«Татнефть» после ограничений ОПЕК пробурила 200 скважин «про запас», а могла бы бурить в год 1000

Замгендиректора «Татнефти» Ринат Шафигуллин рассказал о бурении и нефтесервисе в условиях мирового кризиса.

«Татнефть» бурит скважины про запас, чтобы обеспечить нефтесервис работой и сохранить квалификацию коллективов. При этом компания активно развивает инновационные технологии и готова в сжатые сроки вернуться к стратегическим целям добычи после снятия ограничений ОПЕК+. Об этом сообщил заместитель генерального директора компании по ремонту, бурению скважин и ПНП Ринат ШАФИГУЛЛИН в интервью «Нефтяным вестям» (авторы Равиль САБИРОВ, Алсу МАТИСОВА, Рамис АМИНОВ). Информагентство «Девон» приводит отдельные моменты  из публикации.

Падение стоимости нефти на мировом рынке, а также ограничения ОПЕК+ внесло существенные коррективы в работу «Татнефти», некоторые виды ГТМ (геолого-технические мероприятия» на время стали неактуальными. «Но в таких условиях основные задачи по эффективному строительству и ремонту скважин, наоборот, получили особое значение, - сказал Р.Шафигуллин. - Кризисные времена рано или поздно пройдут, и нам нужно будет вновь увеличивать и объем добычи, и ГТМ. Поэтому сейчас важно заложить базис для будущего». 

Он отметил также необходимость поддержать подрядчиков, чтобы сохранить высокопрофессиональные коллективы.  «С начала ограничений мы пробурили более 200 скважин, но пока не обустроили и не освоили их, - сообщил замгендиректора. - Это тот самый задел, который мы сможем быстро ввести в работу, как только снимутся ограничения, а для подрядчиков — необходимые заказы и рабочие места».

Говоря о нефтесервисных подрядчиках, Ринат Ильдусович подчеркнул, что объем заказов у них снизился, в основном, за счет партнеров, которые работают за пределами Татарстана. В соседних регионах, по его словам, ряд проектов вообще приостановлен.  «Мы сократили заказы лишь по некоторым направлениям, нет такого, чтобы совсем прекращали работу, - добавил он. - У сервисных предприятий тоже идет оптимизация программ, снижаются затраты, но подрядчики стараются сохранить уровень зарплаты и социальные гарантии для персонала. Надеюсь, сложный период наши партнеры преодолеют с честью».

Затрагивая тему недавних изменений в налоговое законодательство с отменой ряда льгот, Ринат Шафигуллин подчеркнул, что закрыть выработанные месторождения — самый простой путь. «Перед нами стоит задача эффективно эксплуатировать наши месторождения, и мы рассматриваем различные варианты, сказал он. - Где-то будем проводить ГТМ, где-то их приостановим. Будем испытывать наши новые технологии в рамках НИОКР, проводить опытные работы. Все это в любом случае пригодится в будущем».

На вопрос, если бы не коронакризис и ОПЕК+, сколько скважин бурила бы «Татнефть» сегодня, он ответил, что компания добывала бы объемы, запланированные корпоративной Стратегией‑2030. В последние годы «Татнефть» строила ежегодно около 600 скважин с учетом проекта уплотняющей сетки. Сейчас эта цифра снижена. «Но мы можем бурить свыше 1000 скважин в год и готовы к этим объемам — у нас есть технологии, подрядчики, оборудование, - заявил замгендиректора. - И есть уверенность, что этих показателей мы все равно достигнем». Он считает реальным выполнение Стратегии‑2030, а именно увеличение добычи нефти до 38,4 млн тонн в год к 2030 году при 100-процентном восполнении запасов. Сейчас идёт определенная корректировка, но продолжаются намеченные работы по всем направлениям: по добыче нефти, по повышению нефтеотдачи пластов, по строительству скважин.

На вопрос, на сколько лет хватит нефти в Татарстане он ответил: «Вопрос не в том, насколько хватит нефти, а в том, какая будет в ней потребность в мире. В выигрыше останутся те, кто будет добывать эффективнее».

В июне ИА Девон приводил слова  генерального директор «Татнефти» Наиля МАГАНОВА о том, что сокращение добычи для «Татнефти» не создаст технических проблем, а остановленные малодебитные скважины могут даже дать прирост после перезапуска.

СЛЕДУЮЩИЙ МАТЕРИАЛ РАЗДЕЛА "Upstream"