Кто и зачем "подталкивает" президента США к конфликту с Ираном

Атака беспилотных летательных аппаратов на нефтяные объекты Саудовской Аравии "взорвала" изнутри Белый дом, обнажив противоречия в команде Трампа. Отставка помощника президента США по национальной безопасности Джона Болтона, бесспорно, ослабила позиции "ястребов" в окружении главы государства. Казалось, конфликт с Ираном, за который агитировал Болтон, уходит в прошлое. Но саудовские события нанесли сокрушительный удар по пользующимся доверием Трампа "голубям", что мгновенно сказалось на риторике американского лидера.

Впрочем, понять, к какому сценарию в отношении Ирана склоняется глава Белого дома, из его выступлений последнего времени невозможно.

То Трамп заявляет: "Я не хочу войны ни с кем, я не воинственный", после чего тут же предупреждает: "Выберут США путь войны или мира, покажет время".

То говорит, что военные действия, которые могут привести к гибели людей, могли бы стать со стороны Вашингтона пропорциональным ответом на нападение беспилотников на саудовскую инфраструктуру. Однако следом сообщает журналистам: он не давал обещаний руководству Саудовской Аравии защищать их страну.

По сведениям газеты Washington Post, в Пентагоне считают, что Америке следует проявить сдержанность и не ввязываться в дорогостоящий конфликт с Ираном как минимум по двум причинам.

Первая заключается в том, что при нападении на нефтеперерабатывающие заводы Саудовской Аравии не пострадали ни военнослужащие США, ни американская собственность. А значит, правового повода для войны с Тегераном у Трампа нет. Согласно второй причине предстоящий конфликт угрожает безопасности 70 тысяч американцев, дислоцированных на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Представители Тегерана предупредили, что будут считать этих людей законной целью.

Похоже, Трамп разделяет эти опасения. По его словам, в Эр-Рияде сильно хотят, чтобы американцы встали на защиту королевства.

"Однако я говорю им: это была атака на Саудовскую Аравию, а не на нас, - поделился президент деталями переговоров. - И они понимают, что я не стремлюсь ввязываться в новый конфликт".

За войну с Ираном энергично выступает госсекретарь США (в прошлом возглавлявший ЦРУ. - Ред.) Майкл Помпео и близкое ему разведсообщество. По сведениям The Wall Street Journal, Трамп получил доклад разведки, где говорилось о применении Ираном 20 беспилотников и нескольких десятков ракет для удара по саудовским объектам.

Доклад был переправлен в Эр-Рияд. Но там сочли представленные американскими спецслужбами доказательства недостаточными и потребовали дополнительных сведений.

Президент США сообщил о том, что в ближайшее время направит в Саудовскую Аравию госсекретаря вместе с группой других чиновников. Им, по словам главы Белого дома, предстоит выяснить, готово королевство и соседствующие с ним монархии принять непосредственное участие в гипотетической военной операции против Ирана. "Они тоже должны активно участвовать в игре. Мне кажется, все знают, что они готовы это сделать", - объяснил Трамп порученную руководителю внешнеполитического ведомства миссию. Помогать Эр-Рияду американский лидер не отказывается - "Саудовская Аравия является замечательным союзником", причем США, опять же гипотетически, могут возглавить антииранскую коалицию.

Трамп твердо дал понять: расходы и риски, связанные с предстоящим конфликтом с Ираном, лягут на плечи Саудовской Аравии и ее союзников

Вместе с тем Трамп твердо дал понять: расходы и риски, связанные с возможным конфликтом с Ираном, лягут на плечи Саудовской Аравии и ее партнеров. Глава Белого дома убежден, что эта война, если она все же состоится, не будет "чисто американской", и монархии следует иметь в виду это обстоятельство, прежде чем делать публичный вывод о виновных в нападении на свои объекты и грозить им возмездием.

Сложившуюся ситуацию Трамп обещал также обсудить с Европой. Впрочем, это не более чем жест вежливости - в Брюсселе неоднократно давали понять, что не согласны с воинственными заявлениями президента США в отношении Ирана и введенными против него санкциями.

В том, что доводы Трампа были услышаны в Эр-Рияде, сомневаться не приходится. На пресс-конференции официальный представитель возглавляемой королевством аравийской коалиции полковник Турки аль-Малики рассказал, что участвовавшие в нападении на заводы беспилотники были иранского происхождения, а атаку осуществили не с территории Йемена. В то же время высокопоставленный саудовский военный отказался назвать Тегеран ответственным за инцидент. Эксперты не исключают, что за атакой на нефтяные объекты Саудовской Аравии могла стоять неизвестная "третья сила". Как объяснил РИА Новости сотрудник университета Кувейта Салах аль Мидхи, "нефтеперерабатывающие страны, в том числе Кувейт, выиграли от роста цен на нефть, вызванного событиями с Saudi Aramco".

По словам аль Мидхи, такого скачка цен на "черное золото" не было 30 лет. Он сравнил нынешнюю ситуацию на рынке с событиями 1991 года, когда Кувейт и Ирак приостановили добычу во время Второй войны в Персидском заливе.

Нависшая угроза масштабной конфронтации в крупнейшем нефтедобывающем регионе неизбежно уже отразилась на нефтяных ценах, причем не только в краткосрочной, но также в среднесрочной перспективе.

А это, объясняют аналитики, отвечает интересам переживающего не лучшие времена нефтяного бизнеса в США. "Угроза военного конфликта после нападения на нефтяные объекты Саудовской Аравии вполне реальна", - считает глава Службы внешней разведки РФ Сергей Нарышкин. Президент России Владимир Путин посоветовал Эр-Рияду для защиты инфраструктуры приобрести российские комплексы С-300 или С-400. Во вторник пресс-секретарь российского лидера Дмитрий Песков сообщил, что королевство пока не отреагировало на предложение Москвы.

Комментарий

Поставки из США и Канады быстро охладят баррель

Александр Курдин, руководитель исследований департамента по ТЭК и ЖКХ Аналитического центра при правительстве РФ:

- Российским нефтяным компаниям, как и федеральному бюджету, воздушные удары по нефтяным объектам принесли незапланированную прибыль благодаря скачку цен, но это явно не то, на что стоит закладываться в будущем.

Даже если Саудовская Аравия не сможет быстро восстановить добычу и цены на нефть будут повыше, на рынок быстро придет дополнительное сырье из США, Канады и Бразилии.

Это не первый случай быстрого снижения предложения нефти на Ближнем Востоке и явно не последний. Врожденные особенности этого рынка таковы, что шоки неизбежны, как и премия за риск в цене нефти, но экспортеры и импортеры научились эти колебания сглаживать, регулируя добычу или расходуя резервы.

Поэтому угроза избытка предложения в следующем году по-прежнему абсолютно реальна, для пересмотра среднесрочных прогнозов пока оснований нет. Существенный импульс ценам был дан, однако это не вывело их в принципиально новый диапазон, кардинального шока не произошло. Далее они будут скорее падать, чем расти.

Однако напряженность между странами Саудовской Аравией и Ираном усиливается, и это может осложнить предстоящие переговоры по продлению сделки ОПЕК+, в рамках которой страны картеля и Россия договорились об ограничении добычи ради поддержания цен. Похожие противоречия были причиной, что соглашение 2017 года далось ОПЕК очень нелегко. Впрочем, даже несмотря на риторику, не исключающую "горячей фазы" конфликта, сторонам на Ближнем Востоке удается договариваться, когда речь заходит о ценах на нефть. Интересы всех участников ОПЕК+, не исключая Иран и Саудовскую Аравию, состоят в том, чтобы поддерживать соглашение.

Может ли временное повышение нефтяных цен стать толчком для скачка внутренних цен на бензин, как это было в прошлом году? Однозначной зависимости нет, цены зависят от маcсы других факторов. Во-первых, доля цен на нефть в российских ценах на топливо невелика, значительно менее половины (44 процента, даже если учитывать вклад прямых налогов).

Во-вторых, на внутренние цены бензина влияет не долларовая цена нефти, а рублевая, и ее движение может сейчас быть разнонаправленным.

Вероятно, рублевая цена не отклонится существенно от прежнего уровня (около 4200 рублей за баррель российского сорта Urals), поскольку рост долларовой цены часто балансируется укреплением рубля. Оно обычно сопровождает подобные новости, даже несмотря на действие бюджетного правила, по которому все дополнительные нефтяные доходы бюджета откладываются в резервы. То есть однозначной связи между долларовой и рублевой ценой нефть не прослеживается, и нельзя сказать, что отреагирует на событие на Ближнем Востоке сильнее - цена нефти или курс рубля.

Подготовил Игорь Зубков

Прогноз

Три сценария роста цен на нефть: по 65, 75 и 90 долларов

Станислав Митрахович, эксперт Финансового университета при правительстве РФ и Фонда национальной энергобезопасности:

- Сейчас все оптимистичные или негативные прогнозы по рынку нефти после атаки дронов на нефтяные объекты Саудовской Аравии носят условный характер - смотря, с чьей стороны смотреть.

К тому же все сценарии зависят от дальнейших новостей о ремонтных работах.

Если в ближайшие дни саудиты расскажут об успехах в ремонте, то цены постепенно опустятся до 65 долларов за баррель.

Может быть и по-другому. Если окажется, что саудиты смогут восстановить добычу не раньше чем через несколько месяцев, то даже при открытии американских и прочих стратегических резервов, цена уйдет к 75 долларам за баррель. То есть большое значение для трейдеров имеет новостной фон, реальный уровень производства нефти не всегда является доминирующим фактором для изменения цен.

Наконец, еще один сценарий сводится к противостоянию США и Ирана и их угрозам друг другу. Президент Дональд Трамп и иные высокопоставленные американские политики могут начать делать все более жесткие заявления, обвиняя Иран в ударах по Саудовской Аравии и прогнозируя угрозу стабильности не только саудитам, но всей мировой энергетике. И если затем еще будут нанесены и военные ракетные удары США по объектам Ирана, даже ограниченные, то цена барреля может уйти к 90 долларам и выше. Но этот сценарий пока не самый вероятный, поскольку перед выборами Трамп вряд ли рискнет втягиваться в военный конфликт.

В целом же военная напряженность так или иначе добавит 5-10 процентов к стоимости нефти в ближайшие месяцы от уровня, предшествовавшего атакам дронов.

Причем угроза военного конфликта существует не только между США и Ираном. Между Саудовской Аравией и Ираном уже идет перманентная proxi-war, то есть война по доверенности посредством лояльных Тегерану или Эр-Рияду группировок. Новости с этого фронта тоже могут разогревать цены. Например, если выяснится, что удары по нефтяным объектам помогала наносить проиранская "Хезболла".

У саудитов слабая армия, но ракетные или авиаудары по иранским объектам им по силам. Иран же может перекрыть транзит по Ормузскому проливу, особенно если решит, что США и дальше будут усиливать давление - даже не только военное, но и санкционное. Американцы в этом вопросе могут влиять на всех, кроме Китая, он все равно продолжит закупать иранскую нефть. Но в Тегеране все равно могут прийти к выводу, что китайских закупок мало и нужно переходить к более активным мерам, так как терять ничего. В Иране уже очень сложное положение: обвал добычи и экспорта, очень большая девальвация и прочие проблемы.

Что касается сиюминутной ситуации, когда баррель так резко подорожал, то для всех поставщиков события выгодны, если оценивать их с точки зрения эгоистической логики.

Подготовила Екатерина Ясакова

СЛЕДУЮЩИЙ МАТЕРИАЛ РАЗДЕЛА "Мир"