ОБЪЕДИНЕНИЕ ЛИДЕРОВ НЕФТЕГАЗОВОГО СЕРВИСА И МАШИНОСТРОЕНИЯ РОССИИ
USD 78,94 0,30
EUR 89,15 0,22
Brent 0.00/0.00WTI 0.00/0.00

Бизнес обяжут отчитываться о выручке по видам деятельности

Премьер-министр Михаил Мишустин по итогам заседания правительственной комиссии по развитию малого и среднего предпринимательства (МСП) 1 декабря поручал Минэкономразвития и ФНС подготовить изменения в систему применения бизнесом кодов ОКВЭД. «Ведомости» выяснили, что концепция реформы в целом разработана. Ее курировал первый вице-премьер Андрей Белоусов, рассказал представитель Минэка. Основные изменения, по словам собеседника «Ведомостей», в следующем.

Коды ОКВЭД предлагается определять по единой методике – исходя из объема выручки на соответствующий вид деятельности. Компаниям или ИП нужно будет указать те виды бизнеса, которые в общей сложности покрывают не менее 80% совокупной выручки. При этом нельзя будет проигнорировать направления, которые занимают в доходах более 10%. Вводить лимиты на количество видов деятельности, которые вправе указать компания, не планируется. Ограничивать бизнес в праве вести любую деятельность безотносительно выбранных кодов ОКВЭД (за исключением лицензируемой) также намерений нет.

Основным будет считаться тот вид деятельности, от которого компания получает наибольшую выручку. При этом уже не будет иметь столь принципиального значения, какой код является основным, а какие выступают дополнительными. Структурирование деятельности исходя из долей выручки позволит более гибко применять к бизнесу те или иные нормы, а в перспективе – и меры поддержки.

При изменении структуры выручки более чем на 20 процентных пунктов бизнесу нужно будет официально ее обновить и уточнить коды ОКВЭД – этот подход рассматривается в качестве базового. Такой уровень ковенанта избран для того, чтобы избежать ежегодных издержек на обновление документов и уменьшить административную нагрузку на бизнес.

Для некоммерческих организаций распределение выручки не всегда может объективно иллюстрировать структуру деятельности, поскольку это не является их самоцелью. Поэтому коды НКО будут присваиваться исходя из численности работников по тому или иному виду деятельности (основным ОКВЭД будет тот, где зарегистрировано больше всего персонала и т. д.). При этом не планируется изменений в основных положениях законодательства, согласно которым бизнес вправе осуществлять любую деятельность безотносительно выбранных кодов ОКВЭД (за исключением лицензируемой).

Для того чтобы правильно определить виды деятельности для регистрации в реестре, на платформе ФНС можно будет воспользоваться специальным сервисом. Для тех, кто регистрируется впервые, будет предусмотрена система подсказок – интерактивный помощник. Действующие пользователи сервиса смогут интегрировать свои системы бухгалтерского учета с инструментом ФНС – таким образом будет автоматизирована процедура отчетности.

Количество форм отчетности будет сокращено. Сейчас девять форм подачи отчетности, их количество планируется уменьшить до пяти, из которых три будут формироваться автоматически с помощью цифровых сервисов ФНС. Процесс предоставления отчетности также будет в значительной степени упрощен – единым реестром данных об ОКВЭД будет оперировать ФНС. Подача информации бизнесом по подтверждению кодов по единой форме будет производиться ежегодно – для крупного и среднего (так, как сейчас и предусмотрено); для малых и микро – при изменении выручки более чем на 20% по осуществляемым видам деятельности.

Два источника «Ведомостей», близких к кабинету министров, а также собеседник, знакомый с ситуацией, сообщили, что в ходе обсуждения реформы ОКВЭД рассматривалось предложение ограничить максимальное количество видов деятельности, которые вправе регистрировать компания, по крайней мере из сегмента МСП. По их словам, с такой инициативой выступала ФНС, но она не была поддержана на площадке правительства. Обсуждались разные варианты, в том числе лимит в четыре вида деятельности. Налоговой такая система максимально бы упростила контроль и ведение реестра – это сразу бы расчистило данные. Но в итоге от такой концепции отказались, поскольку «жизнь более сложна и многогранна», отметил один из собеседников «Ведомостей». Впрочем, сейчас предприниматели и так стараются не консолидировать в одно юрлицо слишком большое количество видов деятельности – такая политика создает риски, поскольку вызывает вопросы у контрольно-надзорных органов. Представитель ФНС не ответил на вопрос. 

Зачем это нужно

В прошлом году в пик пандемии стало понятно, что система ОКВЭД находится в кризисе. Власти формировали пакеты поддержки бизнеса, главным образом исходя из того, какие отрасли больше остальных пострадали от пандемии. В частности, был определен перечень направлений, где негативный эффект от коронавируса оказался наиболее сильным. Их представители могли претендовать на госпомощь – субсидии, льготные кредиты и т. д. Подтверждением принадлежности пострадавшей отрасли выступал основной код ОКВЭД, указанный юрлицами и ИП в едином государственном реестре (ЕГРЮЛ). Это привело к тому, что значительной части компаний, которые фактически входили в утвержденный правительством перечень отраслей, но формально, согласно ЕГРЮЛ, занимались другой деятельностью, в поддержке было отказано. Узнав об этой проблеме, власти по инициативе Минэка объявили кампанию по уточнению основных кодов ОКВЭД для малого бизнеса. 

На заседании правкомиссии по МСП Мишустин напомнил, что в начале нулевых ОКВЭД пришли на смену еще советской системе определения отраслевой принадлежности бизнеса. Тогда было принято решение, что налогоплательщики сами должны выбирать себе код, который им будут присваивать. Но системы контроля за тем, чтобы именно указанный вид деятельности реально оставался основным, введено не было. «И были целые метаморфозы. Например, я просто напомню, лет 20 назад «Газпром» был компанией транспортной, и очень сложно было его отнести к иному виду деятельности», – отметил Мишустин. 

Данные, которыми оперируют власти, в частности о видах экономической деятельности, действительно требуют другого подхода, согласился руководитель ФНС Даниил Егоров. На площадке у Белоусова были разработаны предложения, которые позволят изменить ту ситуацию, с которой власти столкнулись в прошлом году (судя по всему, Егоров имел в виду именно расхождение между реальной деятельностью бизнеса и его основным ОКВЭД). По его словам, единой «точкой», где можно будет заявить о видах экономической деятельности, выступит ФНС. При этом все остальные виды отчетности, в частности для фонда социального страхования (сейчас компании предоставляют туда данные об ОКВЭД отдельно, для расчетов тарифов страховых взносов. – «Ведомости»), сдавать будет не нужно. Кроме этого налоговая, по его словам, вместе с поставщиками ERP-систем (софт для управления бизнес-процессами, в том числе учета денежных потоков) разрабатывает решения, которые позволят автоматизировать предоставление информации о видах деятельности. 

Кроме того что власти не всегда могут справедливо распределить господдержку, беспорядок в системе ОКВЭД существенно влияет на качество статистики. По словам близкого к кабинету министров источника, когда в период пандемии в правительстве оперативно мониторили изменения в денежных потоках в разных отраслях, в одном из секторов, который вошел в конечном счете в перечень пострадавших, ситуация парадоксальным образом складывалась как нельзя более благоприятно. Выяснилось, что один из крупнейших онлайн-маркетплейсов поставил эту отрасль в качестве своего основного ОКВЭД, что существенно искажало статистику. Как только данные были скорректированы, входящие потоки по отрасли резко упали. 

Половинчатая реформа

Предлагаемая реформа ОКВЭД выгодна и властям, и бизнесу – это Win-Win история, уверен исполнительный директор «Опоры России» Андрей Шубин. Но так будет лишь до тех пор, пока логика учета не только основного, но и дополнительных кодов, например при решениях о предоставлении господдержки, продолжит сохраняться, оговорился он. Кроме этого методика должна быть максимально понятной – например, значительная часть индивидуальных предпринимателей не являются продвинутыми пользователями тех или иных цифровых систем. Для них это может создать дополнительные издержки, отметил Шубин.  

До пандемийного кризиса мало кто придавал большое значение системе ОКВЭД, признает сопредседатель «Деловой России» Антон Данилов-Данильян. Есть некоторые виды деятельности, для которых предусмотрены государственные квоты, для этого важно было корректно указать основной код, но в остальном никакой разницы не было – к этому все относились как к исключительно формальной учетной истории, добавил он. Предприятия, когда регистрировались, брали себе самые разные ОКВЭД – на перспективу или просто чтобы обеспечить себе большую гибкость: они не старались, чтобы их деятельность точно соответствовала коду, при этом ни налоговая, ни статистические органы практически это не проверяли.

В целом предложенная реформа – это шаг вперед, при этом пока она половинчатая, говорит Данилов-Данильян. Он отмечает, что отношения между компаниями описываются товарными накладными, счетами-фактурами и платежными поручениями. У ФНС нет возможности это полноценно отслеживать – между платежом, получением денег и кодом ОКВЭД нет однозначной связи. Более глубокая автоматизация, цифровизация всего процесса позволят сделать реформу более комплексной, резюмировал сопредседатель «Деловой России».

Для государства нынешняя ситуация плоха прежде всего тем, что картина деятельности предприятий, получаемая органами статистики и макроэкономического планирования, оказывается сильно искаженной, отметил советник практики административного права и законотворчества АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Павел Сухолинский. В таких условиях трудно принять точные решения – например, никакой искусственный интеллект не сможет правильно оценить обстоятельства, если получит в качестве исходных искаженные данные, добавил эксперт. В различных государственных реестрах часто оказываются неактуальные сведения о видах деятельности предприятий, что тормозит цифровизацию и освобождение бизнеса от подачи разнообразной дублирующейся отчетности, полагает Сухолинский. 

Предлагаемая реформа, по его мнению, полностью не решит проблему, но вполне способна существенно улучшить ситуацию. Для бизнеса ее положительным итогом станет как минимум упрощение предоставления отчетности, а для государства оптимизируется сбор и анализ данных о деятельности предприятий. Тогда появится возможность перейти на единую методику их обработки, в том числе применять к ним технологии big data, резюмировал Сухолинский.

Дополнительная информация

Идет загрузка следующего нового материала

Это был последний самый новый материал в разделе "Налоги"

Материалов нет

Наверх