До 2030 года спрос на нефть будет расти
ОБЪЕДИНЕНИЕ ЛИДЕРОВ НЕФТЕГАЗОВОГО СЕРВИСА И МАШИНОСТРОЕНИЯ РОССИИ
USD 72,88 -0,33
EUR 85,49 -0,37
Brent 0.00/0.00WTI 0.00/0.00

До 2030 года спрос на нефть будет расти

Летом и осенью 2020 года Центр глобальной энергетической политики Колумбийского университета (Columbia University’s Center on Global Energy Policy) при поддержке Школы международных и общественных отношений Колумбийского университета (The University’s School of International & Public Affairs, SIPA) и Института транспортных исследований Дэвиса (University of California, Davis Institute for Transportation Studies, ITS-Davis) провели исследование сценариев спроса на нефть до 2030 года. Цель заключалась в том, чтобы понять, как COVID в сочетание с другими политическими, экономическими, социальными и технологическими факторами может повлиять на долгосрочную транспортную деятельность и мировой спрос на нефть и попытаться определить, достигнут ли уже пик спроса на нефть.

Авторы разработали четыре сценария, отличающиеся друг от друга сочетанием двух выбранных критических факторов:

В трех из четырех сценариев мировой спрос на нефть будет расти до 2030 года, что, в целом, соответствует прогнозам таких агентств, как МЭА и другие.

Сценарий «Принудительное оживление» характеризуется решительным государственным вмешательством в экологические стимулы, ускорением внедрения технологий «цифровой мобильности» и более медленным восстановлением экономики, в результате чего спрос на нефть после 2025 года падает, так как более слабая экономика способствует снижению потребления нефти в целом.

Принципиальный вывод авторов: нынешнее состояние государственной политики в области климата и технологических инноваций вряд ли сократит глобальный спрос на нефть достаточно быстро, чтобы помочь миру сохранить глобальный рост температуры в пределах 1,5 °C и выйти на траекторию достижения нулевых выбросов.

Главное отличие своего отчета от подобных авторы видят в цели: получить представление о диапазоне будущего спроса на нефть и определить факторы, которые помогут политикам распознать изменение траектории развития нефтяной отрасли.

Мы приводим выдержки из этого любопытного доклада. Комментарии редакции даны курсивом.

Влияние COVID на мировой спрос на нефть в 2020 году

Как показано на рисунке 1, мировой спрос на нефть в 2020 году, по оценкам, упал почти на 9 млн баррелей в день. Это крупнейшее ежегодное снижение со времен Второй мировой войны и Великой депрессии. Для сравнения, во время финансового кризиса 2008–2009 годов спрос упал лишь на 1,5 млн баррелей в день в течение двух лет.

Существенное различие между COVID и финансовым кризисом заключалось в том, что пандемия особенно сильно повлияла на мобильность и транспортный сектор, в то время как финансовый кризис сосредоточился в финансовом и жилищном секторах. Поскольку почти 60% мирового спроса на нефть приходится на транспорт, кризис 2020 года оказал большее влияние на спрос на нефть.

Падение спроса на нефть в 2020 году было более серьезным в странах ОЭСР (снижение на 12% по сравнению с 2019 годом), чем в странах, не входящих в организацию (-6%). Страны ОЭСР, как правило, имели более длительные блокировки и ограничения. При этом, в отличие от других развивающихся стран, спрос на нефть в Китае вырос в 2020 году почти на 2%. 

По данным Международного валютного фонда, реальный мировой ВВП упал на 3,5% в 2020 году по сравнению с падением на 0,1% в 2008–2009 годах. Рост ВВП Китая по итогам 2020 года составил 2,3%.

Больше всего в пандемию пострадал сектор авиаперевозок: в 2020 году международные воздушные перевозки сократились на 76% по сравнению с 2019 годом, внутренний спрос сократился примерно на 50%. Мировой спрос на авиакеросин в 2020 году снизился примерно на 41%. 

Бензина в 2020 году мир потребил на 11,5% меньше, чем годом ранее, диельного зтоплива — на 6%. В Китае спрос на бензин упал на 1,6%, а на дизтопливо, которое используется в основном для грузовых автомобилей и сельского хозяйства — вырос на 2,6%.

Правительства не осмелились оставить людей без продуктов и товаров. Власти вообще делали не то, что нужно, а то, что можно, взять хотя бы бессмысленные намордники, материал которых не задерживает вирусы, но резко увеличивает вероятность поражения органов дыхания вследствие нарушения потока воздуха в легкие и из них и создания в материале масок среды для размножения микроорганизмов. Обратите внимание на лица тех несчастных, которые вынуждены весь день ходить в масках – они, как правило, все в прыщах.

Правительства также не осмелились использовать ковид для «зеленой» трансформации экономики: в недавнем отчете Программы ООН по окружающей среде и Оксфордского университета указано, что до февраля 2021 года только $341 млрд (около 18%) из $2 трлндолгосрочных денег на восстановление экономики после COVID-19 было направлено на зеленые расходы.

В докладе приведен график VMT (Vehicle Mile Traveled, число пройденных миль) для США. 

Эти графики тем более занятны, что в пандемию резко выросло число сотрудников, работающих на дому. А, как показывают исследования, надомные сотрудники увеличивают VMT на 20%, потому что они тратят сэкономленное время, которое не потратили в пути на работу, на другие рабочие и не связанные с работой поездки (например, посещение друзей и семьи, покупки и отдых). Дистанционная работа также позволяет людям уезжать из городов и работать из пригородов или сельской местности, где им придется больше ездить, чтобы добраться до магазинов и других мест.

Пандемия продемонстрировала эфемерность «китайского чуда продажи электромобилей». Власти страны в начале 2020 года отменили субсидии на электротранспорт. В ответ продажи электромобилей упали более чем на 50% в январе и на 77% в феврале. Правительству Поднебесной срочно пришлось восстанавливать субсидии. При этом общие продажи автомобилей в Китае снизились в 2020 году всего на 6,8%.

Еще одна интересная деталь: в начале пандемии розничные продажи велосипедов выросли на 75% в Соединенных Штатах и на 63% в Великобритании. А в июне 2020 года франчайзинговые автодилеры продали в США 1,2 миллиона подержанных автомобилей и грузовиков, что на 22% больше, чем годом ранее.

В США промышленное производство в 2020 году упало на 6,9%, в то время как производство химической продукции упало менее чем на 3,6%. Отрасль поддержал резкий рост спроса на защитные средства, упаковку и одноразовую посуду.

Во многих прогнозах, сообщают авторы, предполагается, что спрос на нефтехимию станет основным фактором роста спроса на нефть. 

Матрица сценариев будущего спроса на нефть

На основе двух критических неопределенностей была разработана матрица для четырех сценариев. 

Квадранты сценариев II и IV предполагают продолжение темы пандемии в течение следующего десятилетия. В квадрантах I и III пандемия перестает разрушать мировую экономику после 2021 года. В квадрантах I и II проводится решительное вмешательство правительства в целях ускорения внедрения технологий, снижающих спрос на нефть.

В квадранте I («ревущие двадцатые») наблюдается сильное экономическое восстановление после пандемии. Правительства по всему миру реализуют жесткие меры по изменению климата и охране окружающей среды.

В квадранте II («принудительное оживление») продолжающийся слабый экономический рост из-за пандемии заставляет правительства использовать зеленые стимулы для оживления своей экономики. Промышленная политика, стимулирующая инвестиции в «зеленые» технологии, делает их конкурентоспособными (например, электромобили и автомобили на топливных элементах), и во второй половине десятилетия они быстро внедряются в жизнь.

В квадранте III («отсроченные действия по изменению климата») правительства откладывают свои усилия по сокращению выбросов парниковых газов до тех пор, пока не произойдет устойчивое восстановление экономики. 

В квадранте IV («выживание») продолжающиеся разрушения в результате пандемии подавляют способность правительств стимулировать свою экономику. Основное внимание уделяется «коричневым» стимулам, растет социальная нестабильность из-за высокого уровня безработицы и растущего неравенства.

Квадрант I — «ревущие двадцатые»

Этот сценарий представляет собой квадрант с низким уровнем распространения COVID и высоким политическим вмешательством для ускорения отказа от нефти. В этом случае вакцина COVID эффективна для быстрого прекращения пандемии. Кроме того, государственные стимулы приводят к сильному и быстрому восстановлению глобального экономического роста. Отсюда и название «Ревущие двадцатые».

Благодаря быстрому восстановлению мировой экономики, реглобализация смещает акцент правительств с внутренних экономических вопросов на глобальные проблемы, такие как экологическая устойчивость и изменение климата. США и Китай совместно работают над углеродной политикой, и в 2030 году глобальная цена углерода составит $50  за метрическую тонну [Оптимисты! К июлю биржи в Европе взвинтили цены выше $57 – ред.]. Жесткая государственная политика по борьбе с изменением климата снижает рост спроса на нефть во второй половине десятилетия. 

В этом сценарии существует сильная государственная поддержка покупателей электромобилей. Правительства субсидируют строительство зарядных станций для электромобилей, национальные субсидии потребителям расширяются. В 2030 году электромобили составят 31% продаж новых легковых автомобилей.

Сильный рост мировой экономики также приводит к тому, что потребители соглашаются с чуть более дорогими технологиями. В этом сценарии стоимость электрических силовых установок достигнет паритета с двигателями внутреннего сгорания в 2025 году.

Спрос на нефтехимию будет высок из-за быстрого восстановления после COVID и устойчивого глобального экономического роста. Тем не менее, власти все больше настаивают на сокращении количества одноразового пластика и увеличении переработки. Запреты на использование одноразового пластика увеличатся с 3% сегодня до 6% к 2030 году, а рециркуляция удвоится с 12% во всем мире сегодня до 24% к 2030 году.

Реальная цена на нефть марки Brent достигнет $70 за баррель в 2025 году при резком восстановлении спроса на нефть, но снизится до $55 за баррель в 2030 году из-за правительственных постановлений, снижающих темпы роста мирового спроса на нефть.

Ранние предупреждающие признаки «ревущих двадцатых»:

Квадрант II — «принудительное оживление»

При таком сценарии периодические вспышки COVID и других вирусов продолжатся в течение следующего десятилетия. Последовательные волны пандемий замедляют рост мировой экономики. Правительства разных стран мира рассматривают технологические инновации как ключ к восстановлению экономики. США и Европа хотят развивать свои собственные цепочки поставок стратегических товаров, в том числе в целях национальной и экономической безопасности, особенно с учетом разрыва цепочек поставок во время коронавируса. Этот аспект ограничивает экспорт Китая и снижает экономический рост страны.

США разрабатывают промышленную политику в своей «космической гонке», чтобы дать толчок новой экономике. Страна делает ставку на инновации в здравоохранении, биотехнологиях и «зеленых» отраслях. Правительства во всем мире переключают свое внимание на «зеленые стимулы» из-за растущей озабоченности по поводу «благополучия» в результате пандемий и климатического кризиса.

К середине 2020-х годов электромобили и низкоуглеродное топливо становятся конкурентоспособными по сравнению с обычными автомобилями и видами топлива, и темпы их проникновения резко возрастают. Темпы проникновения электромобилей превышают показатели «бурных двадцатых», где основным драйвером является регулирование. В этом сценарии основных драйвером электромобилей служит стоимость. К 2030 году на долю электромобилей легковых автомобилей будет приходиться почти 40% продаж новых автомобилей. 

Воздушные перевозки не вернутся к доковидным уровням раньше 2027 года. Кроме того, более медленный экономический рост в развивающихся странах замедляет рост спроса на нефтехимическую продукцию.

Сценарий предполагает высокий и растущий дефицит государственного бюджета. Правительства США и других развитых стран получают дополнительные доходы за счет переориентации существующих расходов, повышения налогов для людей с более высокими доходами и перехода к социальному обеспечению на основе дохода. Перераспределение доходов является важной задачей в этом сценарии, поскольку пандемия увеличила неравенство доходов.

В то время как рост спроса на нефть в этом сценарии является слабым, инвестиции в новые поставки нефти тоже слабы. К 2025 году рынок несколько сузится из-за сокращения инвестиций в новые поставки нефти и перебоев в поставках в нефтедобывающих странах в результате длительного периода низких цен на нефть. Реальная цена на нефть марки Brent достигнет $65 за баррель в 2025 году. Однако после 2025 года спрос резко упадет из-за широкого распространения электромобилей, и цена на нефть снизится до $45 за баррель к 2030 году. Волатильность цен на нефть в этом сценарии выше, поскольку низкие цены на нефть стимулируют спрос на нефть и могут вызвать перебои с поставками из нефтедобывающих стран.

Ранние предупреждающие признаки «принудительного оживления»:

Квадрант III — «отсроченные действия по изменению климата»

В этом сценарии вакцины от COVID-19 будут успешными, и мир вновь обретет уверенность в том, что к 2022 году с этим заболеванием будет покончено. Однако восстановление экономики идет медленно из-за более низких государственных расходов, борьбы с высоким уровнем долга, а также сохраняющейся безработицы. Некоторые ключевые правительства по-прежнему придерживаются популистских и протекционистских взглядов, препятствуя восстановлению мировой торговли, что мешает глобальному экономическому росту. Тем не менее, глобальный экономический рост является относительно устойчивым: это второй по величине показатель после сценария «ревущие двадцатые».

Как только мировая экономика выздоровеет, рост VMT и перевозок будет значительным. Например, к 2025 году уровень авиаперевозок будет восстановлен до уровня, существовавшего до COVID.

Правительства сосредоточены на восстановлении экономического роста и рабочих мест и откладывают принятие серьезных мер по борьбе с изменением климата. Правительству США не удается принять значительное количество зеленых стимулов, вместо этого сосредотачиваясь на восприятии того, что «коричневый» стимул более «готов к работе». В условиях отсутствия на национальном уровне политики в отношении изменения климата, некоторые правительства штатов и местные органы власти продолжают принимать меры по сокращению выбросов парниковых газов.
Китая возьмет трехлетний перерыв, страна будет сосредоточена на внутреннем экономическом росте и продолжит сокращать субсидии на покупку электромобилей. 

Европа на пару лет замедляет реализацию Зеленого курса. Она также откладывает штрафы для производителей автомобилей за несоблюдение углеродных стандартов, потому что автомобильный сектор является важной частью экономики в некоторых странах. 

Быстрый рост проникновения электромобилей, наблюдавшийся в 2020 году, замедляется из-за ограниченных государственных финансов. По оценкам AlixPartners, для создания глобальной сети зарядки для обеспечения ожидаемого роста электромобилей к 2030 году потребуется $300 млрд, в том числе $50 млрд только в США. 

Этот сценарий может иметь место из-за огромных инвестиций, которые потребуется вложить в чистые источники электроэнергии, чтобы электрификация имела смысл с точки зрения климата. Для достижения чистых нулевых выбросов в 2050 году инвестиции в энергетический сектор должны утроиться с 2019 по 2030 год (с $760 млрд до $2,2 трлн), при этом большая часть будет потрачена на расширение, модернизацию и оцифровку электрических сетей наряду с инвестициями в возобновляемые источники энергии.

Еще одна причина, по которой в этом сценарии наблюдается медленное проникновение электромобилей, заключается в том, что новые шахты, которые потребуются для получения достаточного количества металлов в батареях, требуют много времени на разработку.

В результате глобальное проникновение легковых электромобилей EV вырастет к 2030 году только до 13% от продаж новых автомобилей к 2030 году по сравнению с 2,6% в 2019 году. 

Рост спроса на нефть в этом сценарии является относительно устойчивым из-за относительно устойчивого роста мировой экономики и временно слабых факторов зеленой политики, которые могут снизить спрос на нефть. В середине 2020-х годов ожидается цена нефти в $75 за баррель.

Признаки раннего предупреждения «отсроченных действий по изменению климата»:

Квадрант IV — «выживание»

В этом сценарии существует постоянный страх перед инфекцией, потому что вакцины не очень эффективны против мутаций, появляются новые штаммы или некоторые люди отказываются получать вакцину.

Продолжающийся слабый глобальный экономический рост из-за пандемии заставляет правительства сосредотачиваться на проблемах здоровья и безопасности и рабочих местах, а не на изменении климата.

Национальные правительства уже имеют высокий уровень долга и не могут стимулировать свою экономику. 

Учитывая продолжающуюся обеспокоенность по поводу пандемии и ограниченные варианты политики, этот сценарий предусматривает самый слабый экономический рост. 

Неравенство доходов увеличивается из-за продолжающейся пандемии и слабой политической среды, когда люди с низкими доходами менее способны работать на дому и, следовательно, более подвержены воздействию вируса. Они с большей вероятностью потеряют работу в сфере услуг и имеют худший доступ к здравоохранению. Продолжающаяся пандемия, а также растущее неравенство доходов и социальные волнения, вынуждают людей, которые могут себе это позволить, переезжать из больших городов в пригороды или небольшие города.

Сценарий предполагает, что к 2030 году в США 10% людей переезжают из мегаполисов в пригороды и небольшие города. В Европе только 5% населения покидают крупные города. В Китае в городах проживает около 290 млн рабочих-мигрантов, что может составлять около одной трети городского населения. Некоторые из них могут быть вынуждены покинуть города, если они потеряют работу из-за продолжающегося экономического спада.

Сочетание слабого экономического роста, массовой работы на дому и ограниченного количества поездок ограничивает спрос на нефть. Например, количество пассажирских миль на авиаперелеты до 2029 года не будет восстановлено до уровня 2019 года.

В этом сценарии предполагается, что реальная цена на нефть марки Brent останется довольно низкой и составит $45 за баррель в 2025 году, поскольку для того, чтобы снизить высокий уровень мировых запасов нефти, потребуется несколько лет. Также предполагается, что цена на нефть вырастет до $50 за баррель к 2030 году. Поскольку эти цены не покрывают социальные издержки в странах ОПЕК, в некоторых нефтедобывающих странах вполне могут возникнуть перебои в поставках, что приведет к высокой волатильности цен на нефть.

Ранние признаки сценария «выживание»:

Авторы верно предупреждают, что реальная жизнь не пойдет строго по одному сценарию, а будет смесью тенденций из всех четырех сценариев, но какой-то будет преобладающим. Поэтому особая ценность работы — в попытке описать ранние признаки предпочтительного наступления определенного сценария. Отслеживание этих признаков позволит сделать вывод об общем характере наступающих изменений.

Графики для разных сегментов экономики

Приводим графики доклада для разных сегментов экономики в разных сценариях.

Использование нефти для LDV (легковых автомобилей) существенно ниже прогноза SPS МЭА за 2019 год во всех сценариях доклада. 

Реальный спрос на нефть в США восстанавливается гораздо быстрее, чем предполагали авторы. 

За неделю, закончившуюся 18 июня, сообщает OilPrice.com со ссылкой на EIA, средний четырехнедельный спрос на бензин составил 94% от среднего четырехнедельного показателя за ту же неделю в 2019 году, дистиллят составил 98%, а авиатопливо – 74%.

Прогноз спроса на электромобили в разных сценариях.

В марте на европейском рынке было зарегистрировано более 227000 единиц подключаемых к электросети автомобилей (+ 169% по сравнению с прошлым годом), в результате чего их доля в продажах составила 16%. Но чистых электромобилей, без моторов с ДВС, было продано только 7,6% (47% от общего количества автомобилей с электродвигателями). Хитрые европейцы перестраховываются: для налоговой службы и общественного мнения они ездят на батареях, а для себя – на двигателе с ДВС. В принципе, подключаемый гибрид – правильное решение, которое позволяет экономить топливо в пробках и одновременно не заморачиваться с зарядкой, когда на это нет времени и желания.

Прогноз для реактивного топлива. Спрос быстро растет, но не возвращается к прогнозу SPS IEA до эпохи COVID ни в одном из сценариев.

Суммарный прогноз потребления топлива для всех видов транспорта.

В докладе не предсказывается заметный рост до 2030 года альтернативных видов топлива для транспорта.

На следующем графике показаны различные траектории общего спроса на нефть, исключая биотопливо, для четырех сценариев. Мировой спрос на нефть будет расти с 2020 по 2025 год во всех сценариях, а рост продолжится до 2030 года в трех из четырех сценариев. После 2025 года спрос упадет в сценарии «принудительного оживления» из-за большей конкурентоспособности альтернативных видов топлива и повышения эффективности использования топлива в условиях слабого глобального экономического роста и спроса на поездки. На рисунке также приведены прогнозы других источников.

Резюме

Хотя остается большая неопределенность относительно скорости и силы восстановления мира от COVID, нынешнее состояние государственной политики в области климата и технологических инноваций вряд ли сократит глобальный спрос на нефть достаточно быстро, чтобы помочь миру перейти к траектории с нулевым выбросом углерода. Для этого и правительственная политика в области климата, и технологические инновации должны выйти далеко за рамки того, что предусматривалось в сценариях этого исследования. 

С этими оптимистичными для России и всей планеры выводами мы полностью согласны. 

Материал подготовлен
Институтом развития технологий ТЭК (ИРТТЭК)

Дополнительная информация

Идет загрузка следующего нового материала

Это был последний самый новый материал в разделе "Рынки"

Материалов нет


Подпишитесь бесплатно на наш Нефтегазовый Вестник!
Тысячи руководителей по всему миру уже ежедневно получают
самую актуальную информацию о нефтегазовой экономике.

Наверх