Лошадей меняют на переправе

Дайджест ключевых отраслевых событий за неделю через призму мнений экспертов.

Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать…

Аппетиты растут.Министерство финансов внесло в правительство законопроект об изменении параметров налога на дополнительный доход (НДД). Он позволит бюджету дополнительно получить за три года около 200 млрд рублей. В Минфине и Минэнерго подтвердили эту информацию.

С чего все начиналось: Система НДД начала работать с 1 января 2019 года. Налог взимается не с объемов нефти, а с денежного потока. Базой для исчисления этого налога стала расчетная выручка от операционной и инвестиционной деятельности по разведке и добыче сырья на лицензионном участке, уменьшенная на величину фактических расходов, НДПИ, экспортной пошлины, транспортных расходов. Ставка НДД — 50%.

НДД распространяется на четыре группы месторождений. К первой группе относятся новые месторождения в Восточной Сибири с выработанностью менее 5%, ко второй — месторождения, пользующиеся льготой по экспортной пошлине. Третья группа объединяет действующие месторождения в Западной Сибири с выработанностью от 10% до 80%. Четвертая — новые месторождения в Западной Сибири с выработанностью менее 5% и с совокупными запасами не более 50 млн тонн в год.

С понижения на повышение: Минфин в своем законопроекте предлагает ужесточить условия НДД для всех групп месторождений. Ведомство хочет запретить уменьшать налогооблагаемую базу более чем на 50% за счет переноса исторических убытков, хотя раньше можно было на 100%. Минфин считает, что только за год бюджет недополучил от НДД 213 млрд рублей.

Для второй группы месторождений предлагается вместо действующих понижающих коэффициентов к НДПИ, используемых при расчете НДД, в 2021–2023 годах ввести повышающий коэффициент 1,5. Это приведет к тому, что налоговая нагрузка для месторождений второй группы станет выше, чем в действующей налоговой системе без льгот.

Согласно оценке Минфина, эти поправки должны принести в бюджет дополнительно в целом примерно 200 млрд руб. за три года.

Минфин — на карантин

Тамара Канделаки, генеральный директор ООО «ИнфоТЭК-Консалт»: смысл законопроекта Минфина сводится только к тому, что у отрасли хотят отобрать 200 млрд рублей: «Минфин как обычно решил ошкурить отрасль, все, что у нас хочет данное ведомство, обычно принимают. Возможно, Минэнерго будет протестовать, но я не знаю примера, когда кому-то удавалось серьезно отбиться от финансовых претензий фискального органа», — заметила эксперт.

Она напомнила, что в течение последних 10 лет страна находится в безостановочном налоговом эксперименте: «Производство не может работать в условиях нестабильности. Компании вошли в эксперимент по НДД, понесли затраты, так как инвестиционная деятельность длительная и недешевая. Они заказывают какие-то работы у подрядчика, некоторые виды оборудования могут делать несколько лет. Производство тем и отличается от финансовой деятельности, понятной Минфину, что это не перевод со счета на счет. Теперь условия внезапно меняются, а любое изменение налоговой нагрузки меняет соотношения доходов с расходами. Поэтому компании должны будут изыскивать средства для завершения уже начатых проектов, но непонятно за счет чего. В данном случае, я не рекламирую какую-либо систему налогообложения, но я против нестабильности, поскольку производство в таких условиях работать не может», — пояснила Канделаки.

По ее мнению, Минфину стоило бы дать каникулы на законотворческую деятельность хотя бы года на два и запретить ему менять правила игры, бизнес за это время смог бы вздохнуть и приспособиться: «Пусть сосредоточатся на бухгалтерской деятельности и займутся изысканием внутренних резервов для наполнения бюджета», — резюмировала эксперт.

Налог против промышленности

Антон Покатович, экономист «БКС Премьер»: на наш взгляд, ужесточение налоговых условий для нефтяной отрасли может стать весьма болезненным процессом с учётом того факта, что РФ продолжает участие в сделке ОПЕК +, предполагающей масштабное сокращение объемов российской нефтедобычи. «В случае ужесточения налоговых условий нефтяники могут продолжить пересмотр своих инвестиционных программ, сдвигая реализацию проектов и расширение своего производства все больше „вправо“. Также данные налоговые „маневры“ могут оказать значительное негативное воздействие на склонность иностранных инвесторов к участию в российских проектах. Полагаем, что принятие данных налоговых изменений может стать фактором, тормозящим восстановление как российской нефтедобычи в ближайшие годы, так и восстановление активности в промышленности РФ в целом», — прокомментировал «НиК» Покатович.

Денег будет меньше

Максим Нечаев, директор по консалтингу в России компании IHS Markit: без сохранения НДД Россия в 2025 году будет добывать меньше нефти, чем в 2019. По его словам, если сейчас условия по НДД ухудшить, то дополнительные объемы нефти, не будут добыты: «Это значит, что финансовый результат продаж, который и облагается налогом, не станет лучше. В итоге и нефтяники, и госбюджет в перспективе будут получать еще меньше денег», — пояснил эксперт в эфире РБК.

Он считает, что Минфин выбрал очень неудачное время для похода к нефтяникам за изъятием, так называемых дополнительных доходов. Упавшая цена на нефть, недостаточно низкий курс рубля и снижение добычи нефти не располагают к тому, чтобы увеличивать налоговую нагрузку на компании.

Вывод: погоня за впадающими доходами бюджета опасна для российской нефтегазовой отрасли и в целом для экономики страны, так как может привести к сокращению налогооблагаемой базы.

Не виноватый я — она сама приплыла

Фортуна — непостоянная богиня удачи: «Межрегионтрубопроводстрой» (АО «МРТС») не принимает и не намерено принимать участие в выполнении работ по укладке газопровода Nord Stream 2 в Балтийском море с использованием трубоукладочной баржи «Фортуна» или иным образом», — сообщил РБК официальный представитель компании. В МРТС подчеркнули, что компания никогда не являлась собственником баржи «Фортуна», а арендует его по договору бербоут-чартера для использования в других проектах.

Баржа «Фортуна» по данным сервиса Marine Traffic находится в немецком порту Росток. Ранее в СМИ проходила информация, что если в достройке газопровода будут участвовать «Фортуна» и трубоукладчик «Академик Черский», то финальные работы могут занять около 53 дней.

Тайна «Россини»: Онлайн-издание Focus, сообщило, что в Балтийском море идет работа над газопроводом «Северный поток — 2» с использованием новых судов. Речь идёт о судне «Россини», которое уже в течение нескольких недель находится в порту немецкого города Засниц. По данным издания, «Россини» прибыло туда в начале июня, на нем размещено около 140 рабочих, которых ежедневно доставляют в порт Мукран.

«Компания Nord Stream 2 AG, оператор «Северного потока — 2», назвала спекуляцией новости об использовании нового трубоукладчика для строительства газопровода. «Мы знаем о спекуляциях относительно возможностей по укладке газопровода. Мы не комментируем спекуляции и сообщим о наших планах своевременно», — цитирует пресс-службу компании агентство «Прайм».

США насторожились: Официальный представитель фракции Свободной демократической партии в бундестаге по вопросам энергетики Мартин Науманн сообщил о трехстраничном письме с угрозами от сенаторов Теда Круза, Тома Коттона и Рона Джонсона, содержащее конкретные санкции против Sassnitz GmbH, которая была вовлечена в завершение трубопровода «Северный поток — 2».

В имеющемся в распоряжении РИА «Новости» письме трех сенаторов США в Sassnitz GmbH говорится о готовящихся американскими властями санкциях против компаний, которые участвуют в поддержке строительства трубопровода «Северный поток — 2». В частности, в письме указано, что в случае продолжения работ порту грозит «финансовое разрушение».

«Выбор выражений», в частности, угроза «финансового разрушения» порта Засница, «не уместен для диалога между партнерами», считает депутат бундестага. «У меня, как свободного демократа, вызывают беспокойство планы Соединенных Штатов запретить въезд членам правления, а также заморозить финансовый капитал. С такими угрозами бывшая „страна свободы“ все больше становится игрушкой геополитических рисков в духе (президента США Дональда) Трампа. Я до сих пор считаю, что путь сотрудничества, а не конфронтации — это единственный правильный путь. В конце концов, рыночная экономика решит, откуда Европа будет получать энергоносители в будущем. Тот факт, что нам, вероятно, нужно все больше и больше энергоносителей для нашего уровня жизни в Европе, должен быть принят и в США», — заявил Науманн.

Юридических препятствий не осталось:3 августа Датский апелляционный совет по вопросам энергетики сообщил, что не получал никаких апелляций на решение Датского энергетического агентства от 6 июля 2020 года, разрешающего Nord Stream 2 AG использовать суда с якорями. Оператор Nord Stream 2 AG имеет право возобновить строительство газопровода «Северный поток–2». Напомним, что ранее датское энергетическое агентство (DEA) разрешило использовать при строительстве не только судно (или суда) с динамической системой позиционирования (как «Академик Черский»), но и суда с якорной системой позиционирования (как «Фортуна»).

Экологи спохватились: Немецкая экологическая организация Deutsche Umwelthilfe подала иск в Высший административный суд Грайфсвальда с требованием пересмотреть разрешение на эксплуатацию газопровода «Северный поток — 2» из-за новых научных данных по выделению метана, который якобы 86 раз вреднее для климата, чем CO2.

Урвать последний кусок: Польский антимонопольный регулятор UOKiK оштрафовал «Газпром» за нежелание сотрудничать с ним по расследованию в отношении проекта Nord Stream 2 на 213 млн злотых или $57 млн, сообщило польское ведомство.

Все тайное когда-нибудь становится явным

Игорь Юшков, ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности, эксперт Финансового университета при Правительстве РФ: трубоукладчик «Академик Черский» имел разрешение на достройку «Северного потока — 2», он отвечал всем требованиям и пришел к месту строительства в мае начале июня, но не начинал работы. «По всей видимости, он ждал баржу „Фортуна“. Так как информации о том, что на нем перенастроено оборудование для сварки труб нужного для строительства „Северного потока — 2“ диаметра, не было, а на Сахалине он сваривал трубы меньшего диаметра, то предполагалось, что два судна („Фортуна“ и „Академик Черский“) пойдут в связке. Сейчас ситуация не совсем понятная», — пояснил эксперт.

Он заметил, что публикация с заявлением АО «МРТС» достаточно странная: «В ней сказано, что эта компания не будет участвовать в достройке, но не говорится, что никто другой не сможет арендовать „Фортуну“ для этих работ. Если это судно находится в длительной аренде МРТС, и только эта организация может использовать судно, то вопрос, зачем оно год стояло в порту Мукран? Зачем оно перешло в Росток?» — указал Юшков.

По его словам, вряд ли «Межрегионтрубопроводстрой», который является подрядчиком «Газпрома», мог бы в столь резкой форме отказать концерну в завершении столь важного проекта: «Для такой компании как „Межрегионтрубопроводстрой“ санкции наоборот благо, поскольку она ориентирована на внутренний рынок. Кроме того, если бы они просто резко отказал от строительства, то это бы похоронило бизнес „Межрегионтрубопроводстроя“, он бы не получил в России ни одного заказа. Тут история сложнее. Возможно, „Фортуна“ находится в процессе передачи собственности. Все остальные суда — два судна снабжения и трубоукладчик „Академик Черский“ — уже поменяли собственника. То есть, сам „Газпромфлот“ в надежде уйти из-под санкций от них избавился, хотя это не гарантия. В американских ограничениях 2019 года четко прописано, что предоставление в аренду, продажа и т. д. — не повод для отмены санкций, поскольку предыдущий собственник под них так же попадет», — рассказал эксперт.

Сергей Правосудов, директор Института национальной энергетики, подтвердил, что юридических препятствий для строительства «Северного потока — 2» не осталось: «Арендаторы „Фортуны“ отказались участвовать в проекте, потому что боятся санкций. Кто является собственником этого судна — неизвестно. Можно только строить предположения, что надавили на собственников, однако, какая там идет подковерная борьба, мы не знаем. Юридических препятствий нет, есть какие-то иные, о которых нам не расскажут», — указал эксперт.

Вывод: «Северного потока — 2» по-прежнему ждет «Фортуну» и «Академика Черского».

Строительство в эпоху перемен

Рынок каучука в депрессии:СИБУР, саудовская Saudi Aramco и французская Total пока прекратили изучение проекта создания совместного нефтехимического производства в Саудовской Аравии, не видят потенциала в нем в текущих условиях.

«Мы вместе с Aramco и Total в настоящий момент прекратили изучение проекта, поскольку не видим экономический потенциал в этом проекте в текущих условиях на рынке», — сообщил глава СИБУРа Дмитрий Конов. СИБУР и Saudi Aramco начали изучать возможность сотрудничества еще в 2017 году, они рассматривали проект по строительству производства синтетического каучука в Индустриальном парке Аль-Джубейль совместно с французской Total и китайской Sinopec.

Кризис не обошел нефтехимию: СИБУР в первом полугодии 2020 года получил чистый убыток по МСФО в 4,5 миллиарда рублей из-за курсовых разниц против прибыли в 77,6 миллиарда рублей годом ранее, сообщила компания.

В первом полугодии 2020 года компания сократила капитальные вложения на 28,3% против аналогичного периода прошлого года — до 48,5 миллиарда рублей. Оптимизировал СИБУР и инвестиционную программу на 2020 год, сократив план на 30%.

Завод будет построен.При этом член правления компании Александр Петров заявил, что Амурский ГХК может претендовать на поддержку из ФНБ, СИБУР прорабатывает эту опцию, но решение остается за властями. Кроме того, СИБУР рассчитывает получить компенсацию исторических затрат на строительство Амурского ГХК от своего партнера — китайской Sinopec, которая должна получить 40% в проекте, но окончательное инвестрешение о строительстве ГХК еще не принято.

Представитель СИБУРа уточнил «НиК», что компания уже провела всю подготовительную работу, в том числе определилась с лицензиарами и подрядчиками, ответственными за проектирование и комплектацию технологических установок Амурского ГХК.

Кроме того, Дмитрий Конов сообщил, что СИБУР находится на ранней стадии подготовки проектной документации в рамках СП с Sinopec по строительству производства бутадиен-нитрильного каучука (мощность — 50 тыс. тонн) в Китае. Доля российской компании в СП составит 40%, хотя до этого она должна была получить только 25%. В СИБУРе возобновление проекта объясняли тем, что в Китае сформировался высокий потребительский спрос на данный вид каучука.

Все зависит от Китая

Андрей Костин, генеральный директор RUPEC: рынок каучука сильно пострадал, и восстанавливаться он буде достаточно долго. «Преждевременно инвестировать в тот сегмент, который пострадал. Каучуки в принципе сложный бизнес, он очень цикличный и трудно предсказуемый», — пояснил эксперт, отвечая на вопрос о том, почему СИБУР отказался от совместного проекта каучукового завода в Саудовской Аравии.

Касаясь строительства Амурского ГХК, он отметил, что инвестиционного решения по нему не принято: «Компания работает по проекту, но рынок сейчас находится в ненормальной подвешенной ситуации и прогнозировать что-либо очень трудно. Сейчас все наблюдают, в первую очередь, за восстановлением Китая, важно так же понять, будут ли вторые и третьи волны эпидемии и карантина. Пока очень много переменных, и никто никакие решения не форсирует», — рассказал Костин.

Вывод: нефтехимия вынуждена считаться с пандемией и кризисом.

Екатерина Вадимова

Материалы по теме:

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter

СЛЕДУЮЩИЙ МАТЕРИАЛ РАЗДЕЛА "Рынки"