Как Россия может стать налоговой гаванью для IT-гигантов

Лидеры G7 собираются представить в эти выходные новый глобальный налог на IT-корпорации. Речь о сделке с технологическими гигантами Amazon, Google, Facebook, Apple, которые перестанут прятаться по налоговым офшорам в обмен на единую ставку на прибыль и отмену особых «цифровых налогов» в отдельных странах. Такой налог на доход для зарубежных IT-компаний собираются ввести и в России. «Газета.Ru» спросила экспертов, присоединится ли Москва к глобальной сделке и придется ли для этого разворачивать «налоговый маневр», направленный на поддержку отечественного IT-сектора.

Лидеры «большой семерки» на выходных собираются представить план по решению проблем в глобальной налоговой системе, пишет Bloomberg. Прежде всего на повестке — повышение минимальной ставки корпоративного налога для трансграничных IT-гигантов. Сейчас многие из них являются налоговыми резидентами в таких гаванях как Британские Виргинские острова (0% корпоративный налог на прибыль), Ирландия (12,5% налог на прибыль торговых компаний), Кипр (10%) и других. В G7 думают над единой ставкой налога на прибыль IT-корпораций — 15%. Эту тему обсуждали министры финансов G7, инициатива с 2019 года разрабатывалась в Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР).

Глава Минфина США Джанет Йеллен полагает, что «слишком долго страны соревновались, кто опустит налоговую ставку ниже» в попытках заманить к себе побольше крупных налогоплательщиков из числа IT-гигантов, и теперь пришла пора это менять.

Сами IT-корпорации идею повышения корпоративных налогов до 15% поддержали, но только при условии, что государства согласятся отменить так называемые «цифровые налоги». Страны вводят их на доход трансграничных компаний, заработанный в данной юрисдикции, в попытках хоть что-то получить в свой бюджет с иностранных фирм-нерезидентов. В странах Европы ставки по этим сборам находятся в диапазоне от 1,5% (Польша) до 7,5% (Турция), действуют они также в Великобритании (2%), во Франции, Италии и Испании (по 3%).

За «глобальную налоговую сделку» с единой ставкой 15% на прибыль корпораций при отмене «цифровых налогов» публично выступили Facebook, Google и ряд других компаний.

«Мы всячески поддерживаем работу по обновлению международной налоговой системы. Надеемся, что будет обеспечено сбалансированное и долговечное соглашение», — цитирует Reuters представителя Google Хосе Кастанеду.

Россия на перепутье

В России в настоящее время существует так называемый налог «налог на Google» — иностранные компании платят НДС в российский бюджет с интернет-продаж своего контента или услуг.

При этом в правительстве активно обсуждают введение дополнительного «цифрового налога» в 3%. Его будут обязаны платить зарубежные корпорации (в том числе маркетплейсы) с дохода, который они получают от российских пользователей — через платежи или монетизацию обезличенных данных (например, для таргетирования рекламы). Полученные с зарубежных корпораций налоги собираются направить на льготы для отечественных цифровых компаний.

Однако вычислить фискальную базу для такого «цифрового налога» будет непросто. Проблема налогообложения глобальных IT-корпораций заключается в том, что никто точно не знает, сколько именно они зарабатывают. У интернет-гигантов не сотни и не тысячи клиентов, а десятки миллионов, иногда — миллиарды. Платежи совершаются в сложных взаимосвязанных системах сервисов, и их очень непросто отследить. А если к этому добавить оптимизацию налогов и размещение компаний из одной экосистемы в разных удобных юрисдикциях, картина становится на порядок сложнее, пояснил «Газете.Ru» член комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи Антон Горелкин.

«Чем гоняться в такой ситуации за каждым центом или копейкой — налоговым органам проще вменить IT-гигантам дополнительный фиксированный налог. К этому сейчас пришли все крупнейшие экономики мира», — объясняет депутат.

По мнению Горелкина, какой вариант выбрать — присоединиться к глобальной системе налогообложения интернет-компаний, которая сейчас создается, или ввести собственный налог — не слишком принципиально. Главное, что с полученной в России прибыли иностранные IT-компании заплатят более справедливые суммы, которые пойдут на развитие отечественной технологичной индустрии, говорит депутат.

Если же Россия присоединится к глобальному налогу, то ей придется принять навязанную партнерами ставку. Кроме того, не ясно, не придется ли стране отменять свой «налоговый маневр», благодаря которому с 1 января для российских компаний-разработчиков ПО налог на прибыль сократился с 20% до 3%, а также ставка страховых взносов понизилась.

Антон Горелкин считает отмену внутреннего налогового маневра маловероятной. А управляющий партнер юридической компании «Иккерт и партнеры» Павел Иккерт рассказал «Газете.Ru», что сегодня отсутствуют понятные и эффективные механизмы и международные институты, способные стимулировать суверенные государства к изменению внутренней фискальной политики, а главное, контролировать соблюдение даже формально принятых на себя обязательств. По его мнению, проведение независимой налоговой политики — это безусловное право любого суверенного государства, подчеркивает юрист, и даже теоретически для реализации такой инициативы «нужны не просто и не только отдельные двухсторонние налоговые соглашения.

«На мой взгляд, введение глобальной ставки для транснациональных компаний в размере 15% — это утопия, и всерьез рассматривать такую возможность не стоит как минимум в обозримом будущем», — говорит Иккерт.

Руководитель налоговой практики «Зарцын и партнеры» Николай Андреев считает, что присоединяться к глобальной сделке не надо, потому что в России не столь много IT-компаний, которые попадут под удар зарубежной налоговой реформы, «зато многих мы можем привлечь сюда».

«Нужно отстаивать цифровой налог, при этом давать иностранным IT-компаниям льготы, чтобы Россия в перспективе стала налоговой гаванью для IT-сектора»,

— заметил Николай Андреев в разговоре с «Газетой.Ru».

Он считает, что в России нужно вводить 3% на доход иностранных IT-компаний и расширять налоговый маневр, который пока что хорош для отечественного малого и среднего IT-бизнеса, занимающегося разработкой. Андреев сообщил, что к ним уже обращались российские представительства ряда крупных высокотехнологичных компаний за помощью в интеграции в льготное налоговое поле. Им нужно это сделать так, чтобы не навредить своим головным зарубежным юрлицам и снизить риски для трансграничных сделок. Иностранный бизнес пока что только присматривается к нашей системе, считает Андреев.

Придут ли иностранные IT-компании за налоговым резидентством в Россию, будет зависеть не только от экономической целесообразности, полагает сооснователь и генеральный директор CloudPayments Дмитрий Спиридонов. Теоретически, Россию можно было бы «номинировать в качестве налоговой гавани», если налоговое бремя для транснациональных IT-компаний после введения нового цифрового налога будет меньше, чем новая «международная ставка», говорит он.

В вопросе принятия решения о переносе бизнеса в ту или иную страну важными факторами являются такие вещи, как инвестиционный климат, локальное законодательство, созданная инфраструктура, а также политическая конъюнктура, перечислил Спиридонов.

  • Автор: Маргарита Соболь
СЛЕДУЮЩИЙ МАТЕРИАЛ РАЗДЕЛА "IT"