не будет сильно дорожать опт, не будет и розница. Надежда на это есть – в последнюю неделю, по словам Аркуши, российские НПЗ нарастили выпуск топлива на 8% и его поставку на внутренний рынок – на 14% при том, что производство до сих пор остаётся примерно на 30% ниже, чем в тот же период прошлого года.

СПОРНЫЕ ТАКТИЧЕСКИЕ РЕШЕНИЯ

Решение о запрете импорта нефтепродуктов само по себе не сможет всерьёз изменить ситуацию на топливном рынке. Прежде всего потому, что эти объёмы всё равно вскоре ушли бы с российского рынка. Спрос – а за ним и цены, – на топливо в Европе растут, и для белорусских нефтепереработчиков европейский рынок становится более привлекательным. Однако, в сочетании с другими принятыми и обсуждаемыми мерами оно свидетельствует об отсутствии у государства чёткой стратегии поведения в кризисный период, говорит Евгений Аркуша. Например, недавно был снижен норматив биржевой торговли нефтепродуктами для производителей, что способствовало созданию на бирже искусственного дефицита и росту цен. Сейчас обсуждается перенос акциза с НПЗ на АЗС. Это, по словам президента РТС, даст сиюминутную выгоду нефтяным компаниям, при этом весь остальной рынок потеряет. «Вместо стратегии нам, под предлогом сложной экономической ситуации, предлагают спорные тактические решения», – сетует Евгений Аркуша.

Можно вспомнить и другие инициативы нефтяников, направленные на получение льгот за счёт остальных участников рынка. Например, недавняя просьбе главы «Роснефти» Игоря Сечина к президенту поспособствовать в снижении тарифов на перекачку нефти в системе «Транснефти». Несмотря на всю спорность представленных аргументов, Владимир Путин дал поручение рассмотреть этот вопрос.  

СЛЕДУЮЩИЙ МАТЕРИАЛ РАЗДЕЛА "Downstream"