ОБЪЕДИНЕНИЕ ЛИДЕРОВ НЕФТЕГАЗОВОГО СЕРВИСА И МАШИНОСТРОЕНИЯ РОССИИ
USD 74,89 -0,09
EUR 84,82 0,34
Brent 0.00/0.00WTI 0.00/0.00

Уголек поволок: заработает ли Россия на экспорте твердого топлива

Эксперты предрекают затухание спроса на этот энергоноситель

По данным Минэнерго, поставки угля из России в Европу и страны Азиатско-Тихоокеанского региона выросли с начала года на 12%. Спрос на уголь увеличился в связи с нехваткой на мировом рынке газа. Будет ли тренд долговременным, разбирались «Известия».

Мир ждет угля

По оценкам АО «Росинформуголь», предоставленным «Известиям», потребление российского угля на внешнем рынке в 2021 году увеличится на 8% по сравнению с предыдущим годом и превысит 220 млн т. При этом за счет роста объемов экспорта и роста цен в 2,5 раза валютные поступления вырастут почти на 19% и превысят $15 млрд, что на $2,15 млрд больше уровня 2020 года.

Министр энергетики Николай Шульгинов заявил, что поставки угля из России в Европу и страны Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) увеличились с начала года на 12% по сравнению с прошлым годом. По последним данным, экспорт угля из России вырос в первом полугодии на 10,3%, до 101,9 млн т (на $6,842 млрд).

В Европе рост цен на природный газ подталкивает часть потребителей к переходу на лигнит, бурый уголь. В исследовательской структуре BofA Global Research констатируют: компании Европы из-за взлета цен на голубое топливо переключаются на дефицитный рынок угля, где цены также неумолимо обновляют рекорды. К примеру, энергетический европейский уголь API2 и австралийский Newcastle недавно достигли рекордного уровня за всю историю «вследствие глобального газового кризиса»: цена на них превысила $250 за тонну. Поставки угля в Великобританию из РФ выросли в первом полугодии почти в три раза и приблизились к докризисному уровню 2019 года. Одновременно с этим в Индии электростанции сейчас испытывают острейший дефицит угля для нужд производства электроэнергии.

— Сегодня Россия — один из основных поставщиков угля на международный рынок, — говорит генеральный директор угледобывающей компании ГК «Каракан Инвест» Дмитрий Богданов. — Нынешний рынок энергетического угля можно условно разделить на два сектора: рынок высококалорийного и низкокалорийного угля. В настоящее время как в Европе, так и в Азии наблюдается стабильный спрос на высококалорийный уголь. На данных рынках РФ — один из главных игроков, так как российский уголь полностью соответствует запросам европейских и азиатских потребителей по качеству и превосходит по качеству сырье, например, из Индонезии.

Руководитель Отдела исследования энергетического комплекса мира и России Института энергетических исследований (ИНЭИ РАН) Вячеслав Кулагин указывает, что рост внешних цен и объемов экспорта угля ведет к увеличению доходов угольных компаний и размера уплачиваемых налогов.

— Наш экспорт вырос не только в сравнении с 2020 годом, когда был спад, но и в сравнении с более благоприятными 2018–2019 годами, — говорит Вячеслав Кулагин. — Но в целом для страны эффект более сложный. Рост экспорта при меньшем приросте добычи привел к сокращению поставок угля на внутренний рынок.

В результате, продолжает специалист ИНЭИ РАН, недостающие объемы пришлось закрывать за счет других источников, в первую очередь газа. И это привело к уменьшению возможностей для экспорта газа при благоприятной ценовой конъюнктуре, замечает эксперт.

— Сейчас одновременно отмечается рост цен на уголь на внутреннем рынке, — констатирует руководитель Отдела исследования энергетического комплекса мира и России. — Экспортно ориентированным потребителям это не критично, так как у конкурентов за рубежом уголь будет дороже, но для других категорий это прямой рост расходов.

«Косвенные эффекты будут положительными»

Заместитель руководителя направления «Экономика отраслей ТЭК» Центра стратегических разработок (ЦСР) Сергей Колобанов объяснил «Известиям», что доходы федерального бюджета от угольной отрасли на самом деле довольно скромны. По данным налоговой службы, за семь месяцев 2021 года угледобыча дала 37 млрд рублей налоговых поступлений (для сравнения, добыча металлических руд дала за тот же период совокупно 183 млрд рублей, а нефтегазовая отрасль — 4,7 трлн рублей).

— Кроме того, надо отметить, что экспортной пошлины на уголь нет, — говорит Сергей Колобанов. — Почти половину налогов от добычи угля (18 млрд рублей) формирует налог на прибыль, и только в этой части бюджет России может пополниться дополнительными доходами при увеличении цен на уголь и, соответственно, прибыли угледобывающих компаний. Прочие налоги от цен на уголь не зависят, но рост экспорта увеличит объем добычи и совокупный размер НДПИ (за семь месяцев этого налога поступило почти 8 млрд рублей).

Таким образом, обращает внимание эксперт, «рост экспорта угля из России существенных прямых экономических выгод не предполагает, но косвенные эффекты будут, конечно, положительными».

— Это, прежде всего, повышение инвестиционных возможностей угледобывающих компаний за счет увеличения прибыли, — подчеркивает Сергей Колобанов. — Это рост загрузки транспортно-перевалочных мощностей и, соответственно, налоговых поступлений от предприятий в этой сфере. И, наконец, это возможность ускорить монетизацию наших запасов угля, перспектива эффективного использования которых в долгосрочном периоде в свете низкоуглеродных мировых трендов довольно пессимистична.

В этом ему вторит ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ), старший научный сотрудник Финансового университета Станислав Митрахович.

— Спрос на уголь постепенно будет затухать, — полагает он. — Газ и возобновляемые источники энергии постепенно начинают вытеснять уголь с рынка. Думаю, что уже лет через десять нынешних доходов от угля получить не удастся.

«Насколько долгосрочным окажется тренд на рост спроса на уголь, сложно точно сказать, но, вероятнее всего, в ближайшее время он сохранится», — считает председатель правления и президент Национальной ассоциации нефтегазового сервиса Виктор Хайков.

— В то же время в России учитывают долгосрочные тенденции на рынке угля и возможный сценарий снижения спроса на него, — говорит Виктор Хайков. — Для этого уже разрабатываются стратегии диверсификации основных угледобывающих регионов, чтобы восполнить потенциальное выпадение доходов и изменение структуры занятости населения.

Будет ли расти спрос дальше

Спрос на энергетический уголь в АТР в среднесрочной перспективе (до 2025 года) будет расти за счет увеличения энергопотребления в Китае и Индии, считает генеральный директор «INFOLine-Аналитика» Михаил Бурмистров.

— Спрос на коксующийся уголь также будет расти, как в Европе, так и в большей степени в Азии, на фоне увеличения спроса со стороны металлоемких отраслей, — убежден Михаил Бурмистров. — Поэтому инвестиции в угольный сектор актуальны, особенно в сегменте добычи коксующегося угля и антрацита, что подтверждается активной реализацией крупных проектов.

Однако, по его мнению, развитие угольного сектора в России в среднесрочной перспективе будет замедлено в первую очередь ограничениями транспортной инфраструктуры (из-за провозной способности Восточного полигона и мощности перевалочных комплексов).

Вместе с тем, продолжает Михаил Бурмистров, сокращение спроса на энергетический уголь в горизонте после 2030 года в связи с переходом к углеродной нейтральности может быть частично нивелировано увеличением доли обогащенного угля в экспорте и развитием мощностей обогатительных фабрик в России, а также приоритетным ростом объемов добычи коксующегося угля и антрацита, спрос на которые будет расти и в горизонте после 2030 года.

Важно понимать, что угольный рынок — цикличный. За циклами глубокого спада следуют циклы роста. Пики роста рынка уже наблюдались в 2008, 2011, 2018 годах. То же самое происходит и с инвестициями в периоды спада и роста. Как только компании получают дополнительную прибыль, часть этой прибыли инвестируется в активы, и, соответственно, как только начинается спад, компании запускают «программы выживания». Поэтому инвестиции в угольный сектор сейчас актуальны и будут сохранять свою актуальность на протяжении текущего года.

— Инвестиции направляются не только на создание новых мощностей, но прежде всего на поддержание действующих, включая экспортно ориентированные компании, — отмечает директор по науке АО «Росинформуголь» Анатолий Рожков. — При этом необходимо отметить, что в соответствии с действующей Программой развития угольной промышленности России на период до 2035 года, стратегические инвестиции направляются на создание новых центров угледобычи на Востоке страны в целях приближения производителей угля к перспективным экспортным рынкам стран АТР.

Текущая ситуация со спросом демонстрирует наличие «окон возможностей» для угольной промышленности, акцентирует Вячеслав Кулагин.

— Но реальность такова: экспортная ниша на европейском направлении уже устойчиво сокращается, несмотря на кратковременные перепады импорта, — говорит специалист ИНЭИ РАН. — На азиатском направлении есть, конечно, временный потенциал даже для наращивания поставок, который затем сменится спадом.

«Известия» направили запросы о реальной ситуации на внутреннем и внешнем угольном рынках в Минэнерго, Сибирскую угольную энергетическую компанию (СУЭК), Уральскую горно-металлургическую компанию, УК «Кузбассразрезуголь», АО ХК «СДС-Уголь», ПАО «Распадская», в Кузбасскую топливную компанию, АО «Русский Уголь», группе «Сибантрацит» и ряду других. На момент публикации материала ответы не были получены.

Дополнительная информация

  • Автор: Дмитрий Алексеев

Идет загрузка следующего нового материала

Это был последний самый новый материал в разделе "Угольная энергетика"

Материалов нет

Наверх