Как России сохранить лидерство в глобальном рейтинге нефтяных держав

Только для сохранения доли на мировом рынке нефти к 2035 году России необходимо будет увеличить добычу минимум на 25 процентов - до 650 миллионов тонн. Однако при действующей системе регулирования уровень производства, скорее, снизится на 100 миллионов тонн из-за ускорения падения добычи в Западной Сибири. Поэтому внедрение новых механизмов стимулирования инвестиционной активности в этом ключевом регионе добычи нефти является одним из главных приоритетов.

Нефтедобывающая отрасль России - это 547 миллионов тонн производства, 4,5 триллиона рублей, или более 30 процентов, доходов федерального бюджета и 1,3 триллиона рублей инвестиций только за 2017 год. Для сохранения текущей 12-процентной доли на мировом рынке нефти к 2035 году надо увеличить добычу на четверть, поэтому следует сформировать приоритеты государственного регулирования отрасли не только на бюджетный период, но и на долгосрочную перспективу. Это позволит определиться, кто же в итоге нефтянка: драйвер или донор развития экономики?

За последние десять лет мировая нефтяная отрасль претерпела существенные изменения, и если к ним не адаптироваться, то можно очень быстро растерять свои позиции. Технологическая революция уже вывела новых игроков на рынок. Добыча нефти плотных пород в США выросла с 2008 года на пять миллионов баррелей в сутки, канадских нефтяных песков - на 1,6 миллиона баррелей в сутки. И это далеко не предел. ВР прогнозирует, что к 2050 году эволюция технологий позволит прирастить извлекаемые запасы нефти в мире на триллион баррелей и снизить себестоимость на 30 процентов.

Фото: Инфографика "РГ" / Александр Чистов / Александр Воздвиженская

Что из этого следует? Во-первых, продолжится тренд роста конкуренции среди производителей. Во-вторых, повысится давление на цены основных энергоносителей. В этих условиях необходимо отвоевывать свою рыночную нишу. Проигравший потеряет не только объемы, но и финансовые доходы - как корпоративные, так и бюджетные.

Осознавая текущие тенденции, мировые нефтяные державы разрабатывают комплекс мер по формированию условий сохранения конкурентоспособности ключевой отрасли и созданию стимулов по ускорению монетизации имеющегося ресурсного потенциала. Например, в Канаде введена новая фискальная система, учитывающая сложность бурения. И даже Саудовская Аравия снизила ставку налога на прибыль для нефтяной отрасли с 85 до 50 процентов.

В России же, напротив, для крупнейшего региона добычи - Западной Сибири - сохраняется крайне высокая налоговая нагрузка. Доля изъятий государства в чистой приведенной стоимости (NPV) до налогов тут 90 процентов. Для сравнения: в США - около 50 процентов. В результате добыча нефти в Ханты-Мансийском АО за последние десять лет обвалилась на 15 процентов, или на 41 миллион тонн. Позитивная статистика по производству в целом по стране за последние годы связана со вводом новых крупных месторождений, большая часть которых открыта еще в 70-80-е годы ХХ века (Требса и Титова, Новопортовское, Приразломное и другие). Таких проектов остается все меньше, поэтому в среднесрочной перспективе компенсировать выпадающие объемы в традиционных регионах они уже не смогут.

Из-за снижения добычи в Западной Сибири бюджет может потерять полтора триллиона рублей

Основная проблема традиционных районов Западной Сибири - низкое качество остаточных запасов, что приводит к необходимости бурения большого числа дорогостоящих скважин сложной конструкции. В действующих налоговых условиях часть из них экономически нерентабельна, и ухудшение структуры ресурсной базы будет только усугублять проблему. В результате темп падения добычи в регионе ускорится до двух-трех процентов ежегодно, а показатель в целом по стране может упасть более чем на 100 миллионов тонн к 2035 году.

В этом случае Россия потеряет около четырех процентов мирового рынка. Если рассматривать перспективу ближайших шести лет, выпадающие доходы бюджета от снижения добычи в Западной Сибири при текущих ценах составят полтора триллиона рублей только по налогу на добычу полезных ископаемых (НДПИ) и экспортной пошлине. Для сравнения: это бы легко покрыло затраты на национальный проект "Образование" и еще сверху осталось бы на федеральные проекты "Жилье" и "Ипотека", нацпроекта "Жилье и городская среда".

Это не просто очередная "страшилка". Пример последствий неэффективного государственного управления нефтедобывающей отрасли есть - это Мексика. Высокая налоговая нагрузка: с 2007 по 2012 год ставка основного нефтяного налога (ordinary hydrocarbons duty) находилась в диапазоне 71,5-78,76 процента; сохранение монополии PEMEX (государственная нефтегазовая и нефтехимическая компания Мексики) с 1938 года; введение обязательной нормы дивидендных выплат вне зависимости от финансовых результатов. Все это ограничило возможности роста инвестиций в разведку и добычу нефти при ухудшении ресурсной базы страны. Как итог - падение добычи на 40 процентов с 2005 года и почти двукратное снижение доли нефтегазовых доходов в бюджете Мексики. Пойдет ли Россия по такому же сценарию?

Решить проблему падения добычи Западной Сибири может только изменение подхода госрегулирования. От предоставления адресных льгот проектам или категориям запасов нужно перейти к созданию комплексной системы стимулирования инвестиционной активности в нефтедобывающей отрасли, где первоочередной задачей станет решение вопроса Западной Сибири.

Почему именно Западная Сибирь? В регионе находится почти 18 миллиардов тонн не извлеченных запасов нефти, или 60 процентов от общего объема по стране. Этот потенциал можно достаточно быстро монетизировать за счет развитой инфраструктуры. К тому же стоимость добычи без учета налогов здесь одна из самых низких в мире - 10-20 долларов на баррель (opex+capex, то есть операционные издержки и капитальные затраты). Это конкурентное преимущество с точки зрения позиции России на мировой кривой предложения нефти. И, наконец, меры по локализации оборудования в нефтегазовой отрасли привели практически к полной независимости от импортных технологий. Это значит, что все инвестиции в добычу Западной Сибири пойдут на развитие именно российской экономики.

Какие конкретно меры нужны? В лучшей мировой практике создают стимулы для бурения через мгновенный вычет капитальных затрат с применением повышающих коэффициентов. Недавнее предложение по введению аналогичного механизма в России, по нашим оценкам, может дать 80-90 миллионов тонн дополнительной добычи в Западной Сибири только в ближайшие шесть лет. Поэтому такого рода механизмы сейчас наиболее востребованы отраслью.

Можно сказать, что стимулы для эксплуатационного бурения в Западной Сибири - это "скорая помощь" для поддержания добычи нефти в стране. Концепцию создания долгосрочных условий сохранения лидирующих позиций России на мировом рынке нефти необходимо дополнить стимулами для геологоразведки, созданием условий для развития технологий в отрасли и так далее. В этом и заключается общеотраслевой подход. При реализации этих предложений в ближайшие сроки к 2035 году добыча жидких углеводородов в России может превысить 600 миллионов тонн.

  • Автор: Дарья Козлова (эксперт в области технологий, разведки и добычи нефти)
СЛЕДУЮЩИЙ МАТЕРИАЛ РАЗДЕЛА "Бизнес"