Обойтись без нефти и газа? Радикальные зеленые обещают преобразить Запад и остальной мир

Общепланетарная акция единомышленников Греты Тунберг намечена на 29 ноября

Отказаться от использования бетона, дизельных автомобилей, пластиковых пакетов, угля, нефти и газа — сосредоточиться на возобновляемых источниках энергии. Сократить авиасообщение, экономить свет и, возможно, есть меньше экзотических фруктов — ведь их доставка сопряжена с вредными выбросами в атмосферу. Свести загрязнение парниковыми газами к нулю и запастись терпением, пока — возможно, к середине века — прогресс не позволит восстановить прежний уровень достатка без использования углеводородов. С такой программой выступают радикальные зеленые, неформальным лидером которых считают шведскую школьницу Грету Тунберг. Предыдущая общемировая манифестация ее сторонников в сентябре этого года собрала шесть миллионов участников. Следующее выступление намечено на конец этого месяца.

Защити нас от Солнца

Многолюдные митинги крайних зеленых — последствие высоких температур, установившихся на части планеты в последние годы. Среди тех, кто больше всего пострадал от жары, — жители Западной Европы. Во Франции в июне зафиксировали абсолютный температурный рекорд: 45,9 градуса по Цельсию. Одновременно в Швейцарии завершилось таяние ледника Пицоль. Обескураженные наступлением перемен жители устроили красочную церемонию: "похоронили" исчезнувшую снежную шапку под траурную музыку. 

В ноябре ученые из Всемирной метеорологической организации подвели предварительные итоги уходящего десятилетия. Обнаружилось, что отрезок с 2015 по 2019 год выдался наиболее засушливым за все время наблюдений. Обновились и другие внушающие опасения рекорды: июнь, июль и октябрь нынешнего года оказались самыми жаркими с того времени, как ученые взялись за изучение климата. Чрезвычайно тепло было и в сентябре: этот месяц балансировал на грани рекорда, как вместе с ним и вся середина 2019 года.  

Подспудно нарастающую тревогу многие европейцы ощутили еще в 2018-м, когда погода тоже выдалась аномально теплой. Тогда одиночную "забастовку за климат" объявила шведская школьница Грета Тунберг, а в Лондоне основали международное экологическое движение Extinction Rebellion. В 2019 году обе инициативы получили всемирный резонанс. За 12 месяцев радикальные экологи проделали путь до заголовков мировых информационных агентств, а "забастовку за климат" (climate strike) признали словом года по версии Collins.

Октябрьское восстание зеленых

Крайние зеленые формулируют свои требования просто, но безапелляционно: свести к нулю вредные углеродные выбросы в атмосферу. Чтобы, по крайней мере, сократить их, требуется урезать целый ряд уже имеющихся производств. С некоторыми из них готовы вести борьбу и европейские власти. В 2019 году в ЕС попали под запрет некоторые виды пластиковых упаковок, а в дальнейшем европейцы готовы избавиться от ватных палочек, соломинок и стаканчиков. С точки зрения решительно настроенных экологов этого недостаточно. Они проводят акции протеста у офисов предприятий, загрязняющих окружающую среду больше всего, — от бетонных заводов до фабрик каменной ваты — и требуют сокращения этих производств. 

В силу структуры экономики в одних государствах Евросоюза добиться снижения выбросов легче, чем в других. Нидерланды, Дания и другие страны Скандинавии приняли детальные программы по сокращению загрязнения в ближайшие десятилетия. Так, к 2030 году Нидерланды намерены добывать 70% энергии из солнечного света и ветра и сократить на 50% вредные выбросы в атмосферу, введя разорительные налоги против компаний-загрязнителей. В Дании готовы к еще более радикальным мерам: запретить с 2030 года продажу и дизельных транспортных средств, и автомобилей, работающих на бензине, чье место могут занять электрокары. Созданный соседями задел подстегивает радикальных зеленых в других странах. Те сетуют, что во Франции, Италии, Великобритании переход к экологически чистой экономике остается только на бумаге. А раз политики не готовы следовать поданному им в других государствах примеру, это уже достаточное основание для протеста.

В 2019 году и Extinction Rebellion, и сторонникам Греты Тунберг из движения Fridays for Future удалось провести акции неповиновения международного масштаба. В марте по призыву Греты на улицы вышли более миллиона человек, в мае — несколько сотен тысяч, в сентябре — по разным оценкам, от шести до семи миллионов. В октябре инициатива перешла к Extinction Rebellion. Проведенное этой группой "осеннее восстание" перевернуло повседневную жизнь европейских столиц. В Лондоне активисты блокировали движение метро, дороги, мосты, приклеивали себя к земле и приковывали к зданиям, в Париже и Берлине массовыми флешмобами занимали площади и торговые центры. Выступления пробовала пресечь полиция. В результате столкновений между радикальными зелеными и силами правопорядка только в Великобритании более 1800 активистов временно оказались за решеткой.

Секрет массовости акций зеленых — в умении привлечь молодежь, используя ее протест против мира взрослых. В воззваниях экологических активистов чрезвычайно часто разыгрывается поколенческая карта. "Мы, молодежь, глубоко встревожены нашим будущим. […] Ведь мы — безгласное будущее человечества. Но больше мы не станем терпеть несправедливость! Нужно наконец начать относиться к климатическому кризису как к настоящему кризису. Это величайшая угроза за всю человеческую историю, и мы не допустим, чтобы люди, принимающие решения в мировом масштабе, своим бездействием поставили бы под угрозу всю нашу цивилизацию", — говорится в обращении "юных", опубликованном в марте 2019 года в газете Guardian.

Молодежная энергия протеста, поставленная на службу зеленому движению, превращается в грозную силу. "Готовность пойти на риск гражданского неповиновения, децентрализованная и интернациональная организация привлекают целое поколение активистов — часто очень юных. В 2019 году ER заявило о себе в масштабах всего мира", — рассказала ТАСС преподаватель университета Тура, исследовательница радикальных экологических движений Жюльетт Гранж.

 На что готов ты ради климата?

Однако по мере того, как радикальное зеленое движение набирает обороты, все более очевидными становятся ограничения, с которыми оно сталкивается.  Зеленые допускают понижение уровня жизни, ведь нефть, газ, дизель, уголь и пластик позволяют с успехом решать бытовые проблемы. Без экологически вредных производств за все придется платить втридорога — и не каждому новая жизнь может оказаться по карману. Неудивительно, что протестующих зеленых подозревают в социальном снобизме. В личном порядке они готовы тратить больше, но недооценивают, насколько тяжело при этом придется тем, кто никогда не знал достатка. Тут-то выясняется, что сторонникам Extinction Rebellion и Греты Тунберг есть откуда падать: в массе своей это достаточно обеспеченные люди. Между разными группами протестующих возникают трения на социальной почве. Французские "желтые жилеты", представляющие бедных, признаются, что чувствуют себя чужими на демонстрациях "зажиточных" Extinction Rebellion, несмотря на то, что также проявляют интерес к экологическим проблемам. Объединение усилий двух групп наталкивается на проблемы.

Наметившийся социальный разлом задел Грету Тунберг. С трибуны ООН девочка-активистка заявила, что разрушители окружающей среды "украли" у нее детство, и получила в ответ язвительные комментарии из Интернета. Как быстро заметила сетевая публика, юные годы Греты прошли в условиях, не имевших ничего общего с бедностью, и были, скорее всего, вполне счастливыми.

Нельзя остановить дождь

Экологический переход — массовое закрытие вредных производств и замена их на чистые — сталкивается еще с одной трудностью. Перевести экономику на новые рельсы быстро — а зеленые настаивают на спешке — можно, лишь если государство возьмет эту работу в свои руки. Нидерландский экологический активист, публицист и историк Рутгер Брегман призывает именно к такому повороту: предоставить чиновникам чрезвычайные полномочия для "мобилизации", напоминающей, по его выражению, ту, которую США и Великобритания провели в годы Второй мировой войны. Однако подобный подход едва совместим с либеральной экономикой и политическими свободами. Получается, что Западу предлагают ради экологии хотя бы на время поменять свой политический режим. Неудивительно, что такой сценарий находит множество противников. Многие из них — умеренные климатоскептики, утверждающие, что повышение среднегодовых температур происходит не по вине человека. Если встать на эту точку зрения, любые экологические усилия бесплодны. "Климат меняется, и это в порядке вещей. Нам просто нужно адаптироваться к тому, что происходит, как человечество всегда и делало. Когда с неба каплет, брать зонт, а не пытаться остановить дождь. И всегда принимать в расчет местные особенности. Как, например, в случае с повышением уровня моря: в разных странах оно происходит весьма несходно, а в Шотландии, например, вода, наоборот, отступает перед сушей. В том, что касается климата, везде положение настолько различается, что во всех этих бесконечных международных экологических конференциях — что на площадке ООН, что за ее пределами — нет вообще никакого смысла", — поделился своим мнением с ТАСС преподаватель Университета Париж-13 Бенуа Ритто.

"Под климатом понимают среднюю температуру по планете за последние 30 лет. С 1910 года она действительно увеличилась на градус. И все же 60% этого повышения пришлось на период до 1945 года, когда вредные выбросы были в 6–10 раз ниже современного уровня. С тех пор еще произошел подъем, но только на 0,4 градуса. Все это наводит на мысль, что деятельность человека лишь относительно влияет на происходящее", — поддержал климатоскептиков в разговоре с ТАСС почетный профессор университета Тура Франсуа Жерве.

Игорь Гашков

СЛЕДУЮЩИЙ МАТЕРИАЛ РАЗДЕЛА "ВИЭ"