ОБЪЕДИНЕНИЕ ЛИДЕРОВ НЕФТЕГАЗОВОГО СЕРВИСА И МАШИНОСТРОЕНИЯ РОССИИ
USD 73,85 -0,29
EUR 83,36 -0,35
Brent 0.00/0.00WTI 0.00/0.00

«Много шума из ничего» или немного пользы?

К итогам правительственной сессии климатического саммита СОР26 под эгидой ООН в Глазго

Название шекспировской пьесы, использованное в заголовке нашего комментария, может показаться излишне хлестким, ибо с конференц-подиума в давно уже задымленном индустриальном центре Шотландии прозвучало в начале ноября с.г. немало полезного и по-своему ценного для окружающей среды. И все же символично, что английский Стратфорд-на Эйвоне, откуда был родом великий драматург, не столь уж далек от Глазго, не так ли? Об этом, кстати, вспоминалось всякий раз, когда на климатическом форуме под эгидой ООН оживали… истинно комедийные сюжеты. Один из них взял бы, наверное, на заметку и сам Михаил Жванецкий. Всякий раз, когда президент США Джо Байден с важным видом сетовал у микрофона на отсутствие российского и китайского лидеров Владимира Путина и Си Цзиньпина в Глазго, — перед глазами сразу же возникала веселая сценка с одесского профсоюзного собрания: «Да, жаль, что мы так и не услышали начальника транспортного цеха»!

Уж леса-то выиграли определенно

В действительности же, как хорошо известно читателям «Нефтянки», президент РФ, вовсе не уклоняясь от приглашения к участию в дискуссии, обратился к аудитории СОР26 «дистанционно» — с весьма содержательной информацией о достижениях и проблемах защиты окружающей среды на шестой части мировой суши.

Глава государства прозрачно дал понять: Россия, в отличие от некоторых партнеров по международному общению, — отнюдь не «загрязнитель Земли», а, наоборот, надежно функционирующие легкие планеты, располагающие 20% всех ее лесных массивов! Это вам не Соединенные Штаты, где, при несравненно меньшей выработке хлорофилла, циркулирует около 40% глобальных транспортных потоков на бензине и дизельном топливе.

«По оценке международных экспертов, Россия входит в число лидеров процесса глобальной декарбонизации, — без ложной скромности отметил Путин. — За последние 20 лет углеродная интенсивность нашей экономики ежегодно снижалась в среднем на 2,7%; и это больше, чем в мире в целом, и даже больше, чем странах «семерки».

Вместе с тем, в силу ряда природно-географических факторов наша страна продолжает ощущать в этом плане еще и некоторые тревожные симптомы. Так, среднегодовая температура в России, по данным президента РФ, растет быстрее общемировой более чем в 2,5 раза. За 10 лет она увеличилась более чем на полградуса». Вот почему, видимо, нам мало снижения «парникового эффекта» в ограниченном — объемно-физическом смысле.

«…Для решения проблемы глобального потепления просто сокращать объемы выбросов, на наш взгляд, недостаточно, —- подчеркнул далее Путин. — Нужно наращивать поглощение парниковых газов, а здесь у России, как и у ряда других стран, колоссальные возможности».

В этой связи важно, что Кремль одобрил проект Совместной декларации участников СОР26 по лесам, как и по общим усилиям в сфере обеспечения их сохранности. Хищническая вырубка лесов на Земле после 2030-го должна быть прекращена. Недаром раздел путинского выступления, посвященный лесопользованию и лесопосадкам, отличался особой убедительностью. «Безусловно зеленая» и весьма полезная Декларация по итогам Глазго теперь уже подписана руководителями делегаций России и сотни других государств. «Ах, так? — недобродушно отреагировали на конструктивизм Москвы в американском выездном штабе. — В этом случае надо напомнить миру о том, что лесные травы, мхи и заросли буквально горят у россиян под ногами». Что ж, напомнить-то напомнили, но получилось это крайне неуклюже.

У кого тундра горит?

«У Путина тундра горит, — провозгласил Джо Байден на своей пресс-конференции перед завершением шотландского визита. — У него буквально горит тундра. У него очень серьезные проблемы с климатом, но он молчит относительно желания что-либо делать».

Как отозвался российский телеканал НТВ, лидер правящих за океаном демократов явно спутал тундру с тайгой. На первый взгляд, для любителя нагнетать это — простительная оговорка. Но на СОР26 она прозвучала дико, ибо экологи (а таковых там было все же немало) хорошо знают: тундровые просторы стелятся, главным образом, по вечной мерзлоте. А она-то, как правило, не горит. Она скорее тает, что, между прочим, стало природоохранной проблемой. Но это даже для бывалого вашингтонского путаника, согласитесь, — не должно считаться оправданием терминологической мешанины. Впрочем, представим себе в чисто примирительном ключе, что порою горит и тундра. «…Но давайте не забывать, что горят леса и в Калифорнии, и в Турции, и в других частях мира», — напомнил пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков.

Некоторые издания предполагают, что Белый дом раздражен-де вполне серьезными заявлениями Москвы и Пекина о том, что планка «углеродной нейтральности» будет, по всей видимости, достигнута в РФ и КНР не ранее 2060 года. То есть позже середины века, которую обязуются обеспечить по обоим берегам Северной Атлантики. Но вот ведь незадача: Индия объявила, что она выйдет на этот «уровень атмосферной безупречности» и того позднее — в 2070-м. Но каких-либо существенных претензий у Запада к Дели почему-то не слышно. Уж не потому ли, что Южноазиатский субконтинент не принадлежит к числу геополитических конкурентов Америки?! То есть опять все то же самое: привычка преднамеренно путать постное с пресным.

Уж не коренится ли источник раздражения Вашингтона не в экологии, а в том, что Байден, критикуемый везде за стремительное ухудшение не столько атмосферного, сколько внешнеполитического климата, до последнего хотел доказать своим «домашним» соперникам: «Как бы то ни было, а я уселся в кулуарах СОР26 в переговорное кресло лицом к лицу с Си Цзиньпином, а затем и с Путиным». Но вот незадача: глава КНР — на фоне превращения Тайванского пролива в потенциальное поле боя — решил не ехать. Как решил воздержаться от поездки и российский лидер. Надежды Белого дома на два дополнительных мини-саммита рухнули, что и привело 78-летнего гостя «верескового края» в состояние едва скрытого уныния и хандры.

И все же он не смог отказать себе в ораторском удовольствии: ударить еще и по нефтегазовой составляющей в политике, проводимой теми, кто не очень-то по нраву нынешней заокеанской элите.

Байден грудью встал на защиту ценников на АЗС

Туго спутав (как это и соответствует его нравам) внешнюю политику США с внутренней, лидер правящих демократов сделал больше. Он еще и возложил, находясь на родине великого барда Роберта Бернса, мифическую вину за подорожание топлива в Соединенных Штатах на… Россию и ядро ОПЕК, а также на их союзников по экспортному альянсу ОПЕК+.

Президент сделал вид, будто ему неизвестно, что названная группировка — с наступлением каждого очередного календарного квартала — повышает объем своей совокупно-квотируемой нефтедобычи на 400 тыс. баррелей в сутки. Байден рассуждает так, словно ОПЕК+, наоборот, сокращает производство «черного золота», что, естественно, бьет по кошельку рядовых американцев. В общем, создается впечатление, что глава администрации США отправился в Шотландию не столько бороться за снижение доли ископаемого топлива в глобальном энергобалансе, сколько, напротив, усилить давление на Россию, Саудовскую Аравию и «Третий мир» с целью взвинтить добычу ради миллионов страждущих американских домохозяйств!

«Рост цены бензина бьет по семьям из рабочего класса, — вещает борец за бюджеты рядовых соотечественников. — Бензин нужен, чтобы они могли отвозить детей в школу, чтобы ходили школьные автобусы».

По мнению Байдена, неверной является уже сама мысль о том, что люди должны отказаться от использования автомобилей из-за роста цен на АЗС, хотя это, быть может, и способствовало бы снижению выбросов парниковых газов.

«Я думаю, что идея о том, что Россия и Саудовская Аравия, а также другие ведущие нефтедобывающие страны не будут производить больше нефти, чтобы люди могли добраться на работу, — неверна», — подытожил Байден.

В общем, снова якобы налицо — причастность Москвы к тому, против чего изо всех сил борется единственная в мире сверхдержава. Но, собственно, чем мотивируется эта наша псевдопричастность? 

Оказывается, тем, что не так давно Путин назвал «вполне возможным» сценарий, при котором стоимость барреля нефти достигнет 100 долл. В то же время было сказано, что Россия, в рамках своих возможностей, «не допускает резких скачков в ценах на нефть». Но какое дело до этого пояснения тем, кому надо навесить на «виновного» очередной ярлык?! А ведь изначально-то вовсе не кремлевские аналитики, а эксперты Bank of America предположили в своем прогнозе, что цены на «черное золото» могут превысить 100 долл за баррель и даже привести к мировому экономическому кризису. Ведь выросла же нынче конъюнктура на газ почти вдвое — и дошла до уровня, который эквивалентен цене барреля нефти в 190 долл.

Однако именно путинское высказывание, как всегда, тревожит «высшие сферы» ведущих рыночных экономик. Тревожит настолько, что, по оценке Bloomberg, в США, Индии и Японии «при закрытых дверях развернулась интенсивная работа», дабы «убедить ОПЕК+ ускорить рост добычи жидкого углеводородного сырья».

Поднебесная, конечно, ответит, но…

«Китай — вот кто уже стал мировым лидером по выбросам парниковых газов, — комментирует вести из Глазго правоцентристское заокеанское издание The National Interest. — Будучи жадным энергопотребителем, Пекин впятеро увеличил объемы использования топлива с момента кровавого разгона демонстрации на столичной площади Тяньаньмэнь в 1989 году».

«Байдену, — настаивают политологи Джек Спенсер и Джеймс Джей Карафано, — так или иначе придется убедить китайцев: приструнить свою экономику, чтобы соответствовать его климатической повестке».

Давно уже привыкнув торговаться за те или иные встречные уступки из Азии, Вашингтон надеется, что можно побудить Си Цзиньпина к ускоренной борьбе с «парниковым эффектом» в задымленных индустриальных центрах КНР. Побудить путем неких политических уступок. Например, пообещать китайцем, что Соединенные Штаты не станут отныне изобличать Пекин на всех мировых площадках за некие притеснения мусульманско-кочевого населения в Синцзян-Уйгурском автономном районе на западе страны.

«Но эта концепция наивна, — скептически отзывается The National Interest. — Однако администрация способна и за нее ухватиться с полным бездушием. Джон Керри, в своей (пока еще не подтвержденной сенатом) должности спецпредставителя США по климату, зашел именно так далеко. Это ведь как раз он предложил, чтобы Соединенные Штаты вовсе игнорировали акции геноцида Пекина против уйгуров — игнорировали ради достижения некоей топливной сделки с КНР» .

«Жизнь, — заявил Керри, — полна трудных выборов». Но она так же полна, — критично сказано в статье, — и выборов очень тупых». 

Похоже на правду. Попытка как бы забыть о пустынном Синцзяне, требуя в ответ гораздо большей экологической сговорчивости от Си Цзиньпина и замедления темпов экономического роста КНР, не только наивна, но и нелогична, ибо конфликтных точек накопилось множество. Да-да, у Белого дома — масса столь же «опекаемых» недругов суверенитета Поднебесной, даже если на минуту забыть об уйгурах. Приходится ведь провокационно заботиться о гонконгской оппозиции, о борцах за независимость священного Тибета, о воинственных тайванских сепаратистах, да мало ли о еще о ком… 

…Ну а что тем временем сам Китай — чем отвечает он на усиливающийся климатический прессинг «по всем азимутам»? Оппонентам КНР так хотелось бы сказать: мол, ничего в республике не делается»! Но в том-то и суть, что это неправда. Пекин действует очень активно и во многом добросовестно. Но в Америке, видите ли, так и не научились глубоко просчитывать последствия шагов азиатского гиганта по итогам СОР26. Вот, например, участившиеся — с немалым сожалением — намеки китайцев на то, что придется сворачивать инвестиции в создание тепловых электростанций в Юго-Восточной Азии. Не станет, мол, поставок газовых турбин для Вьетнама, котлов для Индонезии, угольных разрезов на Филиппинах, отраслевых объектов в Таиланде, Лаосе, Малайзии… Иные соседи Поднебесной — в панике: что же им теперь делать? 

«Мы тут бессильны — дают понять в Пекине. — Надо ускоренно выполнять или даже перевыполнять Парижское соглашение». Спрашивается: были ли американцы готовы, агитируя повсюду против Китая, к такому повороту событий? Нужны ли Белому дому бунты, мятежи, вспышки безработицы, массового недовольства и беспорядков в результате вышесказанного как раз в тех странах, на которые США пытаются делать стратегическую ставку?

Или еще пример. Та же Поднебесная дает понять: приступая к реализации решений СОР26, она подготовится к сворачиванию, а то и к полной отмене традиционно-массового импорта угля из Австралии. Постарается закупать «уголек», да и древесину где-либо еще, причем в меньших объемах. Иные звенья ТЭК Канберры бьются в приступах неведения. Но, собственно, на что там рассчитывали после торжественного провозглашения доминирующего — отныне — на Тихом океане англо-американо-австралийского военно-политического блока AUKUS? Кто-то из Соединенных Штатов будет налаживать строительство атомных субмарин на безъядерном «зеленом континенте», а другие «на далеком Севере» якобы призваны делать вид, что всего этого не просматривается! Смешные ребята, право слово… 

Мнимый ущерб от «Северного потока-2» муссируется снова 

Впрочем, Китай — Китаем, а нападки Байдена на Россию подхвачены и европейскими участниками СОР26. При этом из некоторых уст звучали подобия покаяний: да, мол, мы вынуждены были снять экологические и прочие возражения против тех или иных проектов «Газпрома» и других компаний; но теперь признаем как на духу: сожалеем об этом всем сердцем!

Вот, к примеру, прозвучавшие на полях конференции слова премьер-министра Дании Метте Фредериксен. В отличие от «радикалов от экологии», глава кабинета скандинавской страны вроде бы не сказала ничего плохого о природоохранной составляющей российско-германского газотранзитного проекта на Янтарном море. Но, увы, не произнесла она, в отличие от своих немецких соседей, и ничего хорошего.

«Датское правительство, — заявила Метте Фредериксен корреспонденту ТАСС, — по-прежнему выступает против «Северного потока-2». Ситуация на энергетических рынках в этом плане не изменила нашу позицию. Да, мы дали разрешение на его строительство в свое время, но это был технический момент. Наша позиция всегда была очевидной». 

Но, уважаемый читатель, посудите сами: разве в октябре 2019-го Датское энергетическое агентство не дало разрешение на прокладку участка артерии, проходящего по шельфу страны к юго-востоку от острова Борнхольм на Балтике? Или разве не пояснили тогда же в королевстве, что были обязаны выдать это согласование в соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву и национальным законом о континентальном шельфе при условии соблюдения требований по защите природы? На что, хочется спросить, было выдано 1 октября 2020 года разрешение Датского энергетического агентства? Оказывается, на беспрепятственное использование той же подводной трассы по назначению. А уж совсем недавно, в октябре 2021 года, датские власти подтвердили, что «компания-оператор Nord Stream 2 AG выполнила все условия для ввода газовой магистрали в эксплуатацию». И т.д., и т.п.

И что же мы видим? Либо отрицание всей этой вымученной предыстории, либо сведение ее этапов к ничего, мол, не значащему техническому моменту. Думается, это не просто словесная казуистика. Это — фактически — еще и констатация сверхважного обстоятельства. Вопреки угрожающим погодным прогнозам на предстоящую зиму, в Старом Свете сохраняется немало столиц, где целые кабинеты вынужденно и даже испуганно уходят от откровенно-адресных признаний такого типа: «Это мы купили российский газ», «это мы одобрили маршрут его поставки», «это мы выдали лицензию». Сокрытие чьей-то собственной — индивидуальной причастности к любому шагу в пользу большей энергетической диверсификации и безопасности континента — при участии России — нередко вызывает чуть ли не судороги. Пусть уж, дескать, такие признания будут обезличенно-коллективными: от имени всех 27 стран Евросоюза, причем еще лучше — при благословении из-за океана. 

Остается согласиться с Би-Би-Си

«Саммит в Глазго не обошелся без приятных сюрпризов и громких заявлений, — подытожила на Темзе итоги форума Русская служба BBC News, — но единения не вышло ни на словах, ни на деле».

Собравшись впервые с момента заключения Парижского соглашения, главы государств и правительств хотели проверить, «как идут дела, и справится ли человечество с задачей сдержать глобальное потепление. Не справится, объяснили ученые еще до форума. Нужно ускориться. Ускориться не получилось… Диалога не вышло, и ни о каком жертвенном единении и ускорении движения к общей цели даже речи не шло… Обещания отказаться от угля и ускорить «зеленую революцию» — добиться так и не удалось. Целей Парижского соглашения будет «очень трудно» достигнуть заявленными на СОР26 темпами, сказал в беседе с Би-Би-Си генсек ООН Антониу Гутерриш.

«Во-первых, отмечено в статье, — богатые страны не выполнили взятых на себя обещаний: выделять каждый год по 100 млрд долл развивающимся экономикам на компенсацию потерь от затратного сокращения выбросов. Те обиделись и теперь просят намного больше — индийский лидер Нарендра Моди на саммите заикнулся об 1 трлн долл». «В отсутствие консенсуса с развивающимся миром лидерство должен был взять на себя Запад. Однако и тут вышел конфуз… К открытию саммита, призванного стать пышными похоронами угольной энергетики, США жгли угля на 20% больше, чем в прошлом году. Рост этот случился впервые с 2014 года, он приведет к 8-процентному увеличению выбросов парниковых газов в Соединенных Штатах. Вышло так, что лидер самой богатой страны в мире прибыл в Глазго с пустыми руками, выпачканными углем».

«Просто не верится, сколько раз за последние 40 лет я произносил такие речи во всех концах света, — посетовал, подводя итоги саммита, наследник британской короны принц Чарльз, — и все бесполезно. И на этот раз мне остается только политься, что эта встреча докажет: системные перемены давно назрели». Кстати, и официальный хозяин саммита, британский премьер Борис Джонсон, тоже воздержался от триумфализма. «Обычно он сочится оптимизмом и искрит метафорами даже в самом темном жизненном тупике, но тут вдруг выступил сдержанно: «Несмотря на все сказанное, я испытываю сдержанный оптимизм», — не очень-то бодро произнес лидер правящих на Темзе консерваторов. Произнес, покинул зал — и, невольно загрязняя белым шлейфом от сжигания авиатоплива над Альбионом вместе с 300 другими бизнес-чартерами, вылетел в направлении Лондона. Вылетел дорогостоящим спецрейсом несмотря на то, что между Глазго и столицей регулярно курсируют скоростные и очень комфортабельные поезда.

Павел БОГОМОЛОВ,
кандидат политических наук 

Дополнительная информация

Идет загрузка следующего нового материала

Это был последний самый новый материал в разделе "Экология"

Материалов нет

Наверх