ОБЪЕДИНЕНИЕ ЛИДЕРОВ НЕФТЕГАЗОВОГО СЕРВИСА И МАШИНОСТРОЕНИЯ РОССИИ
USD 90,99 0,06
EUR 98,78 -0,12
Brent 0.00/0.00WTI 0.00/0.00

Год междоусобиц: к чему привела война в Судане

AP Photo/ Marwan Ali

Вот уже год в Судане продолжается гражданская война, унесшая жизни более 9 тыс. человек и породившая более 2 млн беженцев. Начавшись 15 апреля 2023 года с обстрела столицы страны Хартума, за несколько месяцев она привела к практически полному разрушению города и вынудила правительство перенести столицу в Порт-Судан. Процветающая экономика довольно богатой по африканским меркам страны, которая добывала нефть, золото и другие полезные ископаемые, экспортировала гуммиарабик и сельхозкультуры, пришла в упадок.

Внутренние причины

Этот конфликт, с одной стороны, является внутренним. По одну сторону баррикад военные под предводительством Абдель Фаттаха аль-Бурхана: пришел к власти в 2019 году в результате госпереворота, в ходе которого был свергнут некогда бессменный президент Омар аль-Башир (правил с 1989 года). Им противостоят Силы быстрого реагирования (СБР, аналог спецназа), которые возглавляет Мухаммед Хамдан Дагало. СБР хоть и являлись подразделением армии, но обладали определенной автономией и предназначались преимущественно для защиты границ страны и борьбы с нелегальной иммиграцией, торговлей людьми. СБР изначально представляли собой наиболее верные силы аль-Башира по борьбе с "африканским элементом" в сепаратистском регионе Дарфуре. Структура была создана его руками и легализована парламентом с его подачи.

Однако в этом конфликте также много влияния внешних игроков, без которых не обходится почти ни одно обострение в Африке.

По мнению посла РФ в Судане Андрея Черновола, мина замедленного действия под фундамент суданской государственности была заложена Западом в 2019 году после демонтажа режима Омара аль-Башира. "Навязчивые попытки подогнать Судан под глубоко чуждые населению страны неолиберальные стандарты закономерно привели к глубокому политическому и социально-экономическому кризису", — считает он. Масла в огонь подлил и бывший глава Миссии ООН по поддержке переходного периода в Судане Фолькер Пертес, инициировавший передачу власти гражданским силам.

По словам посла, основным камнем преткновения стал пункт о скорейшей интеграции СБР в армию, на чем настаивало руководство страны. "Однако это было неприемлемо для западников, поскольку данной структуре отводилась роль силового прикрытия местных "демократов", не имеющих собственной серьезной социальной базы. Ведь без штыков СБР они не имели бы шансов удержать переданную им без выборов власть, как это уже случалось в 2021 году. Когда же военные отказались идти на поводу у западников, был дан зеленый свет на силовое свержение несговорчивых генералов руками СБР", — сказал мне российский посол.

По мнению другого эксперта, работавшего в Судане на момент начала событий, основная проблема, ставшая главной причиной конфликта, — это отсутствие устойчивых государственных институтов власти в африканской стране. "После "славной революции" 2018–2019 годов было несколько попыток создать в Судане что-то похожее на власть, но получалось оформить лишь очень шаткую и весьма условную конструкцию политической, но не государственной власти. Реальными интересантами дела революции стали ближайшие соратники бывшего президента аль-Бурхан и Дагало, которые сразу после ее завершения принялись делить власть", — отметил он мне.

Состояние вялотекущего конфликта сопровождало жизнь суданского общества все последующие за революцией годы. "После революции процессы оформления власти, выстраивания экономических и социальных отношений между племенами сопровождались вмешательством сил извне. Речь здесь идет не только о Западе, но и об арабских странах. Можно перечислить десятки вариантов тех путей, по которым могло пойти развитие Судана в постреволюционный период, но для внешних игроков наиболее выгодным оставался путь бесконечно долгого демократического перехода. Образно выражаясь, внешние силы постоянно пытались надеть на суданскую проблему эдакий всеобъемлющий колпак, искусственно отказываясь разбирать детали", — отметил мой источник.

При чем тут военно-морская база РФ

Некоторые эксперты указывают и на тот факт, что еще в 2020 году Судан подписал с Россией соглашение о создании военно-морской базы, или, как ее теперь называют, "пункта материально-технического обеспечения". За эти годы стороны так и не продвинулись в имплементации соглашения, поскольку оно так и не было ратифицировано парламентом Судана — ввиду его отсутствия. Из-за процесса политического урегулирования, в котором страна погрязла с 2019 года, а теперь и гражданской войны отодвигаются сроки проведения выборов гражданской власти и, соответственно, создания парламента. Председатель правления Стратегического агентства по развитию отношений со странами Африки Любовь Демидова считает, что отчасти именно этот фактор побудил США вмешаться и развязать (или помочь развязать) внутренний конфликт. "Судан — страна страдающая от внутреннего конфликта, который явно вызван не внутренними разногласиями, как нам всем пытаются показать. США умело выстроили процесс, и, как только они поняли, что российской военной базе в Судане быть, вдруг вспыхнул военный конфликт. Конечно же, по официальной версии, причина конфликта кроется во внутриполитических вопросах", — напомнила Демидова. 

При этом власти Судана продолжают высказываться в позитивном ключе о намерении приступить к ратификации соглашения с Россией. Об этом было заявлено накануне войны — в ходе визита главы МИД РФ Сергея Лаврова в Судан в феврале 2023 года. "Соглашение с Россией о военной базе ВМФ в Судане будет рассматривать новый парламент арабской страны после выборов, ожидается положительный ответ, заявил министр иностранных дел Судана Али Садик Али. А все мы понимаем, чтобы эти выборы состоялись, конфликт должен быть закончен", — подчеркнула Демидова.

Поддержка внешних игроков

Практически сразу после начала боевых действий стали предприниматься попытки примирить враждующие стороны. Уже в середине мая, через месяц после начала конфликта, было объявлено временное перемирие (которое, правда, не соблюдалось) и проведены встречи в Джидде при посредничестве Саудовской Аравии. С тех пор они проводились много раз, но не привели к какому-то результату. С самого начала за внутренним конфликтом стояли внешние игроки: аль-Бурхана поддерживают Египет и Саудовская Аравия, а также Турция и стоящий за ней Катар. Дагало спонсируют Объединенные Арабские Эмираты. "Дагало воспринимался армейским командованием как чуждый "африканский элемент", и он, в свою очередь, активно поддерживался ОАЭ. Кстати, серьезный финансовый ресурс Дагало получал и от Франции, и от Италии в рамках проекта по борьбе с нелегальной эмиграцией. Зону четырех границ — ЦАР, Судан, Чад. Ливия — в основном контролировали именно подразделения СБР", — напомнил мой источник. По данным, которые привел посол РФ в Судане, СБР на три четверти состоят из африканских наемников.

Затяжной характер конфликта связан именно с внешней поддержкой двух сторон — как финансовой, так и материальной, поскольку большинство заводов военно-промышленного комплекса в Судане уже разрушены. По имеющимся данным, к октябрю 2022 года численность бойцов СБР и ВС Судана была равной, хотя изначально у ВС было явное превосходство в тяжелом вооружении, полное господство в воздухе. "Информация о приближающемся открытом противостоянии СБР и армии появилась еще в начале декабря 2022 года, — говорит мой источник. — Было ощущение, что разведка ВС Судана серьезно недорабатывала и докладывала наверх о полном превосходстве в численности и технике. Армейское руководство попыталось "растаскивать" СБР по регионам, но СБР сумели не потерять контроль над регионами и практически открыто перебрасывать подразделения в Хартум. Параллельно с наращиванием конфликтного потенциала в Судане разворачивался скрытый конфликт между ОАЭ и Саудовской Аравией".

В марте 2023 года стало известно о восстановлении дипломатических отношений между Ираном и Саудовской Аравией. ОАЭ такой вариант развития событий в регионе не устраивал. Таким образом, Судан становился тем полем, на котором ОАЭ и Саудовская Аравия могли выяснять отношения, считает эксперт. "Еще 15 апреля в частной беседе я озвучил прогноз: если армия в течение трех-четырех дней не подавит сопротивление СБР в Хартуме, в Судане будет долгая и кровопролитная война. К сожалению, прогноз оказался верным", — добавил он.

Что ждет Судан?

Позиция России: поддерживать любые мирные инициативы. "Наиболее перспективной является джиддийская площадка, на которой ранее уже достигались практические договоренности о прекращении военной фазы конфликта и обеспечении гумдоступа. К сожалению, их имплементация упирается в отсутствие соответствующих четких механизмов", — сказал российский посол в Судане.

В то же время, по словам моего источника, до поры до времени все вопросы по Судану будут решаться на поле боя. "Самое опасное и неприятное для Судана — это военно-стратегический паритет ВС и СБР. ВС, не сумевшие в первые же дни нанести сокрушительный удар СБР, вступили в затяжную войну. Страна медленно, но верно движется к разделению по ливийскому сценарию. Минимум речь идет о разделении на запад (юг и запад Судана — сфера влияния СБР) и восток (север и восток Судана — сфера влияния ВС)", — подытожил он. 

По его мнению, суданский кризис не только не снижает интенсивность, но и разрастается. Он перестал быть "внутриарабским делом". Сейчас на сцену выходят новые акторы — это Турция и Иран. Запад участвует в конфликте весьма ограниченно и, скорее всего, действовать будет руками той же Турции и стоящего за ней Катара. "Тратиться на Судан в серьезных масштабах Западу неинтересно, поскольку основная цель — добиться нестабильности в регионе — достигнута", — пояснил эксперт.    

Гуманитарная ситуация в стране продолжает ухудшаться, об этом то и дело заявляют в ООН и ВОЗ. Однако российский посол в Судане Андрей Черновол (который сейчас находится в Порт-Судане, поскольку туда переехали оставшиеся в стране дипмиссии) сказал, что все не так плохо, как представляют западные СМИ. "Гуманитарная обстановка остается весьма сложной, особенно в Дарфуре и в центральном штате Эль-Гезира. В стране насчитывается свыше 7 млн внутренне перемещенных лиц, еще порядка 2 млн стали беженцами. Вместе с тем педалируемые прозападными НПО страшилки на тему надвигающегося тотального голода не соответствуют действительности. Простой факт — Судан продолжает экспортировать зерно и живой скот, а на местных рынках вполне можно купить продукты первой необходимости", — сообщил он.  

Демидова также напоминает, что Судан — уникальная страна, поскольку там, а не в Египте находится самое большое количество пирамид в мире — не менее 255 объектов. Сейчас посетить их нет возможности, поскольку в этих местах проходят боевые действия. Хочется надеяться, что Судан решит противоречия — благодаря или вопреки стараниям внешних игроков — и туристы снова смогут приезжать в эту интересную страну. 

Дополнительная информация

Идет загрузка следующего нового материала

Это был последний самый новый материал в разделе "Мир"

Материалов нет

Наверх