Персидский узел затягивается все туже

http://neftianka.ru/wp-content/uploads/2019/07/merlin_157780200_c988ed5c-7090-4ef1-92b5-13b26f4103f7-superJumbo-2048x1274.jpg

Небольшой танкер Riah, о национальной принадлежности которого спорят даже самые дотошные знатоки навигации в Персидском заливе, долго занимался привычными операциями в портах региона — развозкой бункеровочного топлива и заправкой нуждающихся в нем судов под разными флагами. Но в ходе последнего рейса на борту возникла некая техническая неисправность. Подоспевшие на выручку катера иранских ВМС доставили Riah на ремонт в гавань близлежащего острова Ларак. Побуждения, иными словами, были самыми благородными, но… Едва Riah причалил, и ремонтники поднялись на борт, оказалось, что емкости заполнены контрабандным топливом. Этот миллион литров горючего явно имел местные — иранские «корни». Пользуясь низкими внутренними ценами на субсидированные нефтепродукты на отечественном рынке, преступные кланы загружают ими танкеры «путаной регистрации». В ход идет и такой способ, как перекачка на нефтевоз в открытом море со средневековых фелюг с косым парусом — известных в тамошних водах шхун типа «доу». Незаконные грузы отправляются для перепродажи по высоким мировым ценам где-нибудь за рубежом или в нейтральных водах. «Как пояснили в Тегеране, — говорит корреспондентка канала Al Jazeera Дорса Джаббари, — поначалу, то есть в минувшее воскресенье, танкер, подавший сигнал SOS, и впрямь был спасен от бедствия. Но, как только его отбуксировали на Ларак, иранцы, по их словам, поняли истинно-контрабандные цели рейса. Тогда они и конфисковали судно». Экипаж тоже был арестован… Что ж, как говорят в России. «кому война, а кому — мать родна». Портовая коррупция чиновников и криминала — дело не новое. Но жителям Ирана обидно, что попытки властей облегчить участь граждан — от звеньев карточной системы до субсидированного бензина — отзываются эхом трансграничных спекуляций и ловкачества. Ведь все это — за счет 80 млн рядовых жителей бедствующей страны, которая подвергнута целевым санкциям. Впрочем, для заокеанских СМИ сказанное сводится к ненужным нюансам и «моральным терзаниям». А главное — уличить Исламскую Республику в нарастающем пиратстве и оправдать дополнительную отправку 500 морских пехотинцев США в Персидский залив и полутора тысяч солдат — в Саудовскую Аравию. 

Старый добрый бартер, уран и ракеты

Один из возможностей смягчить остроту обрушившихся на Исламскую Республику нефтяных санкций была открыта новым правительственным планом, хотя он и опирается на древние купеческие традиции. Программа, о которой идет речь, была объявлена на днях министерством нефти Ирана.

Совокупность намеченных мер призвана, как сообщается, стать «свежим» (или скорее возрожденным старым? — Авт.) способом продажи добываемой в стране нефти не за деньги, а за встречные поставки. Быть действенным, хотя и сугубо временным, методом ослабления пресса на углеводородный сектор, взвинченного рестрикциями США. Решено, проще говоря, ввести бартерную систему. Она-то и позволит иранским и зарубежным компаниям, инвесторам и подрядчикам выполнять проекты в Иране в обмен на «черное золото». Инаугурация этой программы пройдет на днях в форме подписания бизнес-контракта полузабытого, но спасительного — в сегодняшней ситуации — типа. Это — договоренность властей с отечественной корпорацией девелоперского профиля, которая получит сырую нефть в обмен на финансирование проекта реконструкции ТЭС в округе Рей, что недалеко от столицы республики.

Преобразована, иными словами, схема реализации немалой доли иранской нефти. Но поддерживается, конечно, и классический товарооборот, в т.ч. с союзниками Вашингтона, которые, казалось бы, должны следовать руслом нефтяного бойкота против ненавистного Трампу «режима мулл». Бойкота, верно названного «драконовским» корреспондентами Reuters Джеффом Мейсоном и Парисой Хафези. Так, «черное золото» Ирана демонстративно продолжает покупать Страна восходящего солнца, где свыше 5,3% всего импорта приходилось в 2018-м на поставки из блокированного государства на Среднем Востоке. «Интерес Японии, — цитирует телеканал HispanTV слова премьера Синдзо Абэ, — состоит в том, чтобы по-прежнему приобретать жидкое углеводородное сырье в Иране. Сохранение ядерной сделки и урегулирование финансовых, научных и культурных обменов между двумя странами — вот что может придать узам наших отношений ритм развития».

http://neftianka.ru/wp-content/uploads/2019/07/510594.jpg

А вот к партнерам в ЕС и, в первую очередь, к подписантам разорванной Трампом ядерной сделки 2015 года, то есть к Британии, Франции и ФРГ, у Тегерана есть претензии. Эффективный и обходящий долларовую гегемонию механизм взаиморасчетов по поставкам товаров и услуг так и не создан. «По данным нашего министерства иностранных дел, Европа приняла на себя (в контексте нынешнего геополитического кризиса в Персидском заливе — Авт.) 11 обязательств, — отмечалось в заявлении высшего духовного лидера Ирана аятоллы Хаменеи для национального телевидения. — Но ни одно из них не соблюдено. А вот мы выполнили и даже перевыполнили все свои условия. И теперь, когда мы начали уменьшать бремя взятых обещаний, — Европа стала этому сопротивляться. Какой апломб! Это ведь именно вы не реализовали данных вами же гарантий! Да, мы приступили тем временем к сокращению своих обязательств, и такая тенденция получит свое продолжение».

http://neftianka.ru/wp-content/uploads/2019/07/20190715161510-1714.jpg

Таковы не просто слова. Отныне уран обогащается иранскими экспертами до 4,5-процентного уровня, что выше предписанной 3,67-процентной планки. А вопрос о выпускаемых тегеранским ВПК ракетах разного радиуса действия «осажденная крепость» вообще отказывается обсуждать с Западом, так что заокеанский намек на возможность консультаций на данную тему напрасен. Другое дело, что Иран согласился бы включить ее в двустороннюю повестку дня с Америкой в том, случае, если бы та перестала вооружать противников шиитского государства — Саудовскую Аравию и Объединенные Арабские Эмираты. Но поскольку такого поворота в курсе Вашингтона не предвидится, то и дискуссия об иранских ракетах не имела бы под собой основ. Пресс-секретарь представительства Ирана при ООН так и написал в Твиттере: «Ракеты в арсенале нашей страны… абсолютно не являются предметом для переговоров с кем бы то ни было и ни с какой державой — точка!». 

Война на подступах к Ирану уже идет

Ведя непрерывный и плотный мониторинг взрывоопасной ситуации вокруг нефтегазоносного Ирана, мы задаемся, казалось бы, обоснованным вопросом: начнется ли на его рубежах война? И если да, то когда именно?

А ведь по сути она уже идет. Или, в любом случае, зловеще тлеет, готовая вспыхнуть «факелом до небес» в любой момент. На севере и северо-западе Исламской Республики разгорелись бои. С кем именно? Во-первых, с ядром антишиитски настроенных курдских сепаратистов, которые оперируют из соседнего Ирака. Стоило им совершить ряд «пробных» диверсий и атак против Корпуса стражей исламской революции, убив за неделю троих его бойцов, как с неба на курдов посыпались «осколки возмездия» в виде сразу двух типов бомбежек. Один из них — засыл «внуками Персидского царства» увешанных взрывчаткой дронов отечественного производства Mohajer М-6. А второй — опять-таки иранские ракеты ближнего радиуса действия.

http://neftianka.ru/wp-content/uploads/2019/07/tas1563374194.jpg

Ужас, царящий в иных уголках Иракского Курдистана, неописуем. Ведь с 13 июля туда с другой стороны тянутся штабные стрелы еще и… турецкого наступления. С помощью артиллерии и ВВС началась операция «Лапа-2», целью которой стал регион Хакурк. На очереди Кандиль, Синджар и Махмур. Из строя за неделю выведено 60 вооруженных активистов самой ненавистной в Анкаре организации — запрещенной турками Рабочей партии Курдистана. Еще вчера расклад между враждующими в горах фракциями казался проще: одна часть курдов — против натовской Турции, а другая — против властей Багдада, претендующего на доходы от нефти Курдистана. Теперь, когда в той же общине появились и те, кого шииты называют «американо-израильской агентурой», — панорама стала пестрее. На фоне турецких закупок С-400 из РФ, явной неприязни США к Эрдогану и борьбы Ирана с нефтеэкспортным эмбарго, заплутавший Вашингтон катится в региональную западню. В тупике труднодоступного края он не доверяет ни тем, ни другим, обзаводясь там собственной племенной агентурой. Отсюда и риск, что бомбить несчастную автономию Ирака будут теперь и с иранской, и с турецкой, и с сирийской, и, быть может, даже израильской и саудовской территорий. Кошмар!

http://neftianka.ru/wp-content/uploads/2019/07/834.jpg

Тегеран призывает ни в чем не повинных жителей Иракского Курдистана держаться — во избежание потерь среди мирного населения — подальше от приграничных отрядов курдских боевиков и их баз снабжения. А воздушные контратаки против них тот же Иран назвал «сведением счетов с истинными покровителями» радикалов в автономном районе — Соединенными Штатами и Израилем. В свою очередь, Израиль грозно советует иранцам не очень-то замахиваться на лазурные небеса Ближнего и Среднего Востока, рекламируя превосходство своих ВВС. Как сказал премьер Биньямин Нетаньяху, его самолеты F-351 Adir могут достигать в регионе любых целей, в т.ч. Ирана и, уж конечно, Сирии. В ответ министр обороны Исламской Республики Амир Хатами заявил: «Любой враг на любом уровне, желая нарушить священную территориальную целостность нашей страны, будет встречен решающим и сокрушительным ударом, который заставит его пожалеть о содеянном».

http://neftianka.ru/wp-content/uploads/2019/07/8Pg7x7o48HbaIxgHwrMyas-RxwYTJUAYlFbyaOjerQ.jpg

Не бездействует и другой иранский министр — глава внешнеполитического ведомства Джавад Зариф, выступивший на нью-йоркском форуме по вопросу о Персидском заливе с бескомпромиссной речью. Поучаствовав в заседании Экономического и Социального Совета при ООН (ECOSOS), руководитель МИД Ирана отбыл, что интересно, в турне по жестко идеологизированным и осуждающим США странам антитрамповского блока в Западном полушарии — Венесуэле, Боливии и Никарагуа. Уж там-то, надо думать, адреса его передвижения по автомобильным трассам не ограничат, как это унизительно (для высокого гостя) сделали в Нью-Йорке, всего тремя мини-маршрутами. Министр финансов США Стивен Мнучин и пригрозил Зарифу еще и иными, более тяжелыми персональными санкциями. Но ряд источников, по данным Reuters, убежден: до поры — до времени Зариф не войдет ни в какой черный список, чтобы не захлопнуть единственное окно для попытки последних контактов за минуту до полуночи. А потребность в таковых и впрямь может возникнуть, недаром палата представителей конгресса — в ходе отчаянной дуэли партийных лагерей — приняла большинством голосов необычную резолюцию. Она нацелена на то, чтобы лишить Трампа единовластной роли Верховного Главнокомандующего в конкретном случае с Ираном. 

Да уж, натворил дел посол Дэррок… 

Конгрессменов США, кстати говоря, в данной ситуации вполне можно понять. Они ныне уже не сомневаются: президент тяжело болен азартным волюнтаризмом. Год назад он односторонне вышел из ядерного соглашения с Ираном, как говорится, «под настроением». Взял курс на прямую, и притом опасную, конфронтацию вовсе не в каких-то «высших интересах» Америки.

Оправданий у президента, оказывается, нет совсем. Нельзя сказать даже того, что авантюризм Трампа объяснялся, мол, хотя бы косвенным влиянием неких глубинно-философских выводов из разведдонесений, неизвестных не то что простым смертным, но и «номенклатуре». Большинство элиты под сводами Капитолия теперь уверено: президент сделал свой роковой шаг лишь затем, чтобы опрокинуть на иранском направлении все ближневосточное наследие демократической эпохи Обамы. Это он, первый афроамериканец в Белом доме, и его проигравшая в итоге выборы преемница Хиллари Клинтон «слепили» примирительную сделку 2015 года с шиитским оплотом в регионе. А вот мнительный Израиль, с которым у Трампа совершенно особые — до странностей — отношения, осуждал эту сделку с самого начала. Откуда же, спрашивается, союзникам США известны эти и другие детали?

Утечки коренились в «хулигански» раскрытых прессой депешах только что подавшего в отставку британского посла в Соединенных Штатах Кима Дэррока. Вот почему команда Трампа так возненавидела и его самого, и покровительницу горе-дипломата — премьера Терезу Мэй. Мы-то, будучи скромными читателями и комментаторами, думали поначалу, будто все дело — в шумном потоке взаимных обид между двумя главными союзниками по НАТО: «некомпетентность», «тупость», «дурь»… Но нет: дело-то гораздо глубже. Знающие люди по обе стороны Атлантики видят отныне воочию, что в крайне необдуманном разрыве Белого дома с «Всеобъемлющим планом» урегулирования вокруг Ирана вообще не было никакой необходимости. Не просматривалось ни грамма здравого смысла для кого бы то ни было! 

http://neftianka.ru/wp-content/uploads/2019/07/66071467_2958046500889508_3410520292940840960_n.jpg

Сейчас-то это стало, наконец, понятным. Но СМИ задаются теперь иным вопросом: неужто аналитический потенциал и вековой разведывательный опыт Лондона, копившийся со времен Лоуренса Аравийского и Сидня Рейли, был брошен в США на выяснение простых вещей? Имелось ли у Трампа, дескать, что-нибудь сверхсерьезное за душой, дабы своевольно растоптать одну из основ разоруженческого баланса в мире? Вначале-то никто не думал, что этот шаг был сделан главой сверхдержавы «по наитию» каких-то временщиков… И вот, поскольку Британия оказалась в эпицентре скандала с оценками Дэррока, ей и приходится больше других заниматься тушением пожара. Заниматься тем более, что печально известный танкер Grace 1 с нефтью Ирана был задержан в Гибралтаре хотя и по заказу из США, но именно англичанами. Вот ведь как некстати все получилось, тем более что уж Лондону-то конфликт с Тегераном вообще не нужен!

Пытаясь залатать зияющий угрозами разрыв в ткани и без того сложных англо-иранских отношений, полиция уже отпустила на волю — по инструкции с Темзы — всех четверых членов экипажа, задержанных после абордажа. Да и глава внешнеполитического ведомства в кабинете Ее Величества Джереми Хант утверждает, что его телефонный разговор с коллегой в Тегеране стал-де конструктивным. Тот же Хант убеждал Зарифа: против иранского «черного золота» туманный Альбион ничего не имеет. Беда, мол, в том, что появились данные о нацеленности экспортного груза на Сирию. Вот что якобы плохо. Как сообщает РИА Новости, шеф Форин Офиса отметил, что озабоченность у Лондона вызывает «не происхождение нефти на Grace 1, а ее направление». Более того, Соединенное Королевство «способствовало бы освобождению (нефтевоза), если бы получило гарантии, что он не направится в Сирию». 

В общем, Старый Свет изо всех сил заглаживает инцидент в античных «Геркулесовых столбах» на перекрестке Европы и Африки. Но дело-то ведь не только в этом крайне досадном пассаже. Его смягчение, быть может, отодвинет развязку иранской драмы. Но не предотвратит ее полностью, пока из происходящего не будут извлечены уроки еще и Соединенными Штатами. И едва ли не главный из них состоит в том, что, даже будучи блокированным недругами, гордое исламское государство, по словам министра Зарифа, «продолжит экспортировать нефть при любых обстоятельствах». 

Неужели еще и газоносный Кипр — в перекрестии прицелов? 

Иран и Турция, как известно, враждовали веками. И уж, во всяком случае, вот уже сорок лет как южный фланг НАТО (ка именуют Анкару в штабах альянса), казалось бы, должен наслаждаться привилегированными связями с Соединенными Штатами и их ближайшими союзниками — наслаждаться в отличие от соседнего «государства-изгоя» — Исламской Республики Иран.

http://neftianka.ru/wp-content/uploads/2019/07/20190219_gaf_u40_1226.jpg

Наступили, однако, времена, когда и турецким нефтяникам и газовикам, а не только их иранским коллегам, приходится в ряде точек, что называется, испить горькую чашу санкций. Пока, правда, они еще только начинаются. Но деструктивная нацеленность проступает на горизонте вполне рельефно. На днях Совет Европы принял по докладу о якобы неправомерной топливно-сырьевой экспансии правительства Реджепа Тайипа Эрдогана и подотчетных ему нефтегазовых компаний ряд недружественных «Заключений». Относятся же они к осуждаемой Брюсселем практике санкционированного Анкарой бурения недалеко от Турции — на перспективно-углеводородных блоках средиземноморского шельфа в исключительной экономической зоне Кипра. 

Ответ ЕС — прекращение ряда двусторонних переговорных форматов. «В свете продолжающихся и новых незаконных буровых работ Турции Совет принимает решение приостановить диалог по всеобъемлющему соглашению о воздушном транспорте (уж не намек ли на нынешние поставки российских зенитно-ракетных комплексов С-400 «Триумф»? — Авт.). Решено, кроме того, не проводить встречи Совета ассоциации и иные совещания высокого уровня в рамках диалога между ЕС и Турцией», — отмечено в документе, вышедшем в Брюсселе. Одобрено предложение Еврокомиссии: сократить объем помощи турецкой стороне по подготовке к вступлению в ЕС (в рамках графика предварительных мероприятий на 2020 год). Европейскому инвестбанку указано: пересмотреть свою кредитную деятельность в Турции. Особенно это относится ко всему тому, что связано с займами при господдержке.

На первый взгляд, дело ясное: офис континентального интеграционного альянса защищает интересы члена ЕС — Республики Кипр. Дело-то, однако, в том, что на севере острова существует не признанная мировым сообществом, но очень даже признанная Турцией республика ее единоверцев. Речь идет о турецкоязычных киприотах, отделившихся от основной территории страны во многом под влиянием былой угрозы со стороны греческой хунты «черных полковников». Эрдоган, видимо, считает, что существование этого мини-анклава, гораздо более близкого к турецким берегам, чем к берегу Эллады, дает ему право официального покровительства и прикрытия тех апстрим-работ, что движутся своими ареалами к западу и к северо-востоку от Кипра. 

Быть может, шаги Турции и впрямь не полностью справедливы с точки зрения международного права. Но согласитесь: оправданий, играющих на руку Эрдогану, — много. В конце концов, разве признало мировое сообщество суверенитет Южной Осетии и Абхазии? Нет, но Россия поддерживает с ними равноправные и полномасштабные отношения, в том числе инвестиционные. США размахивают над Москвой дубиной топливно-энергетических санкций, но… мирятся с продолжающимся присутствием ExxonMobil на Сахалине, — благо сей проект был запущен задолго до событий 2014-го на Украине. Токио претендует на Южные Курилы, но все же подключается, к неудовольствию американцев, к кредитному финансированию по-хорошему амбициозной российской программы «Арктик СПГ-2». Добавим: тем временем на шельфе Калининграда нами успешно осуществляются бурение и добыча, а ведь как много «заклятых друзей» России в ФРГ и Польше по-прежнему считают этот регион на Балтике… Восточной Пруссией! И так далее, и тому подобное.

Словом, территориальные разногласия если и могут — в цивилизованном миропорядке — становиться поводами для санкций, то лишь в последнюю, а вовсе не в первую, очередь. Но Евросоюз решил по-своему. И… столкнулся с противодействием. Несмотря на введенные Брюсселем санкции в отношении Турции из-за бурения, заявил турецкий МИД, разведочные работы будут продолжены и даже расширены. Как пишет в Анкаре новостное агентство «Анадолу» со ссылкой на релиз министерства, «Турция продолжит защищать свои права и права киприотов-турок и активизирует свою деятельность в этом направлении» Да и кстати, говоря банально, — за что туркам любить ЕС? 

Любить сборочные конвейеры ФРГ, у которых после войны росли отцы-гастарбайтеры, еще куда ни шло, а Единую Европу — вроде бы не за что. Еще до военно-технического сотрудничества Анкары с Москвой и «Турецкого потока» потомки османов сталкивались с отказом «Общего рынка» принять их светско-мусульманское государство в свои ряды. Европейцы ссылались на дефицит демократии в Турции; и кое в чем были, видимо, правы. Но разве была демократичной Испания при диктатуре Франко или Португалия при тирании Салазара? А ведь обеим этим странам обрести верховенство закона, партийно-политический плюрализм и примат гражданских свобод как раз и помогла их вовлеченность в становление Единой Европы. И непонятно, почему такой же механизм не мог бы в свое время сработать и на Босфоре.

Москва отрицательно относится к решению Евросоюза ввести санкции в отношении Турции из-за обострения ситуации в Средиземноморье, заявил заместитель министра иностранных дел РФ Александр Грушко. Хотя это не означает, что российская сторона поддерживает действия Анкары, которая направила в исключительную экономическую зон (ИЭЗ) Кипра свои буровые суда с прицелом на возможную в будущем добычу природного газа.

СЛЕДУЮЩИЙ МАТЕРИАЛ РАЗДЕЛА "Мир"