Неподъемная электроника

Директор департамента радиоэлектронной промышленности Минпромторга Василий Шпак на пресс-конференции в ТАСС представил проект «Стратегии развития электронной промышленности РФ на период до 2030 года». В пресс-конференции также приняли участие представители ряда крупных предприятий и объединений электронной промышленности.

У этого документа непростая история. ЦНИИ «Электроника», головной НИИ отрасли, дважды разрабатывал варианты стратегии, которые по разным причинам отклонялись электронным сообществом и чиновниками. Однако в июне вышло поручение президента, которое обязывало правительство утвердить межотраслевую стратегию развития электронной промышленности к концу 2019 года. И, насколько известно, Василию Шпаку, назначенному директором департамента в мае, пришлось в пожарном порядке организовывать разработку нового варианта документа.

ЭЛЕКТРОН ШПАК.png
Директор департамента радиоэлектронной промышленности Минпромторга Василий Шпак представил проект «Стратегии развития электронной промышленности РФ на период до 2030 года»
docplayer.ru

 

Для чего нужна стратегия

Как отметил в своем выступлении Шпак и как сказано в стратегии, «необходимость актуализации стратегии развития отрасли продиктована в первую очередь ужесточением условий внешней среды». В мире идет, как сказал Шпак, «экономическая и технологическая война», в которой электроника — одно из важнейших полей сражения.

Как отметил г-н Шпак, у России в электронике есть серьезные традиции и достижения, причем и в специальной, и в бытовой электронике, хотя большинство их в прошлом. Но все же существуют серьезные научные школы, сохранились серьезные производственные коллективы.

Задача, которую должна решить государственная политика в области электроники, — «перевод отрасли в качественно новое состояние к 2030 году. Это состояние будет отличаться от нынешнего по всем ключевым параметрам: существенно большим, чем в настоящее время, технологическим суверенитетом, масштабом и уровнем развития технологических платформ, вкладом в экономический рост страны, уровнем производительности и цифровизации, конфигурацией отраслевой структуры и развитостью кооперационных связей, конкурентными позициями на внутреннем и внешнем рынках, эффективностью бизнес-моделей в отрасли, мотивированным на прорыв кадровым корпусом».

Для привлечения интереса частного бизнеса к отрасли и ее развитию Минпромторг предлагает существенно расширить преференции и льготы участникам рынка — в частности, предоставлять льготы отечественным производителям при осуществлении госзакупок. Например, предоставлять отечественной продукции 30-процентный ценовой гандикап. Для этого следует уточнить понятие «продукция отечественного производства». Увеличить бюджетное финансирование, в первую очередь НИОКР. В частности, необходимо изменить соотношение господдержки и частных инвестиций в НИОКР с нынешних 50 на 50% на 70% господдержки и 30% частных вложений. Правда, эти цифры прозвучали в выступлении Шпака, в самой стратегии пока об этом ничего не сказано. Возможно, эти конкретные цифры появятся при составлении плана реализации стратегии, который должен появиться после ее утверждения стратегии.

magnifier.png  Для привлечения интереса частного бизнеса к отрасли и ее развитию Минпромторг предлагает существенно расширить преференции и льготы участникам рынка, в частности предоставлять льготы отечественным производителям при осуществлении госзакупок

И, как отметил Шпак, одна из важнейших задач развития отрасли —привлечение иностранного капитала и трансфер технологий, который должен быть обставлен определенными условиями, как это практикует, например, Китай. Например, условием передачи документации на выпускаемые изделия и прав интеллектуальной собственности на них. Правда, некоторые участники рынка считают, что слишком жесткие условия могут отпугнуть иностранных инвесторов, тем более что российский рынок значительно меньше китайского, даже потенциально, и в этом смысле менее привлекателен.

В целом же, если кратко изложить основные положения выступления Василия Шпака, то их два: российская электроника должна быть на передовых позициях, для чего необходимо навести порядок в системе регулирования рынка в интересах российских производителей и иностранных инвесторов, готовых к серьезной локализации своей продукции.

magnifier.png  Насколько средний бизнес, обычно выступающий мотором инноваций, будет вовлечен в этот процесс? И хотя Василий Шпак в своем выступлении упомянул средний бизнес как одну из опор стратегии, в самой стратегии он не назван

Есть, правда, одна деталь, которая требует уточнения: на кого собирается опираться государство при решении проблем отрасли? На традиционные государственные структуры или на частный бизнес. Опять же, на какой? Насколько средний бизнес, обычно выступающий мотором инноваций, будет вовлечен в этот процесс? И хотя г-н Шпак в своем выступлении упомянул средний бизнес как одну из опор стратегии, в самой стратегии он не назван. Но ведь его представители имеют свою точку зрения на стратегию развития отрасли. И даже представили в правительство свой вариант стратегии. О чем в нашем журнале несколько раз писали директор Ассоциации разработчиков и производителей электроники Иван Покровскийи генеральный директор компании «Миландр», крупнейшего российского производителя микроэлектроники, Михаил Павлюк. Но сказать, что их мнение серьезно учтено, пока нельзя.

 

Сценарии развития

Мы не обсуждаем намеченные в стратегии цифровые показатели предполагаемого развития отрасли, поскольку пока они не подкреплены реальными мерами. Более того, рассматриваемые в стратегии два сценария ее развития, кажутся основанными на завышенных ожиданиях.

magnifier.png  Обсуждаются цифры от 150 до 300 млрд рублей. Причем до половины этих средств предполагается израсходовать на строительство фабрики по производству микроэлектроники с проектными нормами 28 нм

Как сказано в стратегии, «в качестве основы для формирования сценариев Стратегии использованы основные параметры прогноза социально-экономического развития страны». Например, консервативный сценарий, согласно стратегии, характеризуется умеренным долгосрочным темпом роста экономики России (3,0–3,2% в год), а базовый характеризуется стабильной ситуацией на внутреннем рынке и среднегодовым темпом роста российской экономики на уровне 4,0–4,2%. Однако пока этих темпов и близко не видно. И странно ссылаться на прогноз, написанный в 2013 году, после которого с российской экономикой произошло много чего. Но если это так, то возникает вопрос: каковы перспективы реализации стратегии в условиях явного экономического застоя?

 

Цели и приоритеты

Безусловно, как правильно отмечается в стратегии, «электронная промышленность критически необходима для обеспечения всех аспектов суверенитета, безопасности и развития страны». Однако это положение очень слабо конкретизировано. Так, названы целых одиннадцать приоритетных направлений реализации стратегии, однако из текста документа трудно понять, как их предполагается реализовать. Мы предлагаем читателям познакомиться ними, но видно, что пока это скорее пожелания.

1. Обеспечить опережающее развитие кадрового потенциала электронной промышленности по всему жизненному циклу человека.

2. Определить перечень перспективных технологий отрасли и обеспечить поддержку их непрерывного развития.

3. Обеспечить доступность современных средств проектирования и производства и создание инфраструктуры совместного использования.

4. Обеспечить поддержку развития средств производства и материалов для них. К числу таких направлений относятся системы автоматизированного проектирования (САПР) изделий и специальное технологическое оборудование для создания микроэлектроники, а также фотошаблоны.

5. Повысить эффективность организации процессов жизненного цикла электронной продукции.

6. Развить кооперацию, включая технологическое партнерство с иностранными компаниями, в том числе азиатскими, в целях компенсации отсутствия ряда российских технологий, средств разработки, продукции и услуг.

7. Создать национальную систему стандартов, соответствующую или превосходящую международные требования к продукции, технологиям, бизнес-моделям, капитализации, в том числе стандартов цифровой экономики.

8. Сформировать единую отраслевую информационную среду.

9. Максимизировать долю добавленной стоимости, формирующей капитализацию отрасли.

10. Обеспечить создание востребованных потребителем продуктов и организовать экспансию на наиболее перспективные рынки.

11. Обеспечить полноценное, достаточное и бесперебойное финансирование развития электронной промышленности.

 

Можно ли восстановить электронное машиностроение

Обращает на себя особое внимание пункт 4 этого списка, который фактически предполагает восстановление практически уничтоженной в России отрасли электронного машиностроения. Об этом же говорил на пресс-конференции Василий Шпак. И действительно, без развитого электронного машиностроения электронная промышленность будет находиться в постоянной зависимости от поставщиков иностранного оборудования, что в современных условиях чревато разного рода осложнениями.

Советский Союз был одной из двух-трех стран с развитым электронным машиностроением. Однако, как сказал еще несколько лет назад в интервью журналу «Эксперт» Георгий Виноградов генеральный конструктор АО НПП ЭСТО, одной из немногих компаний, работающих в этой отрасли, «приходится констатировать: электронного машиностроения как отрасли в России не осталось, а то, что все-таки производится, годится лишь для мелких производств нестандартных устройств».

magnifier.png  Даже если представить, что потребители обратятся к российским разработкам, то удовлетворить такое разнообразие на имеющихся мощностях, во-первых, невозможно, а во-вторых, невыгодно, поскольку производство электронных компонентов становится оправданным только при многомиллионных заказах

Известно, что современное оборудование, необходимое для производства микроэлектроники, принадлежит к сложнейшим изделиям машиностроения и в мире существует буквально несколько компаний, выпускающих, например, установки для микроэлектронной фотолитографии или прецизионного травления. Справедливости ради стоит отметить, что в РАН есть научные коллективы, которые занимаются серьезными исследованиями в этой области. Но их разработки не выходят из стен лабораторий, как в силу недостаточной поддержки со стороны государства, так и отсутствия соответствующих производств.

Кроме того, для восстановления отрасли электронного машиностроения необходимы соответствующие кадры, развитие которых вроде бы предусмотрено в первом пункте. Проблема, однако, в том, что единственный вуз, который целенаправленно готовил кадры именно для электронного машиностроения, — Московский институт электронного машиностроения (МИЭМ) — был присоединен к ВШЭ и фактически утратил направление подготовки специалистов именно для этой отрасли. Что оправдывалось отсутствием потребности в таких специалистах и даже нашло отражение в изменении названия вуза: Московский институт электроники и математики.

 

С финансами пока непонятно

Пока о средствах, необходимых для реализации стратегии, в ней ничего не говорится. Не прозвучало никаких цифр и на пресс-конференции. Хотя г-н Шпак признал, что нам пока недоступны даже затраты, которые позволяют себе крупные американские и китайские корпорации. Известно, однако, что обсуждаются цифры от 150 до 300 млрд рублей. Причем до половины этих средств будто бы предполагается израсходовать на строительство фабрики по производству микроэлектроники с проектными нормами 28 нм. Ясно, что оставшихся средств ни на какое сколько-нибудь серьезное развитие остальной отрасли и еще и электронного машиностроения не хватит. Хотя, возможно, речь идет о мелкосерийном производстве оборудования, которое можно использовать опять-таки для мелкосерийного производства электронной продукции в специальных целях.

 

Разработать стандарты

Поскольку собственное производство электронных компонентов, особенно для гражданских потребителей, в стране развито довольно слабо, эти потребители приобретают их на мировом рынке, на котором представлено множество компаний производителей. И западных, и восточных. В результате номенклатура потребляемых в России электронных компонентов, в частности микроэлектроники, весьма разнообразна. Даже если представить, что потребители обратятся к российским разработкам, то удовлетворить такое разнообразие на имеющихся мощностях, во-первых, невозможно, а во-вторых, невыгодно, поскольку производство электронных компонентов становится оправданным только при многомиллионных заказах.

ЭЛЕКТРОН КРАСНИКОВ.png
Генеральный директор НИИМЭ академик РАН Геннадий Красников: «Чтобы развивать в России электронное машиностроение, нужно, чтобы у нас появились собственные “Самсунги” или “Хуавэи”
Алексей Таранин

Как говорил автору этих строк генеральный директор НИИМЭ академик РАН Геннадий Красников, «чтобы развивать в России электронное машиностроение, нужно, чтобы у нас появились собственные “Самсунги” или “Хуавэи”, то есть по-настоящему крупные производители разнообразной электронной аппаратуры. Для этого у такого российского “Самсунга” должны появиться якорные, лояльные потребители. Потенциально у нас они есть — это госкорпорации, “Газпром”, РЖД, “Росатом”». В свою очередь такой “Самсунг” должен стать якорным, лояльным потребителем для производителей электронных компонентов, для того же “Микрона” и других фабрик, а уже они выступят потребителями продукции электронного машиностроения <…> Что бы ты ни производил, у тебя должен быть лояльный потребитель. Для каждого этажа электронной пирамиды нужно создать цепочки лояльных якорных отечественных потребителей».

По итогам пресс-конференции и ознакомления со стратегией возникает вопрос: осознают ли ее авторы масштаб проблем, которые встают перед ними, если они реально готовы взяться за восстановление этой отрасли? И, что не менее важно, понимают ли масштаб необходимых затрат? Пока это не ясно.

СЛЕДУЮЩИЙ МАТЕРИАЛ РАЗДЕЛА "IT"