Большое арктическое противостояние

Борьба между Минфином и Минэнерго по вопросу, как осваивать российскую Арктику, может оказаться непозволительной потерей времени для РФ

Споры вокруг нефтегазовых ресурсов Арктики идут не один год, то затихая, то вспыхивая с новой силой. Как будет осваиваться этот сложнейший регион? Возможно ли осуществить проект собственными силами? Наконец, каковы будут инвестиции и как их обеспечить? Арктические дискуссии уже давно вышли за рамки ведомственных интересов, отражая, по сути, разные стратегические подходы к развитию российского нефтегаза и не только его.

В стратегиях развития экономики, отрасли или территории всегда были и есть разные уровни, обладающие своими достоинствами и недостатками. Один из ярких примеров — история итальянца Кристобаля Колона, которого у нас принято именовать Христофором Колумбом. В свое время именно он предложил Португалии смелый и оригинальный способ, как добраться до вожделенных «островов пряностей» в Индийском океане: плыть, не огибая Африку, а направить корабли на Запад, в воды, о которых мало что было известно… Португальское правительство не решилось довериться Колумбу. Затея выглядела слишком смело, необычно и отнюдь не гарантировала «возврата инвестиций». А вот испанская королева Изабелла пошла на риск и поддержала Колумба. Итоги хорошо известны. Португальские купцы по-прежнему успешно торговали пряностями, богатели. А вот испанцы открыли, как тогда говорили, Новый Свет — огромную, не изведанную прежде часть планеты. Идеи Колумба создали новую географию, новую логистику и обеспечили новое развитие мировой экономики. Так кто же был прав? Видимо, право на существование имели оба подхода, но результаты они принесли разные.

Проблема столкновения разных стратегий извечна. Что выбрать: «синицу в руках» или все же пожертвовать сиюминутной выгодой ради больших достижений в будущем? Сейчас похожий выбор стоит и перед российским руководством: как осваивать арктические территории. Причем один из самых наболевших вопросов — что делать с нефтегазовыми ресурсами Арктики. Министерство финансов ратует за ту самую «гарантированную синицу», нефтяники говорят о том, что альтернативы арктическим ресурсам просто нет.

Летнее похолодание

Летом с подачи Минфина был одобрен мораторий на предоставление льгот нефтяникам. Ведомство Антона Силуанова ратовало за пятилетний срок «заморозки» — до 2024 г. Однако президент одобрил формулировку «до конца 2019-го». Именно за это время правительство должно завершить инвентаризацию запасов нефтяных месторождений и разработать единые критерии для предоставления мер государственной поддержки.

В нынешних условиях для нефтяников пятилетний срок, за который выступал Минфин, — непозволительная роскошь. В конце 2018 г. министр энергетики Александр Новак в своем выступлении перед журналистами публично озвучил то, о чем и так говорили в отрасли. Если не будут приняты стимулирующие меры, в 2021–2022 гг. начнется падение нефтедобычи, а вместе с ним и упадок всех связанных с нефтегазовой промышленностью отраслей.

Ставки на будущее

Специалисты давно говорят о стремительном ухудшении структуры российских запасов нефти. Доля трудноизвлекаемых запасов постоянно растет. Добыча в главном нефтяном регионе Западной Сибири падает. Если в 2008 г. здесь добывали 321 млн т, то через 10 лет — 288 млн т. То есть за 10 лет «минус» составил 33 млн т.

«Арктика — основной источник прироста запасов углеводородов России на средне- и долгосрочную перспективу»,

— считает Владимир Шустер, доктор геолого-минералогических наук, главный научный сотрудник Института проблем нефти и газа РАН. Однако для этого, добавляет ученый, нужно не снижать, а наращивать темпы работ.

Так, большие перспективы геологи связывают с территорией Красноярского края. По мнению академика Алексея Конторовича, именно «Красноярский край станет тем регионом, где в ближайшие десятилетия разыграется следующий этап развития нефтяной отрасли России». Еще в советские годы он прогнозировал здесь большие открытия, а сегодня видит прямое тому подтверждение.

Конторович приводит в пример Ванкор с извлекаемыми запасами более 0,5 млрд т и Пайяхскую группу месторождений, по которым в мае 2019 г. Роснедра одобрили постановку на госбаланс 1,2 млрд т нефти извлекаемых запасов категорий С1+С2.

Минэнерго РФ подчеркивает, что сегодня, при текущих ценах на нефть и налоговом режиме, невозможно развивать арктические территории.

Как заявил Новак на сессии Восточного экономического форума «Энергетический скачок» в сентябре, внутренняя норма доходности для арктических проектов на сегодняшний день колеблется от отрицательного до 10-процентного уровня. А нужно не менее 20%, убежден он.

Сегодня налоговая тема — ключевая для Минэнерго. В начале октября Новак в интервью Reuters заявил: «У нас самая высокая нагрузка для нефтяной отрасли в мире. В среднем она составляет 68–70% от выручки. А если брать месторождения в Западной Сибири, которые не имеют никаких льгот, нагрузка составляет 85% от выручки». По его словам, России необходимо реформировать налогообложение отрасли, чтобы стимулировать добычу на нерентабельных месторождениях и избежать ее падения в ближайшие годы.

Новак подчеркнул, что на текущий момент России хватит нефти как минимум на 50 лет: «У нас запасы большие, но половина из них сегодня, при существующей фискальной системе, нерентабельна. Существующая финансовая политика существенно нарастить добычу не позволяет».

Тревожные предварительные данные инвентаризации запасов озвучивают и Роснедра. Как сообщил замруководителя агентства Орест Каспаров, Роснедра насчитали около 2700 месторождений с общими запасами 28,9 млрд т нефти и провели инвентаризацию месторождений с запасами свыше 5 млн т, за исключением стратегических, разрабатываемых на условиях соглашений о разделе продукции и уже получивших льготы. Всего таких месторождений оказалось 593 с запасами 17,2 млрд т.

Выяснилось, что 33% из инвентаризованных запасов разрабатывать нерентабельно.

Игорь Сечин также неоднократно обращал внимание на необходимость создания привлекательного инвестиционного режима для арктических территорий. Глава крупнейшей российской нефтяной компании уверяет, что практика стимулирования добычи нефти является общемировой. Известно множество примеров, когда власти разных стран добивались поразительных производственных результатов, предоставляя отрасли налоговые послабления. Не так давно мы видели, как налоговые льготы и усилия государства по развитию инфраструктуры совершили настоящий прорыв в освоении Восточной Сибири. Аналитики подсчитали, что если «Роснефть» поместить в налоговый режим, при котором существует Exxon Mobil, то капитализация компании должна быть не менее $650 млрд.

Успехи НОВАТЭКа по разработке заполярного Южно-Тамбейского месторождения и строительству СПГ-завода также не обошлись без налоговых льгот.

Так почему же сейчас, да еще в условиях санкций, когда затруднительны любые внешние инвестиции, нужно лишать отрасль и этого инструмента развития?

Выпадающие доходы? Или новая точка роста

Минфин и Минэкономразвития активно выступают против новых льгот для Арктики. Два вице-премьера — Дмитрий Козак, отвечающий за нефтегаз, и Юрий Трутнев, отвечающий за развитие Арктики, — напротив, думают, каким образом создать стимулирующие меры для развития Арктики и Дальнего Востока. 8 октября состоялось установочное совещание вице-премьера Козака при участии министра развитию Дальнего Востока и Арктики Александра Козлова с участием федеральных ведомств на тему создания специального налогового режима для отдельных арктических территорий. Видно, что правительство озадачено проблемой, но дилемма и интрига сохраняются. При этом поставленная на последнем заседании правительства премьером Дмитрием Медведевым министру экономического развития Максиму Орешкину задача о необходимости увеличения темпов роста экономики позволяет говорить о том, что курс на развитие крупномасштабных проектов, которые позволят обеспечить прирост ВВП, станет приоритетом для молодого министра-теоретика.

Эксперты обращают внимание на мультипликативный эффект от освоения арктических территорий.

Так, например, проект «Восток Ойл» предусматривает строительство в условиях Крайнего Севера полноценной инфраструктуры, которая на данном этапе на Таймыре отсутствует. Компании построят 5,5 тыс. км трубопроводов, морские терминалы с перевалкой до 100 млн т в год, аэропорты, линии электропередачи и другую инфраструктуру. Только в рамках развития Пайяхи предстоит построить около 1 тыс. автодорог, создать системы связи и телекоммуникаций, возвести объекты электроэнергетики.

От освоения северных территорий выиграют и смежные отрасли по всей стране — от судостроителей и трубников до нефтесервиса. Ориентация на отечественное оборудование и технологии создаст спрос проектным институтам и машиностроителям.

Большая геополитика

Проект «Восток Ойл» может сыграть важную роль и для развития Севморпути, ежегодная загрузка по которому, согласно указу президента, к 2024 г. должна достичь 80 млн т грузов.

«Это очень серьезная и амбициозная задача, ее абсолютно невозможно решить в текущих условиях без увеличения потока нефтеналивных грузов»,

— комментирует Алексей Громов, главный директор по энергетическому направлению Фонда «Институт энергетики и финансов».

Он отмечает, что «нефтяные проекты необходимы для поддержания грузопотока по этой транспортной артерии, у которой большое будущее в связи с ожидаемыми климатическими изменениями». С учетом поставленной президентом задачи необходимо ускоренное развитие арктических проектов российских нефтегазовых компаний. Но очевидно, что их развитие останется под вопросом до тех пор, пока заинтересованные ведомства не определятся со стратегией и созданием приемлемых для инвестора налоговых условий.

СЛЕДУЮЩИЙ МАТЕРИАЛ РАЗДЕЛА "Мир"