Нефтяная отрасль может отказаться от доллара в расчетах

Отказ от доллара в структуре Фонда национального благосостояния (ФНБ) России автоматически перезапустил обсуждение снижения влияния американской валюты в одной из наиболее зависимых от нее сфер экономики России - в нефтяной отрасли. Дело здесь не только в том, что котировки барреля определяются в долларах, из-за чего его курс косвенно влияет на стоимость автотоплива в России, но и в привязке к ценам на нефть налогообложения добывающих компаний.

Ослабление доллара ведет к росту нефтяных котировок и цен на нефтепродукты, увеличивая привлекательность экспорта бензина и дизельного топлива для российских нефтяных компаний, и наоборот. Когда рубль был полностью зависим от цен на нефть, их изменения автоматически вели к его укреплению или ослаблению, что сглаживало негативные эффекты. Но рубль избавился от тотальной зависимости от котировок барреля. В этом есть свои плюсы, но для нефтяного рынка он просто сильно потерял в весе.

Отсюда и рост цен на автотопливо. При сегодняшней цене нефти Urals - 61,5 долл. за баррель - ее стоимость в рублях в 2015 году составила бы около 3,7 тыс., а сейчас около 4,6 тыс. рублей. При этом цены на нефть в 2015 году были ниже, чем сейчас. Налоги нефтяные компании платят в рублях, но относительно стоимости объема добытой нефти в долларах. В итоге получается, что помимо роста фискальной нагрузки из-за увеличения налогов она выросла за счет ослабления рубля и доллара. Про рубль нам все известно, а покупательная способность доллара за последние 10 лет ослабла на 18%.

Конечно привязка к доллару в налогообложении нашей страны выглядит более чем странно, но здесь вопросы не к доллару, а к системе налогообложения, считает президент Союза нефтегазопромышленников России Генадий Шмаль. По его мнению, налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ) изначально настроен неправильно, поскольку рассчитывается относительно валовых показателей добычи нефти, а не финансового результата от ее продажи. Включение НДПИ в тело налога на добавленный доход (НДД) ситуацию особенно не меняет, считает Шмаль. Если бы налогом облагалась только прибыль компании от продажи нефти, то и не возникало бы вопроса, в какой валюте идут расчеты, подчеркнул эксперт.

С точки зрения замгендиректора Института национальной энергетики Александра Фролова, частичная дедолларизация нефтяной отрасли уже произошла. Часть контрактов исполняется в евро, часть - в юанях. В этом смысле полностью уйти от доллара реально. Но сегодня он все еще глубоко пронизывает всю мировую торговлю, поэтому подобный переход будет чреват некоторым уровнем финансовых потерь. Кроме того, Россия торгует и с США - в марте этого года среднесуточные поставки сырой нефти в США составили 197 тыс. баррелей, а нефти и нефтепродуктов - 740 тыс. баррелей.

Частичная дедолларизация нефтяной отрасли уже произошла. Ряд контрактов исполняется в евро, еще часть - в юанях

По мнению Фролова, на внутренний рынок моторных топлив отказ от доллара повлияет слабо. Государство будет стремиться к росту налоговых поступлений, а те будут влиять на затраты производителей нефтепродуктов.

Дедолларизация нефтяной отрасли нецелесообразна, считает руководитель международной практики КПМГ по оказанию услуг компаниям нефтегазового сектора Антон Усов. Нефтяной рынок - мировой, с преобладающей валютой доллар. Отказ от него в расчетах может повредить нашей нефтяной отрасли, уточнил эксперт.

В торговых сделках уйти от доллара достаточно просто, и иногда это может быть экономически обоснованно. Беларусь неоднократно предлагала перевести торговлю между нашими странами на российские рубли, причем именно из-за того, что после девальвации белорусского рубля им пришлось больше платить за нефть и газ.

СЛЕДУЮЩИЙ МАТЕРИАЛ РАЗДЕЛА "Рынки"