Черный лебедь 2.0: что будет, если евро подорожает до 90 рублей

В последний день июля курс евро на Мосбирже вырос до 87,8 рубля – рекорд этого года, если не считать итоги торгов 18 марта, когда европейская валюта подорожала до 88,32 рубля. Доллар тоже подорожал, хотя и не так сильно: к вечеру единица американской валюты на бирже стоила 74,2 рубля. Опрошенные «Газетой.Ru» эксперты предупреждают, что если такие котировки останутся надолго, это станет тяжелейшим ударом для многих отраслей экономики, в том числе – нефтегазовой.

Итоги валютных торгов последнего дня июля стали неожиданностью для многих: к 18.00 мск единица европейской валюты на Мосбирже стоила 87,83 рубля. Дороже в этом году евро был только 18 марта: тогда котировки выросли до 88,32 рубля, но уже на следующий день произошла коррекция и евро подешевел почти на 4 рубля.

В целом опрошенные «Газетой.Ru» аналитики считают, что дальнейшее движение евро к отметке 90 рублей маловероятно, и в целом для этого нет каких-то фундаментальных причин, и вскоре на рынке произойдет коррекция. Однако

2020-й год уже успел доказать, что кризисные ситуации могут возникнуть практически из ниоткуда, поэтому вероятность того, что серьезное падение курса рубля в этом году может стать очередным «черным лебедем» для отечественной экономики остается.

Аналитик управления торговых операций на российском фондовом рынке «Фридом Финанс» Александр Осин в комментарии «Газете.Ru» отметил, что на данный момент курс рубля с точки зрения оценок, основанных на большом числе индикаторов, отражает текущие оценочные инфляционные и инвестиционные риски.

«Но его можно устойчиво «уронить» еще на 30% если например резко ужесточить монетарную политику ЦБ изъяв из экономики приблизительно 5% - 15% денежной массы при неизменности прочих показателей», – сказал «Газете.Ru» аналитик, отвечая на вопрос, что может случиться такого, чтобы евро подорожал до 90 рублей и закрепился на этом уровне на длительный срок.

Эксперт добавил, что то же самое может случиться если, например, индекс потребительских цен в стране резко ускорится до 15-30% год к году, ставки «безрисковых» активов (10-летних американских гособлигаций) упадут до минус 2-3% годовых или цены на нефть вернутся к устойчивому снижению ниже заложенных в российском бюджете $40 за баррель. Иными словами, это должен быть некий одномоментный шок.

Если говорить о вероятности кардинальных изменений в российской экономике при стабильном курсе евро на уровне 90 за рубль, то на первый взгляд все выглядит не так страшно. Дело в том, что экономика РФ ориентирована на экспорт: в прошлом году страна продала за рубеж товаров на $419,8 млрд, а закупила только на $254,6 млрд.

При этом поток иностранной валюты в страну был выше, чем ее отток, если брать только торговые операции. Так, по данным ЦБ в прошлом году экспортные поставки России оплачивались в евро на 20,6%, в то время как импортные – на 30%. Но

если сопоставить цифры, получается, что приток евро в долларовом выражении составил $86,4 млрд, а за рубеж ушло $76,3 млрд.

С долларом аналогичная ситуация выглядит еще лучше: его доля в оплате российского экспорта в прошлом году составила 62%, а по импорту – 34,9%.

Раздолье для экспортеров

Для многих российских компаний, производящих экспортные товары, слабый рубль в целом очень выгоден, ведь для зарубежных покупателей отечественная продукция становится доступнее, в то время как рублевая выручка самих производителей растет.

В первую очередь это касается поставщиков металла. Например, в Северстали «Газете.Ru» рассказали, что

укрепление доллара и евро способствует росту выручки компании. Ее структура выглядит примерно так: около 20% приходится на евро, 60% на рубли, а остальное – на доллар и локальные валюты.

При этом операционные и капитальные затраты компании номинированы в рублях на 80 и 70% соответственно. При этом долговые обязательства компания выплачивает как раз в долларах. Так что в целом ситуация на валютном рынке никогда особенно не пугала компанию.

Еще одна отрасль, которая выиграет от роста курса валют – производство электротехнической продукции. При этом для нее эффект может быть гораздо заметнее не за счет экспорта, а за счет увеличения доли на внутреннем рынке. В частности, управляющий группой компании КЭАЗ (Курский электроаппаратный завод) Ярослав Иванов рассказал «Газете.Ru», что в марте-апреле этого года иностранные поставщики аналогичной продукции уже повысили цены в своих прайс-листах в несколько этапов.

При этом рост курса иностранных валют не сильно ударит по ценам отечественного производителя, так как

более 95% компонентов выпускаемой КЭАЗ продукции завод производит самостоятельно и большая часть материалов имеет российское происхождение.

Единственное, что не попадает в этот список – электроизоляционная бумага (так как ее производство внутри страны было потеряно), а также продукция станкостроительной отрасли.

Но чтобы отечественная электротехническая продукция доходила до потребителя на внутреннем рынке, предстоит провести определенную работу.

«Остается проблема того, что всем исполнителям на российском рынке пока проще обосновать повышение цены, чем заставить себя перейти на конкурентоспособную российскую продукцию, даже при наличии более выгодного ценового позиционирования, – сетует Ярослав Иванов. – Как таковое государственное регулирование, которое влияло бы на это, пока не работает».

Обратная сторона медали

У масштабного ослабления рубля есть и серьезные минусы, причем для рядовых граждан они могут оказаться гораздо заметнее, чем растущая экспортная выручка отдельных промышленных отраслей. В первую очередь,

внутри страны подорожает вся импортная продукция, которая оплачивается в иностранной валюте. И это касается не только бытовой техники, но и вполне рядовых вещей вроде продукции сельского хозяйства.

Те же зерновые, несмотря на то, что растут внутри страны, имеют в своих ценах валютную составляющую: например, все средства защиты растений либо импортируются, либо производятся в России из импортных компонентов.

Что касается отдельных отраслей промышленности, в беседе с «Газетой.Ru» Александр Осин из «Фридом Финанс» отметил, что сильнее всего пострадают компании с наименьшей долей экспорта в обороте и низкой маржой рентабельности. Это в основном производственный сегмент с долей в ВВП порядка 12%: машиностроение и обрабатывающая промышленность.

При этом, если иностранные валюты будут стоить дорого на протяжении длительного времени, многим компаниям придется серьезно сократить инвестиции в модернизацию производства. По словам Александра Осина, это происходит уже сейчас.

«Рубль слаб по причине того, что существует ряд особенностей в регулировании экономики РФ, которые транслируются в сравнительно высокие риски, кредитные ставки  и медленный рост, – объясняет эксперт. – То есть рубль слаб на FX (foreign exchange – валютный рынок) по тем же причинам, по которым предприятия отказываются от модернизации, а доля производства в ВВП РФ десятилетиями снижается или стагнирует».

В долгосрочной перспективе

такая ситуация может сильно ударить и по нефтегазовым доходам страны. И дело тут не столько в низких ценах на энергоносители, сколько в том, что подавляющее большинство оборудования и технологий, необходимых для дальнейшего развития отрасли, тоже приобретаются за иностранную валюту.

В беседе с «Газетой.Ru» исполнительный вице-президент нефтесервисной компании «НьюТек» Валерий Бессель объяснил, что слабый рубль на деле не так выгоден нефтегазовой отрасли, как это кажется на первый взгляд. Ведь без новых технологий идею освоения арктических месторождений придется надолго отложить.

«Для нас эти технологии находятся под жесткими санкциями – ими владеют крупнейшие мировые маркетмейкеры вроде Шлюмберже (Schlumberger) – и они ни в коем случае нам их не продадут, – рассказал Валерий Бессель. – Поэтому нам нужно начинать самим производить соответствующее оборудование, но скорее всего это будет не выгодно для того количества скважин, которое мы бурим на море».

Эксперт подчеркнул, что единственный способ сделать этот процесс выгодным с экономической точки зрения – развивать соответствующие технологии совместно с китайскими партнерами, которые тоже заинтересованы в морской добыче углеводородов.

И для того, чтобы выработать качественную технологию добычи, понадобится множество новых производственных линий, с которых, среди прочего, будут выходить металлы, способные выдержать агрессивную морскую среду, новые эластомеры, которые смогут обеспечить герметизацию подводного оборудования и так далее.

«Это вопрос не быстрый, но я абсолютно убежден, что в течение 5-7 лет мы должны эту проблему решить, причем решить экономически грамотно», – подытожил Валерий Бессель.

  • Автор: Александр Лесных
СЛЕДУЮЩИЙ МАТЕРИАЛ РАЗДЕЛА "Рынки"