Что изменилось в российских законах об ИТ и бизнесе в цифре

В 2019 году в России впервые ввели в законодательство понятие «цифровые права». Ими можно пользоваться в рамках инвестиционных платформ, покупая какую-либо вещь или заказывая услугу. Кроме того, законодатели упростили процесс заключения договоров. Теперь это можно сделать в электронной форме и даже с помощью простого СМС. Руководитель «Pravo Просто» Мария Трошихина и юрист в сфере ИТ и интеллектуальной собственности Адиль Мингалеев собрали главные законодательные изменения в сфере ИТ за прошлый год и рассказали, чем это грозит бизнесу в условиях цифровой экономики.

Нормативно-правовая база может как стимулировать развитие той или иной технологической сферы, так и существенно сдерживать ее. Например, недостаток законодательного регулирования в сфере больших данных пока не дает использовать россиянам свои персональные данные в целях коммерциализации. А отсутствие понятия криптовалюты препятствует легализации популярных во всем мире цифровых валют в России. Однако уже сегодня каждый россиянин может заключить договор с помощью СМС, а смарт-контракты, работающие на основе блокчейна, позволяют проводить сделки безопаснее и прозрачнее с точки зрения борьбы с коррупцией и мошенничеством.

Договор теперь можно заключить по СМС

С 1 октября 2019 года вступили в силу поправки в Гражданский кодекс РФ, в соответствии с которыми можно заключать договоры в электронной форме (ст. 160, ст. 434 ГК РФ).

Фактически это было возможным и раньше, но сейчас закон увеличил количество способов их заключения.

Договор в классической форме сегодня заключать не обязательно. С потенциальным партнером или клиентом это можно сделать, например, путем обмена сообщениями по электронной почте или в мессенджере. Главное, чтобы потом была возможность достоверно установить, что сообщение исходит именно от вашего контрагента, а не от третьего, неизвестного лица.

Смарт-контракты узаконили

Также в силу вступили изменения в ст. 309 ГК РФ. Появилась возможность заключения самоисполняемых сделок или смарт-контрактов. Теперь сделку можно заключить с условиями исполнения «без направленного на исполнение обязательства отдельно выраженного дополнительного волеизъявления его сторон путем применения ИТ».

Сфера применения таких договоров очень широка и позволяет постепенно внедряться в гражданские правоотношения. Данная норма также связана с цифровыми правами.


Пример использования смарт-контракта — размещение на сайте интернет-магазина оферты со ссылкой на специальное ПО. Программа может содержать алгоритм, в соответствии с которым с банковской карты покупателя автоматически снимается необходимая сумма денег с момента получения им товара. Но следует учесть множество технических нюансов, которые необходимо будет решить разработчикам таких программ.

Сейчас в основном всё ограничивается лишь фантазией технических специалистов и юристов в том числе. Прорывные идеи и бизнес-модели можно облачить в правовые конструкции, и для этого уже появляются законные инструменты.


Появились цифровые права, но пока без криптовалюты

В объекты гражданских прав были включены цифровые права (ст. 128 ГК РФ), а в ГК РФ введена новая статья — ст. 141.1 «Цифровые права».

Ими можно распоряжаться разными способами, главное, чтобы они были предусмотрены специальной информационной системой, определенной законом. Сегодня существует лишь один специальный закон, указывающий на возможность распоряжения цифровыми правами в рамках информационной системы, в частности инвестиционной платформы.

Распоряжение цифровыми правами осуществляется только в рамках экосистемы информационной системы, которой пока может быть только инвестиционная платформа со дня вступления закона в силу «О привлечении инвестиций с использованием инвестиционных платформ и о внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ».

Инвестиционные платформы и множество ограничений

С 1 января 2020 года вступил в силу закон, регулирующий краудинвестинг (Федеральный закон № 259-ФЗ «О привлечении инвестиций с использованием инвестиционных платформ и о внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ»). Согласно этому закону, на сайте инвестиционной платформы будут размещаться предложения от лиц, которые хотят получить инвестиции в свои проекты. При этом сделки заключаются только в экосистеме инвестиционной платформы в электронном виде.


Закон об инвестиционных платформах устанавливает следующие способы инвестирования:

  • предоставление займов;
  • приобретение эмиссионных ценных бумаг, размещаемых с использованием инвестиционной платформы, за исключением бумаг кредитных организаций, некредитных финансовых организаций, а также структурных облигаций и предназначенных для квалифицированных инвесторов ценных бумаг;
  • приобретение утилитарных цифровых прав.

Под утилитарными цифровыми правами понимаются «утилитарные токены».

Утилитарные цифровые права могут содержать следующие цифровые права:

  • право требовать передачи вещей;
  • право требовать передачи исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и (или) прав использования результатов интеллектуальной деятельности;
  • право требовать выполнения работ и (или) оказания услуг.

Инвестор с использованием платформы приобретает утилитарное цифровое право за деньги, после чего у него возникают права требования из указанного выше списка.


С использованием инвестиционных платформ ИТ-стартапы смогут привлекать инвестиции, продавая права требования на еще не созданные объекты, например, право требования на предоставление лицензии на использование разрабатываемого программного продукта.

Новый закон содержит множество требований и ограничений. В частности, операторами инвестиционных платформ могут быть только лица, соответствующие требованиям, указанным в законе. Кроме того, при проведении операций обязательна идентификация лиц, осуществляющих инвестиции, а физическое лицо может инвестировать не более 600 тыс. рублей в год.

Платежные агрегаторы и кто ими может быть

В федеральном законе «О национальной платежной системе» появились новые понятия — в том числе, «платежный агрегатор». Это компании, с которыми оператор заключает договор по переводу денежных средств (например, банк) в целях приема или участия в переводе электронных средств платежа юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями.

Фактически платежными агрегаторами можно признать посредников, которые предоставляют техническую возможность компаниям принимать электронные средства платежа (ЭСП) от своих клиентов или которые непосредственно задействованы в переводе денежных средств от клиентов. Под ЭСП понимают банковские карты, электронные кошельки и прочее.

С 31 декабря 2019 года закон приравнял платежный агрегатор к банковским платежным агентам (ст. 14.1 ФЗ «О национальной платежной системе») и устанавливает множество требований к платежным агрегаторам, среди которых — обязанность открытия специального банковского счета, на который будут зачисляться деньги, а также проведение мер по сохранению конфиденциальности в отношении информации при осуществлении переводов денежных средств, отчетность.

Изменения в законе затронут в том числе посредников по проведению платежных операций, а также организации, которые, например, предоставляют специальное программное обеспечение в целях проведения операций со счетами.

Например, организация из сферы ИТ, которая работает по следующей схеме: компания встраивает на сайт своего заказчика ПО, дающее возможность оплачивать товары или услуги на сайте, а также являясь агентом, она получает деньги на свой расчетный счет и за вычетом своей комиссии перечисляет их своему заказчику.

Мы обратились в Центробанк РФ с запросом о разъяснении, будут ли организации, имеющие эти признаки, объявлены платежными агрегаторами. В своем ответе ЦБ пояснил, что такие организации обладают признаками платежных агрегаторов и должны вести деятельность в их качестве. Кроме того, под закон попадают организации, которые хоть и не принимают на свой расчетный счет деньги плательщиков, но предоставляют другим компаниям технические средства, с помощью которых плательщики могут приобретать товары или услуги с применением ЭСП. В том числе, услуги по встраиванию на сайты организаций функционала по приему платежей с ЭСП. Кроме того, ЦБ РФ отметил, что деятельность юридического лица, не являющегося кредитной организацией, связанная с получением в безналичном порядке денежных средств плательщиков, направленных на оплату товаров, работ или услуг, в целях дальнейшего перечисления указанных денежных средств таким третьим лицам — фактическим получателям средств, может обладать признаками перевода денежных средств, осуществлять который в силу п. 12 ст. 3 и ч. 1 ст. 11 «Закона о НПС» вправе только операторы по переводу денежных средств, к которым относятся Банк России, кредитные организации, имеющие право на осуществление перевода денежных средств, а также государственная корпорация развития ВЭБ.РФ. Мы рекомендуем таким компаниям проанализировать свои бизнес-процессы и осуществить необходимые мероприятия с целью соблюдения новых требований законодательства.


Законодательные нововведения, безусловно, способствуют развитию диджитал-технологий, к которым всё чаще обращается российский бизнес. Однако на текущий момент есть множество пробелов в законодательстве, которое не успевает в своем развитии за постоянно меняющимся технологическим миром. Очевидно, что успешное развитие цифровой экономики в России напрямую зависит от пластичности законодательства и сотрудничества бизнеса и власти.

  • Автор: Мария Трошихина Адиль Мингалеев
СЛЕДУЮЩИЙ МАТЕРИАЛ РАЗДЕЛА "IT"