«Коронавирус ускорил цифровизацию экономики в 10 раз»

С марта у руля холдинга Veon, в который входят сотовые операторы в 10 странах, встал дуумвират: им управляют два содиректора, Каан Терзиоглу и Серджи Эрреро. Терзиоглу руководит бизнесом Veon в России и СНГ, а следовательно, и крупнейшим активом холдинга – российским «Вымпелкомом». Терзиоглу после ухода прежнего гендиректора «Вымпелкома», Василя Лацанича, даже пророчили в преемники, но в итоге он все же остался в амстердамской штаб-квартире холдинга. Тем не менее, как утверждают коллеги Терзиоглу, половину времени он проводит именно в Москве: «Вымпелком» не только большой, но и проблемный актив. Надо повышать качество услуг, качество обслуживания клиентов, признает Терзиоглу, – экономить на развитии компании он не намерен даже во время пандемии COVID-19 и кризиса, вызванного падением цен на нефть и курса рубля. О том, как отрасль связи переживает нынешний «идеальный шторм», Терзиоглу рассказал «Ведомостям».

– Сейчас мировая экономика погружается, возможно, в худшую со времен Второй мировой войны рецессию. Что это означает для телекоммуникационного рынка и есть ли у вас какой-то план действий в этой ситуации?

– Ясно, что коронавирус сильно повлияет на мировую экономику. Но нам нужно следить за трендами, а не за заголовками СМИ. Еще до коронавируса с мировой экономикой уже были определенные проблемы. Ограничения международной торговли, таможенный протекционизм, кризис с ценами на нефть – все это внесло свой вклад в возникновение той ситуации, в которой мы оказываемся.

Возможно, коронавирус – это своего рода звонок, чтобы мир вновь объединился вокруг одной платформы для свободной торговли и ускорения глобализации. Работая в телекоме, я чувствую себя в какой-то степени привилегированным, ведь коронавирус доказал, что интернет и сети – это главное средство к существованию сообществ, стран, людей и бизнесов.

С появлением коронавируса скорость цифровизации экономики возросла в 10 раз. Я видел забавную карикатуру, там был вопрос и несколько вариантов ответа. Вопрос был в том, кто сейчас возглавляет в вашей компании цифровизацию. А варианты ответов: а – генеральный директор, b – директор по информационным технологиям и с – коронавирус. Мы на протяжении многих лет говорили про цифровизацию, про удаленную работу, дистанционное образование, телемедицину. И вот мы здесь, без какого-либо выбора. Мы просто должны это сделать. Кризисы приходят и уходят. Но нам надо понять, что ситуация, которую мы с вами сейчас переживаем, изменит наше будущее фундаментально.

Цифровое неравенство, которое делило людей на тех, кто подключен, и тех, кто не подключен, исчезнет очень быстро.

Я думаю, в следующие 12 месяцев особенно вырастет уровень безработицы, а экономики ряда стран могут прийти в упадок. Но все эти изменения в конце концов сделают человечество сильнее и умнее. Мне кажется, влияние нынешних событий на общество будет сравнимо с последствиями Великой французской революции 1789 г. Я никогда не забуду своего университетского преподавателя, который спросил: «Каковы были последствия революции 1789 г.?» И сам ответил: «Пока что рано судить». Так, пока что рано судить о долгосрочных последствиях нынешнего кризиса, которые останутся с нами. Впрочем, я действительно верю, что человечество извлечет максимально возможную выгоду из кризиса. Я думаю, он по-настоящему позитивно повлияет на все источники креативных идей, возможно, станет катализатором мира и свободной торговли по всему земному шару. В прошлом людей могли обвинить в каких-то вещах из-за их национальности, вероисповедания или страны, из которой они происходили. Но для вируса разницы нет – он ко всем относится одинаково. Возможно, он создаст такую же модель мышления у некоторых лидеров государств.

– Я думаю, нам предстоит пережить беспрецедентную цепь событий. Ясно, что для человечества это первый подобный вызов, и в каком-то смысле вызов крайне эгалитарный. Мы видим, что с момента вспышки эпидемии в Китае сценарии развития событий везде очень похожи друг на друга. Предельно ясно одно: наша индустрия в очередной раз доказала, что она играет ключевую роль в существовании бизнеса, стран и простых людей. В большинстве стран – думаю, порядка в 80% стран, где мы работаем, – ввели режим полной изоляции, в оставшихся 20% – частичную изоляцию. Я бы отметил двух героев этого этапа истории человечества: работники здравоохранения и работники телекома. Наши инженеры, технические специалисты пытаются всеми силами повысить пропускную способность сетей, а также исправить возникающие при этом проблемы. В целом в России примерно на 15% возросло использование услуг голосовой связи, спрос на фиксированный интернет-доступ увеличился почти на 30%, а рост спроса на мобильный интернет составляет 10–15%. Хотя я должен отметить, что это только первые, краткосрочные последствия, и цифры могут быстро меняться. И это при всем том, что две трети наших торговых точек на улицах, к несчастью, фактически не работает. 

СЛЕДУЮЩИЙ МАТЕРИАЛ РАЗДЕЛА "IT"