ОБЪЕДИНЕНИЕ ЛИДЕРОВ НЕФТЕГАЗОВОГО СЕРВИСА И МАШИНОСТРОЕНИЯ РОССИИ
USD 76,04 0,27
EUR 86,86 -0,03
Brent 0.00/0.00WTI 0.00/0.00

Сорвать план "Барбаросса". Как гитлеровцам под Ростовом перекрыли путь к нефти

80 лет назад, после длившейся чуть больше недели оккупации, Ростов-на-Дону снова стал советским. Впервые с начала войны немцы, в том числе элитные бронетанковые дивизии СС, вынужденно отступили под ударами советских войск. Накануне юбилейной даты пообщались с историками, которые рассказали, чего стоила победа в Ростовской наступательной операции и какое влияние ростовские курсанты, бойцы народного ополчения и кавалеристы оказали на ход войны

Мы очень долго отступали…

Начиная войну против Советского Союза, нацистская Германия руководствовалась секретной директивой №21, больше известной как план "Барбаросса", которая предполагала военную победу над Красной армией и завершение боевых действий уже осенью 1941 года.

Действительно, имея огромные силы, немцам удалось добиться очень большого успеха, отмечает Владимир Афанасенко, старший научный сотрудник лаборатории истории и этнографии Южного научного центра (ЮНЦ) РАН. Уже в августе под Ленинградом была заблокирована крупная группировка советских войск, а 30 сентября группа армий "Центр", усиленная 4-й танковой группой, наступавшей до этого на Ленинград, начала операцию "Тайфун", целью которой было взятие Москвы.

"Но еще более удручающая картина была на юге. В сентябре произошло окружение Юго-Западного фронта, киевской группировки советских войск. Это самое крупное окружение в истории Великой Отечественной войны. Более полумиллиона наших солдат оказались в так называемом Киевском котле. На фронте возникла "дыра" на очень большом отрезке — от Курского направления до Днепропетровска, — говорит историк. — Только войска Южного фронта в нижнем течении Днепра еще держались".

Натиск на восток на южном участке советско-германского фронта оказался слишком велик. Немцы буквально смяли советскую оборону на левобережье Днепра с 1 по 7 октября 1941 года. Еще две наши армии попали в окружение.

"А немецкие танковые части рванули на восток — на Донбасс, к Ростову. Уже 8 октября передовые части 1-й танковой армии вермахта Эвальда фон Клейста вторглись в Ростовскую область по Мариупольскому шоссе. Утром этого дня они въехали в Мариуполь, там еще работали магазины, ходили трамваи, люди отоваривали продовольственные карточки, заводы варили сталь, а немецкие танки уже были в городе", — отмечает Афанасенко.

© ullstein bild/ullstein bild via Getty Images

Немцам потребовалось всего четверо суток, чтобы пройти от Мариуполя до Таганрога.

"Когда 8 октября немецкие авангарды пересекли границу Запорожской и Ростовской областей и рванули на Таганрог, командование не знало об этом прорыве. Были уверены, что фронт на Днепре, до него 300 километров. Вдруг звонит девочка из села Федоровки, из сельсовета. Хорошо, что в Таганроге начальник НКВД поднял трубку: "Дяденька, пришлите милиционеров. Тут приехали солдаты, в лягушачьей форме, курей стреляют, сельпо грабят и не по-нашему лопочут. Ой, сюда идут". И бросила трубку", — говорит Афанасенко. Так о немецком прорыве узнали в Ростове, что стало настоящим шоком для командования Северо-Кавказского военного округа и для маршала Семена Тимошенко, отмечает историк.

Защищать Ростов-на-Дону было некому. "В это время в городе были сосредоточены пять военных училищ. Перед самой войной состоялся выпуск, а в июле набрали пацанят 17−18 лет, они успели пройти трехмесячную подготовку. Эти мальчишки, пять курсантских полков, были выдвинуты против немецких танков армии Клейста и ценой своих жизней выиграли несколько суток, чтобы по рубежу реки Миус, в районе Таганрога, развернулись войска, аварийно свозимые со всего Северо-Кавказского округа", — рассказывает Афанасенко.

17 октября немецкие части после пятидневных боев вошли в Таганрог, захватив важный порт и три всепогодных аэродрома с твердым покрытием. Казалось, что дорога на Ростов открыта, но тут в ситуацию вмешался лично Сталин, который принял решение сформировать 56-ю отдельную армию на правах фронта под командованием генерал-лейтенанта Федора Ремезова.

"Когда 20 октября немецкие танки оказались в 12 километрах от Ростова, полки двух стрелковых дивизий выгрузились из эшелонов на станциях и их бегом выводили на рубеж обороны. Они тогда сделали невозможное — бутылками с зажигательной смесью, собаками — истребителями танков задержали наступающих немцев", — отмечает историк.

Советские солдаты во время битвы за Ростов-на-Дону, ноябрь 1941 года Sovfoto/Universal Images Group via Getty Images
Описание
Советские солдаты во время битвы за Ростов-на-Дону, ноябрь 1941 года
© Sovfoto/Universal Images Group via Getty Images

После того как с ходу ворваться в город по кратчайшему пути не удалось, немцы снова предприняли попытку взять Ростов. В начале ноября они прорвались в направлении города Шахты с тем, чтобы обойти упорно сопротивляющийся Ростов и нанести удар с востока.

"На этот раз остановила врага наша кавалерия, которая в условиях осенней распутицы оказалась самым маневренным, мобильным и востребованным родом войск. Они смогли закрыть прорыв немцев по реке Тузлов и не пустить их к Ростову для удара с востока", — говорит Афанасенко.

Потеря Ростова-на-Дону

Тем не менее говорить о полном отсутствии успехов немцев не приходится, отмечает Виктор Ушаков, старший научный сотрудник Ростовского областного музея краеведения. В боях 5−8 ноября ударная группа 1-й танковой армии вермахта захватила еще ряд населенных пунктов, создавая в том числе угрозу железнодорожной магистрали Ростов — Воронеж.

После этого германское командование взяло паузу и начало готовиться к прямому удару с севера на Ростов-на-Дону, подтягивая основные свои силы. Это не осталось незамеченным для советского командования, и 14 ноября 1941 года появилась директива Ставки Верховного главнокомандования за номером 004851, где была поставлена задача в связи со смещением ударной группировки противника к югу удерживать Ростов-на-Дону и Новочеркасск. Одновременно для советских войск ставилась задача начать подготовку к разгрому бронетанковой группы Клейста.

"Специфика битвы за Ростов, Ростовской стратегической наступательной операции, которая началась 17 ноября 1941 года, заключалась в том, что обе стороны вели наступательные действия. В 8:00 17 ноября 1941 года противник перешел в наступление на ростовском направлении, нанеся удар по позициям 56-й армии Южного фронта. В тот же день перешли в наступление силы войск Южного фронта, в частности 37-й армии, но наступление наших частей началось на час позже", — говорит Ушаков.

Злую шутку с советскими частями, в частности с артиллерией, сыграла 17 ноября погода, отмечает Владимир Афанасенко. Плотный туман, не редкость для этого времени года в Ростове-на-Дону, опустился на землю. Это позволило немецким танкам практически вплотную приближаться к советским позициям.

© AP Photo

Но даже в этой ситуации командование Юго-Западного стратегического направления и командование 56-й армии было настроено на победу.

"Вечером 17 ноября по телефонному проводу маршал Тимошенко связался с командующим 56-й армией Ремезовым и сообщил ему, что завтра у Клейста наступит кризис: "Так что, Федор Никитич, схватите Клейста за хвост и держите его всеми силами". То есть в принципе советское командование предполагало достаточно оптимистическое развитие событий в эти дни", — отмечает Ушаков.

Но эти ожидания не оправдались. В течение следующих дней немцы продолжили наступление, увеличивая интенсивность ударов на ростовском направлении. "20 ноября Ремезов получил по прямому проводу из Ставки указание, цитирую: "Город Ростов должен быть удержан при всяких обстоятельствах, драться до последнего бойца", — рассказывает Ушаков. — Тем не менее в тот же день противник уже прорвался на окраины Ростова-на-Дону".

Афанасенко считает, что немцам помогла также высокая моторизация войск, тысячи автомобилей и, конечно, мощная танковая группировка численностью около 400 машин. В 3:40 21 ноября по войскам 56-й армии был доведен приказ об оставлении города.

"Одну из решающих ролей в боях за Ростов сыграл полк народного ополчения. Те, кто по возрасту или здоровью не попал в мобилизацию, пошли добровольцами. Ростов они знали. И подземными коммуникациями, и проходными дворами, и по чердакам они шли в бой. Это позволило прикрыть остатки трех советских дивизий, которые уходили на левый берег Дона", — отметил историк.

Пиррова победа

Потеря Ростова, конечно, не способствовала поднятию боевого духа. Тем не менее, как отмечает Ушаков, никакого разложения в советских частях не наблюдалось — напротив, чувство неуверенности в успехе стало появляться у немцев.

"В это же время 9-я, 18-я и 37-я советские армии с севера накатывались на Ростов. И вот эти четыре немецкие дивизии, занявшие Ростов, оказались в полуокружении, когда с трех направлений нависли советские войска", — говорит Афанасенко.

Клейст, понимая ситуацию, стал перебрасывать две танковые дивизии, которые взяли город, на рубеж реки Тузлов. Переброска завершилась к 25 ноября, а 24 ноября Ставка главнокомандования обнародовала директиву, поставив задачу разгромить бронетанковую группу Клейста с овладением района Ростова, Таганрога с выходом на рубеж реки Миус.

Кровавая неделя

За время пребывания в городе немцы не успели создать оккупационную администрацию и развернуть деятельность карательной машины. Более того, не все жители Ростова знали, что Ростов оккупирован, говорит Ушаков. Тем не менее жертвы среди гражданского населения были, а в историю войны нацистская оккупация Ростова-на-Дону в ноябре 1941 года вошла как "кровавая неделя".

"Были значительные жертвы среди гражданского населения за очень короткий промежуток времени. После освобождения города был составлен акт о злодеяниях немецко-фашистских оккупантов, подсчитано было 118 погибших в различных частях города", — говорит Ушаков.

© AP Photo

По другим данным, жертв было значительно больше. "В Пролетарском районе города, на 1-й Советской улице, у дома №57, лежала груда из 90 трупов жителей этого дома. На улице 36-я линия, около детского дома, был убит 61 человек, на углу 40-й линии и улицы Мурлычева фашисты открыли огонь по очереди за хлебом, убив 43 человека. На Армянском кладбище гитлеровцы расстреляли из пулеметов до двухсот местных жителей. В парке имени Фрунзе зверски убили подростка Витю Черевичкина и его голубей", —- говорит Афанасенко.

Как отметил Афанасенко, в этот период в городе не действовали зондеркоманды или карательные батальоны СС. "Это делали обычные солдаты вермахта, в том числе из элитной дивизии СС "Лейбштандарт Адольф Гитлер", — рассказывает историк. — Но немотивированная жестокость не испугала ростовчан. Они стали помогать тем, кто не успел покинуть город, многочисленным солдатам, оборонявшим Ростов, которые просто потерялись при отступлении в незнакомом городе".

Вернуть Ростов

С трех сторон Ростов фактически был окружен советскими частями. И Клейст приказал перейти к жесткой обороне, выводя свои танки на северо-восток от города, на рубеж реки Тузлов. "Тут отличился летчик Александр Покрышкин, будущий трижды Герой Советского Союза. На своем самолете И-16, используя тот же туман, он полетел в немецкий тыл и обнаружил, что две немецкие танковые дивизии выведены из города. Это означало, что в Ростове танков нет", — говорит Афанасенко.

Первые попытки освободить город датируются 25 ноября, однако глобального характера они не имели, отмечает Ушаков: советским бойцам удалось занять лишь отдельные здания. 27 ноября в 6:30 войска 56-й армии начали штурм города.

"Наступал Ростовский полк народного ополчения, который действовал в районе железнодорожных мостов через Дон. Действовал 230-й конвойный полк НКВД, 343-я и 347-я стрелковые дивизии. Противник вел по форсирующим Дон шквальный пулеметный и минометный огонь", — говорит Ушаков.

К исходу 27 ноября советские части по-прежнему не достигли значительных успехов. Однако в следующую ночь в районе станицы Верхне-Гниловской ополченцам Ростовского полка народного ополчения удалось форсировать Дон и закрепиться в разрушенных цехах цементно-шиферного завода. К исходу 28 ноября соединения 26-й армии вышли к стыку дорог к северу от станицы Аксайской, овладели южными кварталами Нахичевани-на-Дону, железнодорожным мостом, южной частью поселка Красный Город-Сад и юго-восточной частью станицы Нижне-Гниловской.

С северо-восточного направления наступали соединения 37-й армии. Они рассчитывали закрыть "мешок" вокруг немецкой группировки, но сделать это не удалось. 29 ноября в 9:00 начался решающий штурм города, а к 16:00 Ростов-на-Дону был полностью освобожден.

"Это подтверждается и оперативной сводкой по 56-й армии за номером 0071: "Армия продолжает упорные бои, к 16:00 заняла Ростов-на-Дону, преследуя отходящего противника", — отметил Ушаков.

Вечером 30 ноября из Москвы поступила поздравительная телеграмма Верховного главнокомандующего Сталина, адресованная Тимошенко как главкому направления, командующему Южным фронтом Черевиченко и командующим армиями.

"Поздравляю вас с победой над врагом и освобождением Ростова от немецко-фашистских захватчиков. Приветствую доблестные войска 9-й и 56-й армий во главе с генералами Харитоновым и Ремезовым, водрузившими над Ростовом наше славное советское знамя", — говорится в телеграмме.

Жажда нефти

Владимир Афанасенко считает, что, реализуя план "Барбаросса", Гитлер преследовал очень конкретные цели, и это вовсе не контроль над европейской частью территории СССР. Для этого нацистская Германия попросту не располагала необходимыми человеческими ресурсами.

"Что давало немцам преимущество? Техника. Тут надо вспомнить, как в 1893 году Рудольф Дизель, гениальный немецкий конструктор, придумал дизельный двигатель внутреннего сгорания. Это позволило всему миру совершить технологический рывок. Машины, мотоциклы, авиация, корабли, подводные лодки, поезда. Это требовало углеводородов — бензин, масла, — говорит Афанасенко. — Все это было в Советском Союзе — Майкоп, Грозный, Баку на тот момент производили 98% углеводородов СССР. Без них вся немецкая техника, которая с 22 июня 1941 года шла по территории Советского Союза, встанет".

Чуть ли не единственным источником нефти для вермахта и Германии в этот период являлась Румыния, напомнил историк, но возможности румынских нефтепромыслов серьезно сокращались под ударами советской авиации. Поэтому выход к месторождениям нефти на Кавказе и Каспии имел важнейшее значение для Германии. Но планы Гитлера на углеводороды не ограничивались лишь советскими запасами.

"В это же время во главе танкового корпуса "Африка" вместе с итальянскими союзниками немецкий генерал Эрвин Роммель двигался к устью реки Нил, чтобы через Египет выйти в Персидский залив. Там он должен был до нового года встретиться с Клейстом, который с 1-й танковой армией шел через Ростов и Кавказ. Тот, кто владеет этим крупнейшим месторождением углеводородов, начинает командовать миром. Вот это и была цель похода Гитлера и плана "Барбаросса" — установить контроль над мировыми месторождениями углеводородов", — отметил Афанасенко.

Об острой необходимости получить доступ к нефти свидетельствуют и потери в технике, которые понес вермахт в боях под Ростовом-на-Дону, считает историк. "Из тех 270 танков, что наступали на Ростов, половина не была сожжена или подбита, это были танки, брошенные без горючего. Так же бросили 4 435 автомашин и 157 бронемашин. Это был провал всего, на что они рассчитывали, начиная войну", — подчеркнул Афанасенко.

Битва за Москву

Безусловно, со взятием Ростова Гитлер осложнял положение Красной армии под Москвой. "Если внимательно посмотреть, Ростов-на-Дону — это крупнейший узел коммуникаций. Если перерезать железнодорожную ветку, которая идет через Ростов-на-Дону, необходимые манипуляции по переброске войск, грузов, стратегических ресурсов с Северного Кавказа и Закавказья многократно усложняются", — говорит Виктор Ушаков.

© AP Photo

В ноябре-декабре 1941 года Гитлер остро нуждался в силах под Москвой, где шли ожесточенные бои, напомнил Владимир Афанасенко. "При этом он отдал приказ: на поддержку южного крыла советско-германского фронта и 1-й танковой армии немедленно отправить для восстановления боеспособности 13-й, 14-й и 16-й танковых дивизий 156 танков прямо со сборочного конвейера, 8 тыс. автомобилей и четыре резервных пехотных дивизии, которые должны были сражаться под Москвой", — рассказывает историк.

О том, какое значение для Гитлера имел Ростов-на-Дону, говорит и тот факт, что вопреки всем протоколам нацистский фюрер лично прилетел в Таганрог, чтобы найти и разобраться с "предателями" в вермахте, отмечает Афанасенко.

"На консультации с Гитлером отправили обергруппенфюрера СС, бывшего начальника личной охраны Гитлера, командира дивизии СС "Лейбштандарт Адольф Гитлер" Йозефа Дитриха, который, кстати, имел очень интересное прозвище — "мэн". Дитрих вместе с Гитлером покинули Таганрог, чтобы проехать по разбитой дороге через село Федоровку, это 70 километров от Таганрога, в маленький хуторок Чикилев, где стоял штаб его дивизии. Дитрих показал ему условия, дороги, брошенную технику, безжизненные бугры, продуваемые всеми ветрами. После увиденного Гитлер понял, что Клейст правильно поступил, потому что последствия для вермахта могли бы быть еще более печальными", — говорит Афанасенко. Тем не менее 12 немецких генералов группы армий "Юг" лишились своих должностей.

Осень неудач

Не только под Ростовом-на-Дону осенью 1941 года вермахт столкнулся с упорным сопротивлением и был вынужден отступить. В Африке союзники, прежде всего силы Австралии и Великобритании, успешно отражали натиск немецкого корпуса Роммеля.

"Буквально за три дня до победы под Ростовом немцы отступили в Тобруке в Африке. Это стало первым отступлением вермахта с начала войны, но там, конечно, отступала не танковая группа, а только корпус", — отметил научный сотрудник музейного комплекса "Самбекские высоты" Иван Заболотский.

Столь масштабного поражения и отступления, какое случилось под Ростовом, у немцев не было с 1 сентября 1939 года. Вермахт был вынужден отступить на десятки километров, а советское командование получило возможность укрепить будущие линии обороны на сталинградском и кавказском направлениях.

"После полугода страшных поражений, отступлений, разброда, недоверия к командованию, которое допускало окружения, мы дали наконец достойный ответ. И после Ростова под Москвой наши начали наступать, — говорит Афанасенко. — Когда 29 ноября 1941 года "ворота Кавказа" с громким лязгом закрылись для Гитлера, стало понятно, что в ближайшие полгода, пока не подсохнет донской чернозем и немцы не восстановят численность бронетехники, никакого рывка не будет. Без горючего вся эта железная немецкая орда встала".​

После успеха советских войск под Ростовом-на-Дону и Москвой советское военно-политическое руководство поставило задачи нанести поражение немецким войскам и выйти в 1942 году на государственную границу. Был предпринят ряд наступательных операций, однако в результате немецкого наступления под Харьковом в окружение попали три советские армии, что в конце мая 1942 года снова открыло немцам возможность для наступления на Ростов-на-Дону и Кавказ. 

"Это приводит немецкие войска к стенам Ростова в июле 1942 года. Отступление продолжается до предгорий Кавказа, к Волге, к стенам Сталинграда, — говорит Ушаков. — Вторая оккупация была более длительной. Немцы сформировали оккупационную систему, совершили известный акт Холокоста в Змиевской балке, где были убиты в основном, конечно, представители еврейского населения, но также и представители других народов, а также пленные красноармейцы. Всего около 30 тыс. человек".

Вновь Ростов-на-Дону был освобожден от немецко-фашистских оккупантов 14 февраля 1943 года.

Дополнительная информация

  • Автор: Максим Тищенко

Идет загрузка следующего нового материала

Это был последний самый новый материал в разделе "Общество"

Материалов нет

Наверх