ТЭК скользит по лезвию бритвы

Сланцевая революция — это все-таки ненадолго. По крайней мере, применительно к «черному золоту». Гулким резонансом этих признаний, откровений и переоценок полнится русло профессиональной полемики в Соединенных Штатах. Пессимизм растет в той сфере ТЭК, которая десяток лет назад исходила из перспективы неуклонного, на долгие годы, подъема добычи трудноизвлекаемой нефти. А на днях Скотт Шеффилд, глава одной из ведущих независимых (не интегрированных вертикально) компаний отрасли, Pioneer Natural Resources, заявил, что к 2025-му самые богатые доступными сланцами регионы оскудеют. Бурение, согласно тому же прогнозу, везде замедлится из-за малопривлекательных цен, и единственным островком активности в секторе останется, возможно, бассейн Midland на территории ключевой для Северной Америки сырьевой провинции Permian. Котировки еще как минимум три года потопчутся в лучшем случае у скромной 55-долларовой планки. Все это г-н Шеффилд в немалой мере объясняет, по данным Reuters, торговой войной с КНР и замедлением мировой экономики — тем более, что пока мы видим лишь первые их симптомы. И ведь все это говорит босс не какой-то хрупкой структуры, а преуспевающей корпорации. Корпорации, которая в 2019-м выкупила своих акций на 200 млн долл в рамках двухмиллиардной buyback-программы. Тем временем другой апстрим-гигант, Continental Resources, заявил, что даже постоянное сокращение количества задействованных буровых установок в США представляется недостаточным; и впереди, как неизбежность, — уменьшение этого парка еще на сотню единиц. Есть и вообще «горемычные бедолаги» типа Concho Resources, акции которых «тощают» ввиду спада добычи сланцев из беднеющих скважин. Хотя и унаследовав от отцов и дедов счастливое ощущение Богом данного континентального изоляционизма и неподверженности евроазиатским геополитическим «эпидемиям» ХХ столетия, американцы вынуждены, в поисках энергетической альтернативы, вновь пристально вглядываться в турбулентные события в других нефтегазоносных регионах планеты. Причем вглядываться, как и следовало ожидать, и с тревогой, и с неизменной привычкой к сверхдержавному доминированию.  

 

Маховик противоборства разогнан донельзя

Размежевание и взаимно-психологическое дистанцирование центров силы в сегодняшнем мире нарастают все стремительнее. Контратака Пекина на аграрный импорт из США, последовавшая за вашингтонским приступом тарифной войны, встречена командой Дональда Трампа не просто в штыки.

На Китай обрушен каскад репрессий, до боли напоминающих пресловутое «сдерживание» России. Если на Москву нацелен взлом РСМД с территорий Румынии, Польши и других стран ЕС, то против Поднебесной замышляется установка ракет наземного базирования в Азии. И не только в Азии, но и даже в Австралии. А она — устами своего премьера — со вздохом уклоняется от этой пентагоновской программы, как бы ни продвигал ее нагрянувший на «зеленый континент» министр обороны США Марк Эспер. Азиаты, прежде всего этнические китайцы, — это вторая по численности община в Австралии. В этих условиях «натыкать» повсюду ракетные установки, направленные на КНР, технически легко; но политически это грозит межнациональной рознью и общественным хаосом. Тем временем турне госсекретаря Майка Помпео по Микронезии и другим экзотическим архипелагам Тихого океана с посулами помощи взамен на отказ островитян от связей с Китаем сильно отдает эхом таких же санкционных поездок вашингтонских эмиссаров по Европе после Крымского референдума 2014 года. Причем для обоих случаев характерны сомнения принимающих правительств в том, что скоро их «осчастливят».

Дальше — еще больше параллелей. Если против Кремля сценарий морских провокаций был опробован в Керченском проливе, то против КНР развязана шельфово-нефтегазовая дуэль в водах Юго-Восточной Азии. Если в России ставка на разжигание оппозиционно-цветных протестов делалась на уличный всплеск на фоне подготовки к выборам в Мосгордуму, то на Тихом океане такие же беспорядки с десятками арестов прошли на территории особой автономии в рамках КНР — Гонконга. Разница лишь в том, что посол США в России Джон Хантсман уже подал на днях в отставку, а его коллега в Китае — пока еще нет. Зато тема национальных и религиозных меньшинств поднята в отношении Пекина и Москвы одинаково — как таран, ведущий в опаснейшем направлении к расколу обоих государств изнутри. Если в отношении Китая такие стратегические расчеты выношены главным образом применительно к Синцзян-Уйгурскому автономному району, то сходные мечтания заокеанской дипломатии применительно к России относятся к целому вееру адресов. Они перечислены накануне учебного года под сводами университетов США — в постановочной статье профессора международной безопасности в колледже национальной обороны Питера Ельцова на страницах Politico. Надежды — на сепаратизм в Татарстане, Башкортостане, Дагестане, Якутии, Бурятии…   

Совпадения недобрых геополитических взглядов и тактических подходов к обеим державам Евразии говорят о многом. Но прежде всего — о том, что «мировой лидер» и его союзники крайне истощились в своем глобальном видении, региональных замыслах. Свели их к набору незатейливых рецептов, которые можно пересчитать по пальцам. Нет больше той бездны фантазии, которой отличалась — на заре своего зарождения — американская модель внешне ненавязчивого распространения влияния США под лозунгами прав и свобод человека. Все чаще приходится выкручивать другим руки. Не видно талантливых всплесков и подъемов ХХ века. За считанные годы в мире возникло столько тяжеловесных кризисов, что совладать с ними уже не в силах сами же творцы этого дикого нагромождения проблем — Соединенные Штаты. Действительно, перед ними — Китай, Корейский полуостров, Иран, Сирия, Ирак, Закавказье, Украина, Балканы, Карибы… Всего этого, причем одновременно, настолько много, что — поверьте — никому не по зубам. 

Теоретически в Белом доме можно было бы потерпеть еще какое-то время, балансируя вокруг горячих точек. Но делать так можно лишь со спокойным тылом в самих США. А тут, как назло, десятки убитых в стрельбе от Техаса до Огайо! Это портит Трампу уже начатую президентскую гонку 2020 года. Портит тем более, что он резко нарушил словом и делом и без того шаткий этно-расовый баланс в стране. Россия, что ли, затеяла возведение стены на американо-мексиканской границе? Или разве мы отсылали к «тропическим корням» из Капитолия депутаток афроамериканского происхождения? Накал атмосферы таков, что Трампу уже срочно нужна хотя бы одна победа на внешнем фронте. Тянуть нельзя. Социальная психика многих сограждан такова, что реванш за собственные беды и трагедии не обязательно брать в Дакоте или Юте. Можно это сделать где-либо далеко за пределами страны. Местом операции избрана нефтегазоносная Венесуэла. Резко усилившаяся прямо на днях угроза ее воспламенения (наряду с пожароопасностью Ирана, Ирака, Сирии, Ливии и других стран) говорит о том, что и глобальный ТЭК, его и без того шаткая балансировка начинают скользить по лезвию бритвы.   

Для Каракаса, похоже, час беды и отпора уже пробил

В кулуарах саммита 6 августа в Лиме помощнику президента США Джону Болтону пришлось признать: взлом Договора об РСМД в немалой мере мотивирован тем, что за треть века, истекшую после 1987-го, тысячи ракет этого класса были созданы возмужавшим в ходе рыночных реформ Китаем. То есть Россия в этом контексте стала для Америки своего рода «мальчиком для битья» — под руку. Тоже мне, нашли «козла отпущения»…

…К сожалению, однако, Болтон не сознался в другом. В том, например, что сам антимадуровский форум в Перу был своекорыстно использован Белым домом. Использован для того, чтобы отыграться атакой на Каракас за свои же морально-психологические провалы у себя дома — в Соединенных Штатах, не исключая кроваво-пороховых ужасов Эль-Пасо и Дейтона. Как бы напомнив о вековом контроле над регионом, Трамп включил антиболиварианский «счетчик Судного дня». Подписан указ, которым полностью заблокированы активы правительства Венесуэлы, находящиеся в американской юрисдикции. К таковым отнесена любая собственность, принадлежащая как самим властям Каракаса, так и государственной нефтегазовой корпорации PDVSA, а также Центробанку страны. Все действующие от имени этих структур лица занесены в пресловутые «черные списки». Заметьте: речь идет о первом всеобъемлющем вашингтонском замораживании такого рода за 30 лет, а уж каких только режимов не видел «пылающий континент» за три десятилетия!

И все это — вопреки тому, что ранее, манипулируя зарубежным филиалом той же PDVSA — даунстрим-гигантом Citgo, враги чавистов уже совершили «правонарушение века». Они поставили эту перерабатывающую и сбытовую компанию «под длань» оппозиционного парламента во главе с амбициозным самовыдвиженцем на президентский пост Хуаном Гуайдо. Но, как видно, и этого мало. Требуется еще и оправдать конфискацию перед миром. Для этого по каналам СМИ продвигается версия о том, что, присваивая один актив за другим в пользу оппозиционных сил, Гуайдо якобы творит… благодеяние для Венесуэлы! Почему? Иначе, мол, звенья ТЭК уходили бы по различным вердиктам в руки экс-инвесторов, которые вечно судятся с боливарианскими властями — например, в руки канадской компании Crystallex. В общем, «благодетели», как видите, не бездействуют. Что же, интересно, думает обо всем этом авторско-редакционный коллектив «Нефтянки»?    

Скажем сразу: мы никогда не идеализировали венесуэльских реалий и не рекламировали революционную эклектику. Не аплодировали жестким мерам 2002–2003 гг. против тысяч нефтяников, участвовавших в общенациональной стачке. Не придавали восторженного звучания резкой национализации 2007 года в поясе тяжелой нефти Ориноко. Не скрывали долгов Каракаса перед россиянами и китайцами. Не делали секрета из падения жизненного уровня народа ввиду социальных провалов, астрономической инфляции, забвения интересов бизнеса, как и в целом ряда пагубно-волюнтаристских решений, принятых за два десятилетия. Сетовали на эмиграцию 4 млн венесуэльцев. Как и все нефтяное сообщество, удручены тем, что богатейшая на планете кладовая «черного золота», способная давать по 4 млн баррелей в день даже при нынешних, не полностью вскрытых возможностях, уронила добычу под спудом внутренних и блокадных причин до 800 тыс. баррелей. Но абсолютно ничего из перечисленного не дает никому права вмешиваться во внутренние дела суверенного государства либо изолировать его. Каракас законно призвал в своем письме в ООН защитить суверенитет республики от нападок извне. 

Возмутительно и то, что Белый дом срывает наилучший способ выхода из венесуэльского тупика. Это «переговорный процесс Осло», в ходе которого Норвегия, посредничая в диалоге между кабинетом Мадуро и оппозицией, содействует их контактам на нейтральной территории одного из Антильских островов — Барбадоса. При этом дипломатия Осло, поддержанная и Москвой, исходит из логичного посыла. Да, новые выборы Каракасу нужны, но вплоть до их проведения в республике следует хранить твердый конституционный правопорядок, чтобы государство не погрузилось в хаос еще до голосования. С этим условием как раз и не согласны американцы: на Барбадосе всего лишь затягивается, мол, свержение Мадуро. Сбросить же режим чавистов следует уже сегодня. «Сейчас время действовать, — настаивает Болтон и добавляет, будто время для диалога истекло. «Мадуро висит на самом конце веревки» — как вам нравится? Ну а далее гремят предупреждения: мол, завтра власти Венесуэлы, возможно, не расплатятся ни с Россией, ни с Китаем. Интересно: не заплатят по своей воле или получат из США «святую индульгенцию» от такой расплаты, что фактически станет частью потерь Пекина и Москвы в торговой войне Америки против Китая и санкционной войне против России?

Загрязнители атмосферы в буквальном и переносном смыслах

31 июля мировую прессу обошла информация об очередной вспышке  интереса Пентагона к «Русской Арктике». Агентство оборонной логистики при военном ведомстве США подбирает лучшие компании для «исследования рынков Северного Полярного круга с последующими докладами».

Об этом — со ссылкой на документы — пишет не очень любимое в кругах НАТО агентство RT. Откуда поставляются в Заполярье еда, бутилированная вода, одежда, медпрепараты — вот что интересует заказчиков справки в целях «улучшения способности коммерческого сектора по всему миру отвечать мобилизационным нуждам властей США при возникновении экстренной ситуации». Что это за ситуация — не станем гадать. Упомянем же о том, что на одном из первых мест в заказе Пентагона — товары нефтепереработки, их наличие, подвоз, использование, складирование и т.д. Кстати, едва ли не все территории, избранные для докладов, имеют отношение к углеводородному ТЭК. Судите сами: первым назван остров Колгуев. Как видно, его считают логистической базой Севморпути на середине маршрута между выходом из Белого моря и полигонами Новой Земли. Упомянуты и прославленный своим СПГ-прорывом ЯНАО, и Мурманская область, где для Ямала, Гыдана и Таймыра будут на огромных сборочных конвейерах монтироваться готовые мощности по сжижению газа. Названы и Новосибирские острова, архипелаг Северная Земля, а также нефтегазоносная Республика Саха (Якутия)… 

…Представим себе, что схема сезонно-северного завоза волнует Пентагон вне связи с военными целями. Допустим, что система снабжения интересует заказчиков докладов на предмет стихийных бедствий, не связанных с дуэлью из-за ледовых юрисдикций или, не дай Бог, с ядерным катаклизмом. В какой же тогда ипостаси предстает в Заполярье армия США, ее полувоенные и гражданские подрядчики? Быть может, ругая за «антиэкологичные свалки» Российскую Арктику, бравые «джи-ай» кажутся оттуда, а также из Исландии, Норвегии и Гренландии, «природоохранными ангелами»? Половина 700-миллиардного военного бюджета США, оказывается, как раз и уходит (не считаясь с отходами в виде «туч» СО2) на инфраструктуру, сверхъемкую в топливном плане, в т.ч. и там, на подступах к Северному Ледовитому океану. Словом, на поддержание военных объектов в разорительной для флоры и фауны форме. Для «Нефтянки», с учетом ее профиля, это не безразлично. Имея 800 баз в 70 странах и организуя проведение официально объявленных и скрытных операций по всему миру, Пентагон, по сведениям швейцарской «Тагес Анцайгер», «постоянно использует контейнерные суда, транспортные самолеты и грузовики, расходующие громадное количество топлива».    

«С учетом сказанного на долю американской армии приходится огромный объем выбросов углекислого газа, — указано в комментарии. В 2017 году она закупала в сутки 269 тыс. баррелей нефти и, сжигая горючее, выбрасывала в атмосферу более 25 тыс. тонн двуокиси углерода. Это следует из доклада ученых из университетов Дарема и Ланкастера, напечатанного в одном из британских научных журналов. Обобщенные данные, предоставленные в распоряжение ученых Логистическим агентством Вооруженных Сил США, показывают: более половины выбросов СО2 приходится на долю авиации, а треть — на военно-морские силы». Таким образом, американский «человек с ружьем» является «одним из крупнейших загрязнителей окружающей среды в истории, — сказано в статье. — За год он расходует больше топлива, выделяя больше парниковых газов, чем большинство государств средней величины». 

Форум политологов в штате Колорадо неожиданно засвидетельствовал: в подходе к охране границ, защите флоры и фауны и, вместе с тем, к плотно-бережной разработке нефтегазовых и иных ресурсов Севера Кремль, вопреки отдельным неудачам и авариям, в целом показал больше изобретательности, маневренности, инноваций, экономии усилий и примеров прогрессивного регионального мышления. Как пишет в статье Bloomberg профессор Школы международных исследований при университете Джона Хопкинса (США) Хал Брэндс, Вашингтон все-таки проигрывает в Арктике Москве и Пекину. Ученый согласен: Берингов пролив может стать Персидским заливом будущего, но и в этой точке «Соединенные Штаты не имеют возможности противостоять России». Да-да, при всем богатстве Америки, одна из проблем на фоне скромной, но зато целенаправленной инвестиционной политики РФ — это «глубокая пропасть между целями и выделяемыми в США ресурсами».

«У страны есть всего два старых ледокола, которые даже не пригодны для использования в Арктике, — пишет Хал Брэндс. — При этом вся американская инфраструктура за Полярным кругом сильно устарела, а для ее возрождения понадобятся огромные вложения финансов». Если в Европе Трамп не хочет помогать союзникам в борьбе с глобальным потеплением, называя эту угрозу выдуманной, то на Дальнем Востоке, наоборот, изо дня в день декларируется, что главная экологическая угроза процветанию свободного мира — экономия Китая на ухудшении климата, что заодно подрывает конкурентоспособность США, в том числе в Арктике. Добавим от себя, что эта несусветная путаница еще больше усугубляет и без того досадные для Белого дома изъяны мирового имиджа, подрывая остатки уважения к его туманно-двойственной энергополитической платформе и ее силовому сопровождению. 

Что слышно из Африки?

На Черном континенте в эти дни немало политических кризисов и вспышек вооруженного противостояния, о чем лидеры ряда государств наверняка расскажут Владимиру Путину на осеннем сочинском форуме «Россия — Африка». Но при этом резкое падение добычи углеводородов отмечено лишь в одной стране — расколотой конфликтом Ливии.

http://neftianka.ru/wp-content/uploads/2019/08/shutterstock_781116808.jpg Rosen Ivanov Iliev / Shutterstock.com

Каждый месяц ливийская National Oil Corporation (NOC) фиксирует спад производства «черного золота» на 25%. Если в мае было получено от продаж сырья и нефтепродуктов, а также благодаря налогам и роялти от концессий 2,18 млрд долл, то в июне эта планка снизилась до 1,7 млрд долл. Печальный, согласитесь, итог. Всего за первое полугодие заработано 10,3 млрд долл, что меньше прошлогоднего показателя на 11,25%. Даже если забыть о назревших преобразованиях широкого масштаба и сосредоточиться на безотлагательном ремонте инфраструктуры, формализации незакрытых сделок и привлечении пусть даже скромных «тактических» инвестиций, — можно было бы поднять добычу на 400 тыс. баррелей. Но даже эти небольшие шаги пока не делаются.

http://neftianka.ru/wp-content/uploads/2019/08/1000x-1.jpg

Stefan Wermuth/Bloomberg

«Попытки подорвать нас с помощью дезинформации, атак на отраслевые объекты и нелегального экспорта стали, увы, почти постоянными, — сетует глава правления NOC Мустафа Саналла. — Дошло до создания видимости становления второй — параллельной с нами структуры. А ведь безраздельная целостность нефтяного сектора — решающее условие для сохранения нашего национального единства как такового. Нет и не должно быть никакой другой NOC!». Препятствуют, впрочем, не только междоусобицы. Мешают и аварии типа двухнедельного отключения света в июне. Из-за «блэкаута» филиальная Arabian Oil Company (AGOCO), оперируя на востоке страны, недосчиталась 70 тыс. баррелей добычи. Единственный, хотя и небольшой, сегмент ливийского ТЭК, давший за последнее время уверенный прирост объемов продукции, — это нефтехимия, выросшая втрое! Но таких отдельных успехов крайне мало для полновесного и устойчивого финансирования ТЭК в целом.

…Мысленно переместившись из Ливии на запад, а затем на юго-запад вдоль берегов арабского Магриба, мы приблизимся к Экваториальной Африке, где подвижек в нефтяном апстриме и даунстриме, а также в добыче и сжижении газа, ожидается немало. Впервые заиграла более оптимистичными гранями своих морских кладовых Гвинея-Бисау. Китайский гигант CNOOC купил у Svenska Petroleum 55,55-процентные доли в блоке 2 на лицензионном участке Sinapa и в блоках 4А и 5А на месторождении Esperanca. При коммерческом открытии в портфеле у CNOOC останется 50% с передачей 5,55-процентного пакета в фонд местной компании. У шведов же сохраняется 23,03-процентная доля, но они по-прежнему – операторы проекта. Впрочем, по итогам бурения в начале 2020 года китайцы смогут взять операционную роль на себя. Еще 21,42% — в руках у австралийской FAR. «Виды на урожай» — самые отрадные: одно только предварительное открытие на структуре Sinapa предвещает содержание примерно 13,4 млн баррелей светлой извлекаемой нефти, а ведь там же зарегистрирована еще и вторая глубоководная находка такого рода.

Спускаясь на юго-восток к Экватору по обводу Гвинейского залива, мы доберемся до Бенина, как бы зажатого у океанской кромки между небольшой Республикой Того и демографическим гигантом континента. Это Нигерия с ее 200-миллионным населением. Давно уже являясь нефтегазовым лидером материка и входя в состав ОПЕК, Нигерия экспортирует еще и «голубое топливо» по трубопроводу West African Gas Pipeline трем странам — Бенину, Того и Гане. Но этот, казалось бы, отличный интеграционный проект дает сбои. Едва технологии производства СПГ на экспорт дошли до маневренных нигерийцев, они прибыльно «погнали» сырье морем за рубеж, а для соседей его не стало хватать. Как сетует Africa Oil+Gas Report, власти Бенина не раз жаловались на то, что загрузка трубы стала не просто недостаточной — она не доходит даже до минимально-контрактной планки. Поэтому бенинцы рады сделке, заключенной с Total. У берегов страны появятся плавучие мощности по регазификации импортного СПГ в объеме полумиллиона тонн в год и по перекачке продукта на сушу в течение 15 лет начиная с 2021 года. Льготный газ будет поступать, в частности, на ТЭС Maria Gleta (127 мегаватт), а также на другие объекты, что в совокупности должно превратить республику в электроэнергетический эпицентр и хаб региона — West African Power Pool.

Богата событиями хроника ТЭК и в Нигерии. Там запущена инициатива по подключению 10 местных независимых нефтедобытчиков к повышению мощностей малых, но нужных стране НПЗ. На первый взгляд, превращение – вскладчину – заводиков с нынешним среднесуточным крекингом всего 1 тыс. баррелей в более мощные отраслевые единицы с 5-тысячным объемом может казаться делом несерьезным, но оно предвещает отдачу. Модернизированные мини-заводы смогут производить не только стандартное, но и бункеровочное дизельное топливо, нафту и даже авиационный керосин. Не стоит на месте и апстрим. В освоение лицензионного блока 13 вступает индийская Sterling Oil Exploration and Energy Production Company Ltd (Seepco), обещающая вложить 3,15 млрд долл. Первая нефть должна быть получена к апрелю 2020-го в объеме 7,9 тыс. баррелей в сутки. Четыре года спустя добыча достигнет пика на уровне 94 тыс. баррелей жидких углеводородов и 542 млн кубических футов газа. А всего намечается произвести за 15 лет 926 млн баррелей «черного золота» и 5,24 трлн кубических футов «голубого топлива».

Наконец, к югу от Нигерии, на полпути от нее до мыса Доброй Надежды, находится нефтегазоносная Ангола, где Eni подтвердила оценку залежей 650 млн баррелей на блоке 15/06. Удачная для компании офшорная скважина Agogo-2 проникла острием в 58-метровый слой легкой нефти (31 градус API) с отличными петрофизическими параметрами. Это может свидетельствовать о том, что к северу от буровой простирается мегаструктура Миоценского и Олигоценского геологических периодов. Проходка на общую глубину 3949 метров (толщина слоя воды — 1700 метров) была сделана хотя и в 180 км от берега, но зато всего в 28 км от плавучего приемно-отгрузочного комплекса N’Goma West. Владея, как и местная Sonangol, 36,8421% в проекте, Eni планирует начать добычу до конца года и ежедневно перекачивать по 15 тыс. баррелей сырья с помощью подводной трубы в направлении N’Goma West.

СЛЕДУЮЩИЙ МАТЕРИАЛ РАЗДЕЛА "Мир"