ОБЪЕДИНЕНИЕ ЛИДЕРОВ НЕФТЕГАЗОВОГО СЕРВИСА И МАШИНОСТРОЕНИЯ РОССИИ
USD 75,59 0,99
EUR 84,95 1,27
Brent 0.00/0.00WTI 0.00/0.00

«Для развития микроорганизма два года — вообще не срок»

Директор по развитию Центра имени Чумакова Константин Чернов — о мутациях коронавируса, защите детей и перспективах универсальной вакцины

Через несколько месяцев россияне старше 60 лет получат одобренную для них вакцину от коронавируса, а к концу 2022 года закончится третья фаза испытаний «КовиВака» для детей. При этом рассчитывать на то, что вирус в ближайшее время перестанет мутировать, не приходится. На формирование устоявшихся штаммов уйдет два-три года. Об этом в интервью «Известиям» на полях XIV Евразийского экономического форума в Вероне рассказал директор по развитию Федерального научного центра исследований и разработки иммунобиологических препаратов имени Чумакова Константин Чернов.

— Константин Анатольевич, разрабатывают ли сейчас в Центре Чумакова какие-то новые вакцины от коронавируса? Возможно, для детей и подростков либо для животных?

— Ну, животные — это не наша специализация. А дети и подростки — да. Вакцину «КовиВак» мы считаем достаточно стандартизированной для того, чтобы можно было в дальнейшем применять ее и у младших возрастов. Сейчас мы ведем исследования, только что получили разрешение от Министерства здравоохранения на проведение клинических испытаний в категории 60+.

— И когда «КовиВак» можно будет использовать для вакцинации людей старше 60 лет?

Через несколько месяцев.

– А на создание вакцины для детей сколько понадобится времени?

Третья фаза нам одобрена Министерством здравоохранения до 31 декабря 2022 года. До этого времени мы должны будем завершить весь цикл клинических исследований.

— Чем вообще отличаются детские вакцины от препаратов для взрослых? Только дозировкой или там состав варьируется?

— Как правило, дозировкой. Хотя могут присутствовать компоненты, которые более щадяще относятся к детскому организму. Какие-то из вспомогательных веществ.

Миллион в месяц

— Летом возникали проблемы с «КовиВаком» — его не хватало. Сколько доз сейчас производится в месяц и какова потребность?

— «КовиВак» вышел в гражданский оборот в конце февраля, фактически в марте. За четыре месяца — март, апрель, май и июнь — в соответствии с госконтрактом мы произвели и поставили для нужд Министерства здравоохранения всего-навсего миллион доз. Потому что производство у нас было налажено на опытно-промышленном участке. А в силу того что ковид — это особо опасная инфекция и относится ко второй группе патогенности, перенести производство вакцины на какое-либо существующее производство, не просто даже в стране, а даже в мире, не очень просто. Таких производств очень мало. Соответственно, мы занялись усовершенствованием своего производственного участка. И если мы миллион доз произвели за четыре месяца, то сейчас мы способны тот же миллион доз производить за месяц. Со временем, возможно, будет и больше.

— В конце июня вы подавали заявку на участие «КовиВака» в международной программе COVAX. Есть ли какие-то промежуточные результаты, и когда вы последний раз контактировали с ВОЗ по этому вопросу?

— С ВОЗ находимся в постоянном контакте. Мы подали заявку, и сейчас в соответствии с тем, как появляются новые данные в клинических исследованиях, мы их согласовываем с Всемирной организацией здравоохранения, передаем им, получаем какие-то замечания, отвечаем на их вопросы. То есть идет нормальный рабочий процесс.

— В каких-то странах еще используют «КовиВак»?

— Нет. Только в России.

— Вы говорили, что вакцина проходит испытания на новых штаммах коронавируса. В частности, на индийском варианте. Результат испытаний есть уже?

Индийский штамм «Дельта» превалирует в нашей стране как раз с июня. А сейчас отмечают, что чуть ли не 99% больных заражены «дельтой». Мы за это время отдали в гражданский оборот чуть более 2 млн доз «КовиВака». И видим, что он действует достаточно эффективно, процент госпитализации с ним очень низкий.

— У любой вакцины, не только от коронавируса, есть свои побочные эффекты. Какие наиболее часто встречаются у «КовиВака»? Были ли смертельные случаи после его использования?

Смертельных случаев не было. Я думаю, что их и не будет. Из того, что фиксирует фармаконадзор, — в основном это случаи местного раздражения и боль в месте применения вакцины. Очень редко у людей поднимается температура.

— Отложенные аллергические реакции наблюдаются?

Нет, не фиксируем.

— Вакцина «Спутник» скоро появится в форме назального спрея. Будет ли «КовиВак» выпускаться в других лекарственных формах?

— Думаю, что нет. Это технологически другая платформа. Дело в том, что у «Спутника» антиген синтезируется в самом организме человека, после введения. У нас антиген синтезируется в биореакторе. Очищается и после этого вводится человеку. Соответственно, это совсем другая история.

— За какой срок нам удалось победить полиомиелит после начала массовой вакцинации? И может ли сработать та же схема с коронавирусом? Или это принципиально разные заболевания?

— Ну, во-первых, это совершенно разные заболевания, да. Есть особенности и распространения, и охвата аудитории, и массовости заболевания. И тяжесть последствий разная у коронавируса и полиомиелита.

Но здесь я, наверное, выступлю до определенной степени пессимистом. Потому что назову очень неприятный для многих людей срок. Институт Чумакова был создан в 1955 году. В 1957 году при институте был создан производственный участок, который занялся выпуском этой вакцины. И только где-то в середине 1960-х годов пошли первые результаты применения этой вакцины (а в начале 1960-х от полиомиелита умирало порядка 14 тыс. детей в год). В 1970-х смертность от полиомиелита удалось свести к нулю.

Многообразие штаммов

— Мы видим, что ни одна из существующих в мире вакцин от коронавируса не дает стойкого, пусть не пожизненного, но многолетнего иммунитета. Означает ли это то, что мы теперь навсегда с прививками?

— Покажут только жизнь и практика. И всё это зависит, конечно, от особенностей вируса, и от особенностей того штамма, который в итоге будет доминировать. Потому что коронавирус познакомился с нами, или мы познакомились с коронавирусом, в том виде, в котором мы сейчас его знаем, всего лишь два года назад. А для развития микроорганизма два года — вообще не срок. Должно пройти несколько лет, пока сформируются какие-то устоявшиеся штаммы.

Возвращаясь к тому же полиомиелиту. Там есть вирусы трех серотипов. И вакцину приходится, например, делать трехвалентную. Под каждый серотип свою, а после этого сводить все три компонента вместе. И от полиомиелита человека прививают шесть раз за жизнь. Начиная от трех месяцев до 15 лет. После чего фиксируется достаточно устойчивый иммунитет. А, например, от такого заболевания, как желтая лихорадка, прививают один раз, и сейчас считается, что на всю жизнь. Поэтому всё зависит не столько и не только от вакцин и возможностей производств, сколько от самого вируса. Во что он превратится через два-три года.

— Почему случилось так, что вирусологи и производители вакцин оказались не готовы к появлению коронавируса? И можно ли заранее создать что-то, что можно быстро адаптировать к тому или иному вирусу?

— Действенная эффективная вакцина создается длительное время и потом еще отлаживается. Сейчас удалось достаточно быстро создать вакцины от коронавируса только благодаря тому, что появились новые методы анализа. Не надо ждать результатов длительных опытов. Можно в течение нескольких часов отсеквенировать вирус и посмотреть, с чем исследователь имеет дело. Раньше это занимало гораздо большее время.

Но готовить, так скажем, вперед какие-то препараты, какие-то вакцины и предсказать, куда и каким образом пойдет развитие вируса, невозможно. Никто не создает вакцину под то, чего еще нет. Универсальная вакцина существует только в фантазии братьев Стругацких.

— Созданием каких еще вакцин сейчас занимаются в Институте Чумакова?

— Институт Чумакова сейчас всерьез занят вакциной «КовиВак». И мы смотрим дополнительно еще различные варианты тех вакцин, которые должны быть созданы для национального календаря профилактических прививок. Они стоят у нас в плане. Но пока я о них не хотел бы говорить и предвосхищать события.

— Как соотносится то, что идет массовая вакцинация от коронавируса, но при этом прививки от COVID-19 не входят в национальный календарь прививок?

Они входят в календарь прививок по эпидемическим показаниям.

— А когда прививки от коронавируса войдут в календарь?

Это вопрос к Государственной думе.

Дополнительная информация

Идет загрузка следующего нового материала

Это был последний самый новый материал в разделе "Коронавирус"

Материалов нет

Наверх