Молодо-«зелено»: как Россия и Евросоюз могут взаимодействовать по климату

Перспективная сфера кооперации — производство и транспортировка водородной энергии

Борьба с изменением климата и «зеленая» энергетика становятся одной из важнейших сфер сотрудничества России и Евросоюза. 1–3 декабря стороны проведут первый форум, посвященный шагам по реализации Парижского соглашения в РФ и ЕС, участие в нем примут глава Минэка Максим Решетников и вице-председатель Еврокомиссии Франс Тиммерманс. Как считают опрошенные «Известиями» эксперты, на фоне курса на декарбонизацию, взятого ЕС, рядом других стран и отчасти самой Россией, новой и одной из самых перспективных сфер сотрудничества сторон может оказаться производство и транспортировка водородной энергии.

Курс на чистую энергетику

Первым практическим воплощением осознания того, что изменения климата носят глобальный характер и бороться с ними надо сообща, стало выработанное в Париже в 2015 году соглашение, призванное не дать глобальным температурам подняться на 2% выше доиндустриального уровня. При этом целый ряд стран решили не останавливаться на достигнутом и поставили для себя еще более амбициозные задачи в климатической повестке.

Одним из самых активных оказался Евросоюз. В начале года Брюссель обнародовал комплекс мер под названием «Зеленый курс», пообещав вложить в его развитие в ближайшие 10 лет до €1 трлн государственных и частных инвестиций. Этот план, в частности, включил в себя развитие устойчивых практик ведения сельского хозяйства, сохранение биоразнообразия, а также развитие «чистого» транспорта и «чистой» энергетики с созданием соответствующей инфраструктуры — заправочных станций для электромобилей и автомобилей на водородном топливе.

«Зеленый курс» был принят практически в то же время, как пандемия COVID-19 начала распространяться в Китае. И уже недели спустя весь мир оказался перед необходимостью менять приоритеты в пользу восстановления экономики. Однако вопреки некоторым ожиданиям, пандемия не остудила энтузиазма европейцев перейти к устойчивому развитию, а скорее подстегнула его. Общим консенсусом в ЕС стало понимание, что «зеленое» развитие — не просто дополнительный элемент экономической повестки, а основа всей экономики будущего.

В России климатическая повестка долгие годы не считалась приоритетной. Опрос ВЦИОМа в конце февраля этого года показал: хотя 52% граждан РФ считают глобальное потепление серьезной угрозой, 40% относятся к нему как к надуманной и раздутой проблеме. Были и опасения, что намечающаяся тенденция к отказу от использования вредных с точки зрения экологии ископаемых энергоносителей вроде угля, нефти и природного газа и замене их на возобновляемые источники энергии (ВИЭ) приведет к сокращению доходов РФ, опирающейся во многом на экспорт традиционных видов ресурсов.

Тем не менее в последнее время в российских властных структурах произошло переосмысление важности проблемы климата и понимание, что «зеленая» экономика таит в себе не столько риски, сколько возможности. Согласно анализу Всемирного экономического форума, в сферах, связанных с природопользованием, инфраструктурой и добычей полезных ископаемых, «зеленый» переход открывает бизнес-возможности на $10 трлн ежегодно, давая неплохие перспективы для создания новых рабочих мест к 2030 году.

Вслед за ратификацией осенью 2019 года Парижского соглашения в начале 2020-го российское правительство утвердило национальный план адаптации к изменению климата, в котором его изменения признали серьезной угрозой для населения и экономики страны. В начале ноября Владимир Путин подписал указ о сокращении РФ выбросов парниковых газов к 2030 году до 70% от уровня 1990-го, а также поручил правительству разработать Стратегию социально-экономического развития с низким уровнем выбросов парниковых газов до 2050 года.

— Сегодня не только ЕС, но и его крупнейшие торговые партнеры берут на себя обязательства по переходу к низкоуглеродной экономике. Достаточно упомянуть план «Чистая энергия» Джо Байдена или намерение Китая достичь углеродной нейтральности до 2060 года. Работают в этом направлении и в России, в том числе и на уровне бизнеса — многие компании и банки (Газпромбанк, Россельхозбанк, Сбербанк) создают комитеты по устойчивому развитию. Таким образом, в разной степени, но все четыре крупнейших экономических блока идут по пути более «зеленого» развития, — сказал «Известиям» председатель энергетического комитета и координационной группы «Зеленая инициатива» Ассоциации европейского бизнеса в России Эрнесто Ферленги.

Водород всему голова

По оценке Bloomberg, к 2050 году до 24% мировых потребностей в энергии будет покрывать водород, а его цена снизится до уровня сегодняшних цен на газ.

— Водород должен стать главным энергоносителем для экономики стран Европы после 2030 года.Россия обладает всеми возможностями, чтобы интегрироваться в этот новый рынок. Поэтому производство и транспортировка водородной энергии могут стать новым и перспективным сектором сотрудничества между странами Евросоюза и Россией, — сказал Эрнесто Ферленги. — При этом считаю важным отметить, что проекты, реализуемые с российскими партнерами и вносящие существенный вклад в развитие «Зеленого курса», следует вывести из-под ограничительных мер ЕС.

Перспективность сотрудничества Москвы и Брюсселя в сфере новой энергетики признают и многие другие игроки рынка.

Россия имеет большой потенциал для производства экологически чистого водорода в будущем. Германия обладает опытом в области технологий и решений для устойчивых и экологически чистых энергетических систем. Совместив и то и другое, мы могли бы формировать развитие водородной экономики как в наших странах, так и за их пределами, — пояснил «Известиям» исполнительный директор Немецкого энергетического агентства Андреас Кульманн.

К примеру, в «зеленые» водородные технологии активно инвестирует немецкая Siemens Energy: сейчас компания предлагает самые большие в мире работающие электролизеры с протонообменной мембраной (PEM) и обязуется к 2023 году сделать все свои рамы газовых турбин на 30% водородными. И как заверили «Известия» в пресс-службе Siemens Energy, там готовы «помочь российским компаниям стать более эффективными, конкурентоспособными и устойчивыми».

В свою очередь, Россия может похвастаться уже существующей инфраструктурой трубопроводов, которые, по мнению соавтора российской водородной стратегии Юрия Добровольского, считаются самым эффективным и дешевым способом транспортировки водорода. Но преимущество РФ — не только в этом.

Россия располагает большими запасами углеводородов (газа, например, для производства голубого и бирюзового водорода), огромным потенциалом для ВИЭ и большими запасами воды, высоким объемом избыточных мощностей (при этом низкоуглеродных ГЭС и АЭС), дешевой электроэнергией, возможностью захоранивать СО2 под землей, например в отработанных месторождениях, большим научно-техническим потенциалом и технологическими наработками в области водорода, а также логистической близостью к основным рынкам сбыта — Европе и Азии, — рассказала «Известиям» Ирина Гречухина, координатор Инициативной группы по водороду Германской внешнеторговой палаты (ИГ ВТП), объединяющей около 100 представителей российского и немецкого бизнеса, госструктур, инвестфондов и НКО.

Пока области общих интересов в сфере борьбы с изменением климата и развития устойчивой экономики еще только предстоит детально определить. Именно этим и займутся участники конференции России и Евросоюза по климату 1–3 декабря, которая станет первым форумом по климатическим вопросам в России такого масштаба и такого уровня представительства. Вместе с тем определенная работа уже ведется. Так, на базе ИГ ВТП идет проработка реализации 5–6 пилотных проектов в сегментах производства водорода (пиролиз, использование CCS, электролиз), а также по применению водорода в промышленности и в транспортном секторе.

  • Автор: Наталия Портякова
СЛЕДУЮЩИЙ МАТЕРИАЛ РАЗДЕЛА "Экология"