Желтый жилет для «зеленой» энергетики

В борьбе за повышение доли экологически чистых источников энергии основные издержки процесса перекладываются на обычных граждан

Массовые протесты во Франции, исходным стимулом для которых стал рост стоимости моторного топлива, можно считать закономерным результатом ситуации, когда в борьбе за повышение доли экологически чистых источников энергии основные издержки процесса перекладываются на обычных граждан.

Эта коллизия имеет очень длительную перспективу. Даже при серьезных успехах движения «желтых жилетов» власти Франции и Евросоюза вряд ли пойдут на принципиальное урезание экологических программ, которые рассчитаны на много лет. Однако экономические реалии, в которых живет значительная часть населения даже богатых стран Европы, не позволяют рассчитывать на близость ожидаемого «зелеными» конца эпохи нефти.

Социология топливного бунта

Согласно общераспространенной версии, все началось в конце мая. Присцилла Людоски, жительница департамента Сена и Марна на севере Франции, опубликовала на портале Change.org онлайн-петицию с призывом снизить цены на топливо.

«С января 2018 г. мы наблюдаем особенно резкий рост цен на топливо — на 7,6 цента за литр для дизельного топлива и 3,8 цента за литр для бензина. В 2021 г. бензин и дизель будут по одинаковой цене. По данным Французского союза нефтяной промышленности (UFIP), дизельное топливо должно увеличиться в цене на 34 цента в течение срока полномочий Эммануэля Макрона»,

— говорилось в петиции.

Несколько месяцев обращение не привлекало массового внимания, пока 12 октября петицию не опубликовала газета Parisien. Уже через десять дней под ней подписались 225 тыс. человек, а к концу ноября — более миллиона. К этому времени движение «желтых жилетов» развернулось по всей Франции: первая акция была проведена 9 ноября в департаменте Сомма, где несколько человек попытались прорваться к президенту Эммануэлю Макрону во время его выступления на церемонии по случаю столетия окончания Первой мировой войны.

Символ стихийно формировавшегося движения также имеет отношение к повседневным реалиям французских автомобилистов. Еще в 2007 г. их обязали иметь в машине светоотражающий жилет на случай выхода на дорогу в темное время суток; с 2015 г. эта норма была распространена на мотоциклистов.

«Ядерной аудиторией» протеста оказались владельцы техники, работающей на дизельном топливе, — недорогих малолитражек и тракторов.

Их настроения становятся хорошо понятны, если взглянуть на динамику стоимости дизеля. По данным портала Autotraveler.ru, средняя стоимость литра дизтоплива во Франции в начале декабря составляла €1,439 — более чем на 12% выше, чем годом ранее. В результате цена дизеля практически сравнялась с ценой неэтилированного 95-го бензина (€1,44 за литр), которая за год выросла на 2,86%. Аналогичная картина наблюдается и в других странах Евросоюза: в Италии дизель за год подорожал на 5,44%, в Германии — на 8,25%, в Бельгии — на 10,42% и т. д. Это автоматически расширяет базу движения «желтых жилетов» далеко за пределы Франции, и похожие акции уже действительно прошли во многих местах Европы.

Цитируемые французскими СМИ высказывания сторонников «желтых жилетов» свидетельствуют, что особенно остро повышение цен на топливо ощущают мобильные слои среднего класса. Серж Буни, один из организаторов массовых акций в Лиможе, рассказывает, что в его доме три машины, по работе приходится проезжать 2000 километров в неделю, а рост цен на горючее отнимает все большую долю семейного бюджета.

При этом французская экономиках не демонстрирует признаков ускорения, вопреки предвыборным декларациям Макрона: по итогам III квартала ВВП вырос в годовом выражении всего на 1,5%, что хуже как прогнозов, так и результатов 2017 г.

Слишком затратная экология

Адресатом петиции Людоски не случайно был Николя Юло, французский министр экологии (или, если точно переводить его должность с французского, комплексных экологических преобразований). Именно он в июле 2017 г., вскоре после своего назначения, представил нашумевшую экологическую программу, предусматривающую в том числе отказ к 2040 г. от производства во Франции автомобилей с бензиновыми и дизельными двигателями и отказ от угля при производстве электроэнергии к 2022 г.

Одним из первых шагов в этом направлении стало очередное повышение акциза на нефтепродукты, который во Франции носит название налога на потребление энергетических продуктов (TICPE). В 2017 г. общий объем его сбора составил €30,5 млрд, или 5% от всех собираемых во Франции налогов. При предыдущем президенте Франции Франсуа Олланде (чьим спецпредставителем по вопросам изменения климата был Николя Юло) ставка TICPE была увязана с так называемым «углеродным налогом».

Углеродный налог в рамках национальной стратегии по борьбе с глобальным потеплением планировалось довести до отметки €100 за тонну углекислого газа к 2030 г.

В 2014-2016 гг. ставка углеродного налога выросла с €7 до €30,5 за тонну СО2, а ставка TICPE на дизельное топливо повысилась на 16,3% — с €0,43 до €0,5 за литр. К 2018 г. углеродный налог планировалось довести до €39, но с избранием Макрона темпы его роста ускорились: в настоящее время он составляет €44,6. Ставка TICPE в 2018 г. подскочила уже до €0,59 за литр дизельного топлива (для бензинов 95-Е5 и 98 за последние два года ставка повысилась с €0,64 до €0,68). Кроме того, в 2018 г. был впервые введен TICPE на моторный газ — из расчета €0,6 за 1 кубометр.

Дальнейшие планы французских властей по повышению налога предполагали доведение его ставки до €86,2 за тонну СО2, хотя при Олланде ожидался более скромный рост — до €65. Собственно, это и была бы основная причина подтягивания цен на дизель к ценам на бензин, о чем писала Людоски, хотя власти Франции настаивали, что причина подорожания топлива заключается в росте мировых цен на нефть.

Повышение цен на топливо на 75% зависит от колебаний мировых цен на нефть, заявил в конце октября министр местного самоуправления Себастьен Лекорню, лишь подлив, так сказать, бензина в огонь разгоравшегося движения «желтых жилетов».

Среднестатистическому французскому автовладельцу прекрасно известно, что доля налогов в стоимости бензина уже достигла 61,6%, а в стоимости дизельного топлива — 57%, причем это не только TICPE, но и НДС (ТVA), а также дополнительный НДС, которым облагается TICPE.

В совокупности с прочими налоговыми новациями имени Макрона, ориентированными на снижение налогов на высшие слои французского общества, это не могло не породить протест национального масштаба.

Остается добавить, что сам Юло смог выйти сухим из воды. Еще в августе он демонстративно ушел в отставку, заявив в радиоинтервью, что год пребывания в должности был для него «накоплением разочарований» и что он не хочет «создавать иллюзию, будто мы ответим на стоящие перед нами вызовы». Теперь 63-летний чиновник может спокойно вернуться к прежней карьере телеведущего и «звезды» экологического активизма, благо человек он отнюдь не бедный. Год назад экс-министр задекларировал имущество на €7,3 млн, в котором среди прочего обнаружились девять транспортных средств, из которых лишь электрический скутер BMW можно назвать «зеленым».

Мы наш «зеленый» мир построим

По словам ведущего эксперта Фонда национальной энергетической безопасности Игоря Юшкова, рост стоимости топлива был совершенно предсказуемым поводом для протестов во Франции, где к тому же имеется давняя традиция подобных акций. И это — общеевропейский тренд.

Рост цен в Европе, причем не только на горючее, становится обратной стороной и побочным эффектом программ развития «зеленой» энергетики.

Недовольство граждан растущими тарифами на электроэнергию и газ есть и в Германии, где они еще выше, чем во Франции, и в Прибалтике, где расходы по строительству нового СПГ-терминала фактически легли на рядового потребителя. Впрочем, в Германии спорные вопросы обычно решаются не забастовками и публичными акциями, а за столом переговоров. Для Северной Европы массовые протесты вообще нехарактерны.

«Тенденция понятна: погоню за «зеленым» топливом и диверсификацией энергопортфеля в конечном итоге оплачивает потребитель, что провоцирует недовольство. «Зеленая» энергетика в целом встречает одобрение в европейском обществе.

Но структурные реформы стимулирования возобновляемых источников энергии предполагают не только создание стимулов для электротранспорта, но и рост стоимости эксплуатации машин с двигателями внутреннего сгорания»,

— резюмирует Юшков.

Как известно, французские власти, осознав размах движения «желтых жилетов», быстро дали задний ход, отказавшись от повышения в 2019 г. топливного налога, тарифов на электричество и газ. Но это решение явно выглядит ситуативной мерой: список требований протестующих гораздо шире, а перспективы реализуемых экологических программ измеряются десятилетиями.

Более того, нет совершенно никаких оснований предполагать, что требования экологических нормативов будут снижаться или хотя бы оставаться на нынешнем уровне. В начале октября к очередной конференции ООН был представлен доклад по климатическим изменениям в польском Катовице, где эксперты черным по белому прописали: для приостановления глобального потепления до 1,5°С нужно обнулить к середине столетия чистые выбросы СО2. Но это «потребует быстрых, далеко идущих и беспрецедентных изменений во всех аспектах жизни общества».

Несложно догадаться, что основным инструментом достижения заявленных целей рассматриваются именно налоги, делающие стоимость нефтепродуктов запретительной.

Такая постановка вопроса лишь подчеркивает остроту проблемы источника средств на построение светлого «зеленого» будущего. И это лишь один из аспектов более масштабной проблемы постиндустриального общества, так называемой «проблемы 20:80», о которой несколько лет назад писали профессора из Института философии РАН Валентина Федотова и Владимир Колпаков. Речь идет о том, что производству в постиндустриальном обществе, или «обществе знания», потребуется только 20% населения, представляющего собой высококвалифицированных и высокообразованных специалистов. Вопрос об остальных 80% населения в рамках постиндустриальной парадигмы остается неразрешимой практической проблемой.

Не приходится сомневаться, что именно эта группа людей и составляет основу движения «желтых жилетов». Экономист Хазби Будунов, редактор телеграм-канала Politeconomics, приводит результат недавнего национального опроса французского общественного мнения: 46% французов прямо поддерживают движение, а еще 26% симпатизируют «желтым жилетам», то есть в той или иной степени оно пользуется одобрением более 70% населения. Это, констатирует Будунов, говорит о системном кризисе французского неолиберализма, но еще не означает, что «желтые жилеты» смогут добиться всех пунктов своей программы: «Хотя они показали всему миру эффективность сетевой самоорганизации в социальной борьбе, дальнейшее выживание протеста будет зависеть от того, примет ли движение форму политической организации. Любая социальная борьба, хотим мы этого или нет, есть борьба политическая».

Если же вернуться к теме стоимости нефтепродуктов в Евросоюзе, то впереди, скорее всего, длительные переговоры и непростой поиск компромисса.

«В конечном итоге вопрос в темпах перехода на экологически чистое топливо,

— комментирует Юшков. — Некоторые заявления — например, планы Volvo начиная с 2019 г. перестать выпускать двигатели внутреннего сгорания — были явно преждевременны. Скорее всего, подобное шапкозакидательство уйдет. Но и отказаться от расширения «зеленой» энергетики не представляется возможным: для нее создана значительная инфраструктура, Парижские соглашения фактически выступают основой новой мировой торговли. Видимо, придется сдвигать сроки перехода на новые источники энергии и искать возможности более тонкого регулирования, чем прямое повышение цен на топливо. Если использовать арсенал косвенных воздействий, то градус недовольства будет значительно меньше».

СЛЕДУЮЩИЙ МАТЕРИАЛ РАЗДЕЛА "Экология"