Кто виноват в апрельской трагедии на «Нижнекамскнефтехиме»?

«Человеческий фактор» в Ростехнадзоре трактуют широко – включая гендиректора.

В апрельской аварии на «Нижнекамскнефтехиме» виноват ряд сотрудников компании, вплоть до высших руководителей. Трагедия, из-за которой тогда пострадали 13 рабочих и четверо погибли, стала возможной из-за «человеческого фактора» и чрезмерной экономии собственников , считает руководитель приволжского управления Ростехнадзора Борис Петров. Об этом он рассказал в интервью «Бизнес Онлайн».

ПРИЧИНЫ ВОЗГОРАНИЯ Напомним, авария произошла 19 апреля 2019 года на заводе изопрена-мономера НКНХ. тогда пострадали работники подрядных организаций «СМОК» и «Причал», которые ремонтировали установку БК-3.

«Произошла цепочка событий. Перед ремонтом рабочие сняли уровнемер, должны были поставить новый, пояснил Петров, - Но они ошиблись — должны были снять один прибор, а сняли другой. Такой у них регламент запутанный оказался. Когда сняли — не поставили заглушку. Все рабочие оказались новенькими, никто ранее на этом предприятии не работал. Они не могли нам объяснить, что и где там находится. Их фактически за руку водил мастер. Продукт (газ) должны были откачать — не откачали».

«Замеры по воздуху в начале проводили. Но ночью были заморозки, температура понизилась, продукт замерз, поэтому испарений не было. А к тому времени, когда начались работы, стало тепло, продукт начал испаряться. Датчики при этом не работали, - рассказал начальник управления Ростехнадзора, - В это время проводили огневые работы, и еще окурки там мы нашли. Была загазованность, которую никто не отслеживал. Все, кого мы опросили, говорили: «Да, запах был». Газ чувствовали, но никто на это не обратил внимания».

Это и стало причиной возгорания. Больше всего пострадали рабочие, стоящие на втором ярусе установки, так как пламя поднялось вверх. «У многих не было даже нормальной спецодежды. У кого она была — пострадали меньше. Никто не выдавал им спецодежду, то есть экономили на подрядчиках», — считает Борис Петров.

Руководство завода, по словам руководителя Ростехнадзора по РТ, до сих пор уверено, что все сделало правильно, и не пытается делать выводов. По новым правилам, руководители предприятий не отвечают за работы подрядных организаций. «Это мне непонятно, ведь речь идет об опасном производственном объекте. Нужно быть в курсе хотя бы для того, чтобы знать, что люди делают у тебя на объекте», — считает глава надзорного ведомства.

Поначалу служба безопасности «Нижнекамскнефтехима» отклонила кандидатуру одной из подрядных компаний, но потом обе они вышли на ремонт установки БК-3. «О многом говорит даже то, что у этих предприятий нет собственной ремонтной базы. Перед началом работ людей набрали — и все», — утверждает Петров.

ПРИБЫЛЬ ЛЮБОЙ ЦЕНОЙ Руководство предприятия причиной аварии называет человеческий фактор. Единственным виновным называют замначальника цеха, который якобы руководил ремонтом, не согласовав работы с руководством. «Руководители многих предприятий превратно понимают, что такое „человеческий фактор“, выбирают „стрелочника“ и говорят, что из-за него все произошло. На наш взгляд — это совокупность причин, которые не побуждают работников предприятий выполнять те требования, которые они должны выполнять», — считает он.

Петров приводит в пример «Нижнекамскнефтехим», который стремится провести капитальный ремонт в более короткий срок. Каждый день простоя предприятия — это многомиллионные потери. И каждый начальник стремится показать, что сможет вернуть производство в нормальное русло быстрее для экономии потери акционеров.

«Главный инженер спускает срок на несколько дней меньше. Начальник завода  принимает решение еще сократить сроки… В итоге получается, что людям приходится выполнять ту же работу, но в абсолютно нереальные сроки. Вся цепочка решений руководства к этому привела, — говорит глава управления Ростехнадзора.

«Были отключены датчики загазованности. Их отключили раньше, до начала ремонта, потому что во время ремонта они сильно мешают — все время пикают. Человеческий фактор? Да. Но он зависит как от мастера цеха, так и от службы промышленной безопасности, которая, выходит, не контролирует этот вопрос? Это даже не „человеческий фактор“, а несоблюдение норм и правил», — считает он.

Большая проблема — эксплуатация оборудования с истекшим сроком годности, которому более 30 лет и которое морально устарело. На «Нижнекамскнефтехиме» такое оборудование за последние пять лет было заменено всего на 5%. «Основные вложения предприятия, о которых любит рассказывать руководство завода, делаются в строительство новых установок. Старые же мощности эксплуатируют по принципу «работает — и ладно», утверждает собеседник издания.

Все это не противоречит законодательству. Предприятие заказывает проведение экспертизы промышленной безопасности, по результатам которой продлевается срок службы оборудования еще на несколько лет. На некоторое оборудование такие экспертизы уже проводились три-пять раз. У Ростехнадзора много вопросов к качеству этих экспертиз. Предприятие выбирает подрядчика с расценками подешевле и зачастую платит только за положительный результат, пишет «БО».

«Сегодня экспертиза как индульгенция, которую когда-то выдавали грешникам», — проводит параллели Борис Петров. Так, Ростехнадзор проверил порядка 1 тыс. экспертиз промышленной безопасности, и во многих были обнаружены недостоверные сведения. Есть случаи, когда именно это приводило к авариям.

КАДРОВАЯ ПРОБЛЕМА Отмечается и нехватка квалифицированных кадров, которые переходят на объекты заводов СИБУР или ТАНЕКО. «Значит, там платить нормально могут? А здесь экономят. Соответственно, у людей такое отношение. Мы так предполагаем», — убежден Петров.

«Не хотелось бы все время приводить в пример „Нижнекамскнефтехим“, но сегодня там каждый год одна-две аварии, почти всегда есть человеческие жертвы. Это говорит о том, что люди не хотят повернуться лицом к проблемам», — говорит он.  Отмечается, что в 2006 -2014 годах на НКНХ не происходило крупных аварий. С 2015 года ситуация резко ухудшилась. Это может быть связано с тем, что в июне 2014 года «Нижнекамскнефтехим» возглавил Азат Бикмурзин.

«Прежде всего, сменилось руководство. Ушел Владимир Бусыгин, ушел главный инженер — те люди, которые решали вопросы. У нас с Бусыгиным была реальная программа по обновлению оборудования с 2013 по 2018 год. После его ухода она не была реализована в полном объеме. Они реально более профессионально подходили к вопросу», — заявляет Петров.

«Тогда одним из условий мы поставили: или садимся и делаем программу модернизации, или отбираем лицензию. Не считаем, что это было выкручиванием рук. Это была добрая воля руководителя. К Бусыгину прислушивались акционеры, и была сделана неплохая программа, которая начала реализовываться. Но он ушел…», отметил руководитель управления Ростехнадзора.

Сегодня же большинство генеральных директоров и главных инженеров почти ничего не решает. Последнее слово — за акционерами и советом директоров. Поэтому в Приволжском управлении Ростехнадзора считают, что необходимо вводить персональную ответственность руководства промышленных предприятий за ЧП на производстве. Это предлагается в проекте федерального закона «О промышленной безопасности», автором которого стал Ростехнадзор.

Пока «Нижнекамскнефтехим» оштрафован на максимальную сумму в 1 млн рублей. Кроме того, завод изопрена-мономера, где произошла авария, был остановлен на 90 дней. Следственным комитетом РФ по РТ было возбуждено уголовное дело, следствие еще ведется. После аварии, был уволен заместитель главного инженера НКНХ. Однако в Ростехнадзоре считают, что он не мог лично принимать трагические решения.

Борис Петров подтвердил, что после того, как пройдет следствие по уголовному делу, Ростехнадзор будет ставить вопрос о привлечении к административной ответственности 20 человек. «20 человек, начиная с генерального директора, главного инженера (Ильфата Шарифуллина — прим. авт.), есть там и рабочие. Это те, кто, как мы считаем, виноваты в случившемся, — заявляет он, — Наши материалы переданы в Следственный комитет».

«Кого из 20 человек следствие не привлечет к уголовной ответственности, мы остальных привлечем к административной ответственности. Все пойдут и на переаттестацию, кто-то окажется на дисквалификации. Мы никого не оставим безнаказанным — это абсолютно точно», заключил он.

Прим. ИА Девон 16 сентября на "Нижнекамскнефтехим" в очередной раз случилось небольшое возгорание. «Произошла разгерметизация фланцевого соединения и возгорание газа на площади 1 кв. м на одной из установок, расположенной на заводе этилена, остановленной и находящейся на регенерации", - сообщает компания.  Возгорание нижней части ректификационной колонны не привело к каким-либо серьезным последствиям для экологии и производства.

СЛЕДУЮЩИЙ МАТЕРИАЛ РАЗДЕЛА "Бизнес"