Главные проблемы Саудовской Аравии: коронавирус, экономика и геополитика

Mikhail Metzel/imago-images.de/Global Look Press

Борьба с пандемией коронавируса и ее экономическими последствиями может стать самой главной проблемой кронпринца Саудовской Аравии Мухаммеда бен Салмана. Сейчас королевство постепенно снимает ограничения, введенные, чтобы остановить распространение вируса.

Также нужно обеспечить конкурентоспособность королевства с Ираном. Оба соперника борются за благосклонное отношение Китая.

Не менее срочно нуждаются в восстановлении напряженные отношения с США, так как уже назревает потенциальный раскол с Америкой, вызванный ценовой войной с Россией. Как известно, она привела к обвалу нефтяных рынков и кризису сланцевой промышленности Америки, пишут авторы ресурса OilPrice.com

Считается, что президент Дональд Трамп собирается запретить импорт саудовской нефти в попытке заставить королевство перенаправить танкеры, доставившие около 40 миллионов баррелей нефти в США.

Более того, кронпринц Мухаммед поставил под угрозу отношения королевства с США. В лучшем случае соглашение между производителями нефти о сокращении добычи стало тайм-аутом в ценовой войне за доли рынка.

Ценовая война еще больше обострила связи Саудовской Аравии с Конгрессом США. Последний и так обеспокоен войной в Йемене, нарушениями прав человека в королевстве и убийством журналиста Джамала Хашогги в 2018 году.

Недавние судебные реформы в Саудовской Аравии, включая отмену порки как законного наказания и смертные приговоры для несовершеннолетних преступников, были своего рода ответом на критику. Однако ситуацию в корне они не изменили.

Выступая перед конгрессменами, представляющими американские сланцевые штаты, сенатор от Северной Дакоты Кевин Крамер предупредил, что "следующие шаги Саудовской Аравии определят, можно ли будет спасти наше стратегическое партнерство".

Единственным вариантом для кронпринца бен Салмана может быть спасение саудовско-американских отношений.

Кроме того, как известно, еще до начала ценовой войны кронпринц провел довольно жесткий и агрессивный телефонный разговор с президентом России Путиным. Он заявил, что если соглашение о снижении добычи нефти не будет достигнуто, Саудовская Аравия начнет ценовую войну.

"Путин отказался, звонок закончился плохо", — отметил один из саудовских чиновников.

Давая понять, что сокращение производства — это прекращение битвы, а не конец войны, Саудовская Аравия и Россия продолжили сражаться на нефтяных рынках.

Однако напряженные отношения не помешали двум странам достичь прогресса в соглашении о продаже российской пшеницы в королевство. Первая российская партия весом 60 тысяч тонн отправилась в Саудовскую Аравию в прошлом месяце.

Независимо от состояния саудовско-российских отношений призыв России заменить оборонительный щит США в Персидском заливе многосторонним соглашением по безопасности, в котором будут участвовать США, Китай, Европа и Индия, является пока не более чем планом, не подкрепленным реальными действиями.

Как считают авторы OilPrice.com, у России нет ни средств, ни желания взваливать на себя ответственность за безопасность в Персидском заливе. То же самое касается и других государств, которые Россия воспринимает как участников пересмотренного соглашения о безопасности в Персидском заливе.

Более того, об этом предложении не приходится говорить всерьез, пока Саудовская Аравия отказывается от сотрудничества с Ираном без предварительных условий. Во время пандемии коронавируса королевство ужесточило раскол с Ираном, вместо того чтобы налаживать отношения с помощью жестов доброй воли.

Китай не настроен играть важную военную роль на Ближнем Востоке, хотя он создал свою первую иностранную военную базу в Джибути и участвует в антипиратских операциях у побережья Сомали.

Кронпринца тревожит еще и тот факт, что он не уверен, что Китай сохранит нейтралитет, если напряженность между США и Ираном перейдет в тотальную войну. Тегеран для Пекина может стать более важным со стратегической точки зрения, чем Эр-Рияд.

География, демография и высокообразованное население Ирана имеют преимущество перед Саудовской Аравией в глазах Пекина. Кроме того, у Китая и Ирана общая цивилизационная история, насчитывающая тысячи лет.

Иран также играет ключевую роль в проекте Китая "Один пояс — один путь", связанном с попыткой соединиться с Европой железнодорожной линией, пересекающей Центральную Азию и Исламскую Республику. Этот маршрут завершит дорогостоящий и трудоемкий процесс, связанный с необходимостью отправлять грузы на судах с одного конца Каспийского моря, а загружать их обратно на противоположном берегу Каспия.

Кандидат наук Гарвардского университета Эндрю Либер отметил, что "неоднозначный опыт Китая в повышении своего имиджа в Эр-Рияде стал напоминанием о том, что соревнование за мягкую силу — это не игра с нулевой суммой": "Даже несмотря на то, что саудовские СМИ охотнее критикуют Китай, некоторые высмеивают усилия Трампа и его администрации, когда они пытаются обвинять Пекин в распространении COVID-19".

Анализ Либера, освещенный в СМИ Саудовской Аравии, лишний раз доказывает, что кронпринц Мухаммед стремится держать все двери открытыми. Тем не менее нужно гораздо больше, чем освещение в СМИ и реформа уголовного кодекса королевства, чтобы отмыть запятнанный имидж Саудовской Аравии в США и сравнять шансы с Ираном, когда дело дойдет до Китая.

СЛЕДУЮЩИЙ МАТЕРИАЛ РАЗДЕЛА "Мир"