Госкомпаниям запретят использовать зарубежные базы данных

В законопроекте «О суверенном Рунете» эксперты обнаружили положение, которое усложнит жизнь госкомпаниям: им запрещается использовать зарубежные базы данных. Запрет может негативно отразиться на «Ростелекоме»

Госструктуры (корпорации, ФГУПы и др.), а также госорганы, являющиеся операторами той или иной информационной системы, не смогут использовать для работы зарубежные базы данных и оборудование, находящееся за границей. Такое положение содержится в одобренном парламентом законопроекте, получившем неофициальное название «О суверенном Рунете». Документ был одобрен Госдумой и Советом Федерации, но пока не подписан президентом России и официально не опубликован.

В данной формулировке законопроект отразится негативно на работе российских членов RIPE NCC — одной из пяти региональных организаций, распределяющих IP-адреса и другие интернет-ресурсы по странам европейского региона и Ближнего Востока, а также технически поддерживающих функционирование мирового интернета, обратил внимание представитель RIPE. В частности, проблемы могут возникнуть у «Ростелекома».

С какими именно трудностями могут столкнуться «Ростелеком» и другие госкомпании, разбирался РБК.

«Ростелеком» без доступа к данным Сети

«Ростелеком» является крупнейшим интернет-провайдером в России и оператором как минимум двух информационных систем — Единой системы идентификации и аутентификации и Единой биометрической системы. Сейчас «Ростелеком» для поддержания работы Рунета, как и все операторы связи, обращается к базе данных RIPE DB, которая «для всего мира является источником первичной информации о распределении сетевых адресов и правилах маршрутизации в интернете», пояснил РБК директор по внешним связям в Восточной Европе и Средней Азии RIPE NCC Алексей Семеняка. «Но закон «О суверенном Рунете» прямо запрещает госкомпаниям пользоваться иностранными базами данных. В том числе, очевидно, и RIPE DB. Так что мы, как организация, с большим интересом будем следить за подзаконными актами, которые могут исправить ситуацию», — отметил он.

Представитель RIPE NCC пояснил, что интернет устроен так, что если где-то в другой юрисдикции возникнет проблема с работой Сети, то «Ростелеком» «почувствует», что что-то «работает неоптимально», но получить конкретные сведения и повлиять на устранение проблемы уже не сможет, и абоненты столкнутся с замедлением работы интернета. «В базе RIPE DB содержатся данные о всех возможных маршрутах нашего региона в Сети — в случае если закон останется без изменений, «Ростелеком» потеряет возможность законно получать информацию об этих маршрутах», — сказал он. Недоступной для игроков из других стран, соответственно, станет информация от «Ростелекома» и других структур, попадающих под действие закона, о маршрутизации трафика на территории России.

Представитель «Ростелекома» отказался от комментариев.

Кого еще может касаться запрет ​

Главный аналитик Российской ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК) Карен Казарян поясняет, что первоначальный смысл этого положения закона заключался в том, чтобы запретить размещение государственных информационных систем за рубежом, в том числе в облачных хранилищах иностранных компаний. Но в существующем виде эта часть принятого парламентом закона действительно может повлиять на более широкий круг организаций, включая, например, «Российские железные дороги» (РЖД) или «Ростелеком», указывает Казарян.

По словам одного из участников железнодорожного рынка, особенность информационных систем РЖД в том, что они работают в собственной сети, которая существует независимо от интернета. «То есть связей с зарубежными и даже с российскими базами данных у информационных систем РЖД нет. Для организации поездной работы достаточно телефонной связи, по которой информацией о поезде обмениваются соседние станции», — отметил он.

Фото: Владимир Смирнов / ТАСС

Единой международной базы для продажи билетов на поезда, по информации руководителя направления «железнодорожные билеты» сервиса «Туту.ру» Максима Корсакова, не существует. «Вся информация о билетах конкретного перевозчика хранится в системе этого перевозчика. Обмен данными между системами зависит от двусторонних договоренностей. Например, билеты на поезд из Казахстана в Россию можно купить в Казахстане, потому что есть такая договоренность и доступ к информации о наличии мест. Есть аналогичные договоренности, например, при покупке билетов на европейские направления: можно купить в Вене билет до Ниццы на поезд РЖД, который следует по маршруту Москва — Ницца через Вену», — отметил он.

Максим Корсаков затруднился ответить, какими будут последствия, если РЖД не смогут получать информацию из баз данных стран, с которыми есть подобная договоренность. Но при невозможности получить информацию из базы данных другого перевозчика билеты продать не удастся, считает он.

Представитель РЖД отказался от комментариев.

Руководитель практики ТМТ Bryan Cave Leighton Paisner Russia Екатерина Дедова отметила, что если госструктуры и госорганы, пользуясь услугами иностранных компаний, предоставляют какую-либо информацию, которая будет храниться не на сервере в России, то они теоретически могут подпадать под действие этой статьи закона, если она будет применяться буквально. Она подчеркнула, что услуги эти могут быть любыми: от расчетов автоматического возврата налогов до скоринговых услуг.

Можно ли обойти запрет

Карен Казарян считает, что обойти требование закона будет несложно — для этого любая негосударственная организация должна будет сделать копию нужной базы данных, а госкомпания или госорган смогут брать информацию уже из этой копии. «Это было бы даже не копирование в собственном смысле, а скорее посредничество — предоставление доступа к той или иной базе данных через другую компанию. Конечно, существует вероятность некоторых перебоев, но это сугубо технический вопрос, и в той же степени проблемы могли бы возникнуть с базой данных как таковой», — отметил аналитик РАЭК.

По мнению Екатерины Дедовой, норма сформулирована максимально широко и под размещенными «за пределами территории России базами данных и техническими средствами» может пониматься все что угодно. «Это основная проблема данного закона. Дело в том, что одобренный Советом Федерации закон «О суверенном Рунете» — это некий свод общих правил, отсылающих к нормативным правовым актам, которых пока еще нет. В виду этой неопределенности сейчас трудно делать какие-либо прогнозы лишь на основании существующих общих норм, не содержащих какой-либо конкретики. Многое будет зависеть от того, какими будут подзаконные акты», — указала Дедова.

Что такое закон «О суверенном Рунете»

Поправки в законы «О связи» и «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», получившие неофициальное название закон «О суверенном Рунете», должны обеспечить безопасное и устойчивое функционирование интернета на территории России в случае возникновения угроз извне. Каких именно, в законопроекте не уточняется, список угроз должно будет определить правительство. Закон предусматривает, что все операторы связи должны установить специальное оборудование, которое им предоставит Роскомнадзор. Это оборудование позволит надзорному органу управлять маршрутами интернет-трафика в критических ситуациях, а также блокировать доступ к запрещенным в России сайтам. К 1 января 2021 года должна быть создана национальная система доменных имен. Затраты на исполнение закона оценили более чем в 30 млрд руб. Большая часть его положений должна вступить в силу с 1 ноября этого года.

  • Автор: Евгения Баленко, Мария Кокорева
СЛЕДУЮЩИЙ МАТЕРИАЛ РАЗДЕЛА "IT"