Климатический кризис 2020 в России: тающая земля и лесные пожары

Пандемия отвлекла внимание общественности от проблемы глобального потепления, на время практически исключив эту тему из информационной повестки. Но само потепление никуда не исчезло, и как показал 2020 год, в России эта проблема стоит особенно остро: в последние месяцы в нашей стране фиксируются новые температурные рекорды и аномалии. Несмотря на кризис, климатологи выступают с новыми инициативами, чтобы помочь минимизировать последствия изменения климата. Эколог и профессор Омского государственного университета путей сообщения Сергей Костарев рассказал, что происходит в зонах вечной мерзлоты, и объяснил, чем грозит потепление сибирским и дальневосточным городам.

В первые месяцы пандемии экологи, казалось бы, могли порадоваться: глобальный локдаун снизил объем выбросов парниковых газов — результат, на который направлены меры Парижского соглашения по климату. Но эффект оказался краткосрочным: по прогнозам Международного валютного фонда и EIA, в 2021 году, когда экономики стран мира начнут восстанавливаться, выбросы вновь увеличатся на 5,8%. Вынужденная реакция на карантин лишь незначительно затормозит глобальное потепление, уменьшив ожидаемый к 2030 году рост температуры всего на 0,01 °С.

Глобальное потепление продолжается — и его последствия особенно ощутимы для России, где оно идет в 2,5 раза быстрее, чем в остальном мире. Это обусловлено целым рядом факторов: в частности огромная часть территории нашей страны почти не испытывает на себе влияние океана, поэтому климат здесь особенно чувствителен. Кроме того, процесс потепления усугубляется таянием вечной мерзлоты, которое сопровождается выходом на поверхность углерода — а это еще больше ускоряет рост температур.

Какие аномалии появились в 2020 году

2020 год в России по температурным показателям бьет рекорды: январь во многих регионах оказался самым теплым за всю историю наблюдений, июль разделил первое место с 2016 годом, а май стал абсолютным рекордсменом во всем мире — так, в Сибири средние температуры оказались на 10 °С выше нормы.

В целом из всех регионов России Сибирь нагревается быстрее всего. Недавнее международное исследование предсказывает к середине века увеличение средних температур в этом регионе на 2,5 °С по сравнению с 1900 годом — в оптимистичном сценарии. В пессимистической версии рост может составить 7 °С. Эта тенденция заметна уже сейчас: так, в Верхоянске, городе, известном как «Полюс холода», в июне термометр показал +38 °С — столь высокое значение в этом городе было отмечено впервые в истории.

Сибирское потепление — часть процесса, происходящего на территории всей Арктики, где температуры растут в 3,5 раза динамичнее, чем в целом по планете. По прогнозам ученых, ледовая шапка, покрывающая полюс, может почти полностью растаять к 2035 году, а у берегов Чукотки площадь льдов уже уменьшилась до минимальных за 5,5 тыс. лет значений. И Россия, огромная часть которой находится в арктической зоне, не может не испытывать на себе негативное влияние этих процессов.

Тающая земля

Почва не может не откликаться на рост температур, поэтому с потеплением климата многолетняя мерзлота начинает таять. Этот процесс идет неравномерно: в лесных массивах он менее значителен, на открытых участках — более заметен; кроме того, на состояние грунта сильно влияют особенности снежного покрова. Но в целом с 1970-х годов температура в зонах мерзлоты в Восточной и Западной Сибири выросла на 1-1,5°C, и, по прогнозам климатологов ООН, таяние будет продолжаться: со временем площадь мерзлоты может сократиться на 45%.

Все это губительно для обширной инфраструктуры Сибири: городов, дорог, промышленных предприятий. В Забайкалье и Чите толщина мерзлотного слоя уже не выдерживает строительные сваи, а в Якутске глубину свай приходится увеличивать минимум в полтора раза. И если в отдельных регионах температуру грунта еще можно снизить за счет тщательного проветривания подпольев, то, например, в Норильске эти меры уже не спасают: из-за большого снежного покрова холодный воздух зимой не попадает под здание и не дает охладить почву.

Последствия этого процесса мы увидели в мае, когда снежная зима в сочетании с последующей аномальной жарой сильно нагрела мерзлую почву и привела к повреждению топливного резервуара на ТЭЦ-3 «Норникеля». Для компании этот год вообще оказался несчастливым: 12 июля из-за разгерметизации трубопровода на Таймыре в районе поселка Тухард произошел разлив около 44,5 тонн авиационного топлива. И это далеко не первые промышленные аварии, которые произошли из-за сдвигов в грунте: с начала 2000-х количество повреждений на производстве, вызванных этими причинами, заметно подскочило, а на ликвидацию последствий таких ЧП ежегодно тратится до 55 млрд рублей.

А экологическая катастрофа на Камчатке до сих пор вызывает большие вопросы, ведь ее причины только предстоит установить специалистам и экологам.

Ливни и пожары

Еще один неблагоприятный эффект изменения климата связан с наводнениями. В первую очередь от них страдает Дальний Восток — здесь чувствуется влияние тайфунов Тихого океана, которые из-за повышения температуры становятся все более частыми и разрушительными. Приморье и Приамурье заливает дождями: в Хабаровске 9 сентября ввели режим чрезвычайной ситуации, поскольку уровень воды в Амуре поднялся более чем на 5 м. В это же время на территории Амурской области подтопленными оставались девять населенных пунктов.

Вместе с усилением осадков глобальное потепление приводит и к увеличению сезона лесных пожаров. В 2020 году он начался раньше обычного: из-за теплой зимы первые леса загорелись еще в январе. К июлю огонь прошелся по 1,2 млн га земли, а общее число пожаров достигло 9 тыс., один из которых впервые в истории произошел за Полярным кругом. Впрочем, это гораздо более успокаивающие цифры, чем в прошлом году, когда площадь возгорания в Сибири охватила 5 млн га, а сами пожары стали одними из самых разрушительных с начала 2000-х.

Среди многочисленных последствий лесных пожаров есть не самое очевидное, но важное для всего процесса изменения климата: они ускоряют исчезновение вечной мерзлоты, поскольку огонь разрушает органический слой почвы, защищающий ее от таяния. Как показало недавнее исследование, после пожара вечная мерзлота сохраняет аномально высокие температуры в течение 20 лет, а слой почвы, который в летний период тает, становится глубже на 30–50%.

Борьба во время пандемии

О том, реально ли остановить или хотя бы затормозить глобальное потепление, ведется множество споров. Обязательства по сдерживанию этого процесса обозначены в Парижском соглашении по климату и связаны с сокращением выбросов парниковых газов. Однако становится все более очевидно, что этих мер уже недостаточно: они слишком мягкие для нынешних темпов потепления. Более того, чтобы замедлить рост глобальной температуры, требуются усилия всех крупнейших экономик мира — но сейчас государства вынуждены тратить свои ресурсы на борьбу с коронавирусом, поддержку бизнеса и населения. Поэтому сейчас важно сосредоточиться на адаптации к процессу потепления, и первым ее этапом должен стать глубинный мониторинг климатических изменений. Это должно помочь вовремя реагировать на внезапные последствия и избегать кризисных ситуаций.

Одной из таких мер стала программа по воссозданию советской системы мониторинга вечной мерзлоты на основе современных технологий. Сейчас в Восточной Сибири работают около 60 наблюдательных станций, которые четыре раза в сутки измеряют температуру почвы — это около 1,6 тыс. измерений в год. Сейчас станции распределены неравномерно и не во всех ландшафтных зонах — но с возрождением системы мониторинга этот недочет получится исправить. Это позволит ученым вести постоянное наблюдение за процессами, связанными с таянием грунта, что, в свою очередь, даст возможность предупреждать аварии и сформировать подходящие принципы нового строительства для каждого региона.

Изучение климата невозможно без полевых исследований. Временный запрет на экспедиции из-за пандемии осложнил их проведение в 2020 году, однако несколько групп ученых смогли отправиться в Арктику для проведения научных наблюдений. Среди них — совместная экспедиция ЮНЕСКО и МГУ в Ледовитом океане и Большая норильская экспедиция Сибирского отделения РАН, которая прошла летом на территории полуострова Таймыр по инициативе «Норникеля». Целью экспедиции было изучить все изменения в Арктике за последнее время, чтобы сформировать новую, безопасную для природы и человека, концепцию ведения хозяйственной деятельности. Ученые собрали около 1,5 тыс. проб почвы, воды, растений и донных отложений, которые сейчас отправлены в лаборатории РАН для тщательного изучения. Результаты экспедиции ожидаются в конце 2020 года, а в 2021 году планируется продолжить полевые исследования в регионе.

  • Автор: Сергей Костарев
СЛЕДУЮЩИЙ МАТЕРИАЛ РАЗДЕЛА "Экология"