ОБЪЕДИНЕНИЕ ЛИДЕРОВ НЕФТЕГАЗОВОГО СЕРВИСА И МАШИНОСТРОЕНИЯ РОССИИ
USD 73,74 -0,32
EUR 83,24 -0,57
Brent 0.00/0.00WTI 0.00/0.00

Уважаемый реактор: Макрон готов вернуть Европе атомную энергетику

Впишутся ли АЭС в зеленую экономику

Президент Франции Эммануэль Макрон объявил, что его страна снова будет строить ядерные реакторы. Фактически он заявил о готовности возглавить движение за включение атомной энергии в зеленую таксономию Евросоюза. Подробности — в материале «Известий».

На днях президент Макрон сказал, что впервые за несколько десятилетий Франция может возобновить строительство ядерных реакторов и продолжить разработку возобновляемых источников энергии. Кроме того, месяцем ранее он огласил детали плана инвестировать €1 млрд в разработку малых модульных ядерных реакторов (SMR).

Заявление Макрона вызвало резонанс и в соседних странах ЕС. Так, лидеры испанских партий PP и Vox упрекнули главу правительства своей страны Педро Санчеса в том, что он не выступил с заявлением, аналогичным французскому.

Колебания генеральной линии

Напомним, что Макрон не всегда был сторонником атомной энергетики — скорее французский лидер колеблется в зависимости от развития ситуации. В ноябре 2018 года он подтвердил закрытие двух реакторов на АЭС в Фессенхайме, выполнив тем самым обещание, данное французским экологам его предшественником, социалистом Франсуа Олландом. Администрация Макрона охарактеризовала это решение как «ключевое подтверждение приверженности Франции сокращению доли атома в производстве энергии на 50%». Нынешний хозяин Елисейского дворца также пообещал закрыть в будущем еще 12 реакторов, хотя уже тогда, объясняя свою стратегию, он предупреждал: «Снижение роли ядерной энергетики не означает отказ от нее».

Слова Макрона подтверждаются и экономическими реалиями: в секторе атомной энергетики занято более 3 тыс. компаний и 220 тыс. пар рабочих рук в стране. Менее чем за пять месяцев до выборов, на фоне разыгравшегося в Европе энергетического кризиса, программа спасения страны путем отказа от закрытия АЭС уже выглядит весомой заявкой на второй срок Макрона в президентском кресле.

Активно развивать собственную ядерную энергетику Франция начала после нефтяного кризиса 1973 года, когда члены Организации арабских стран — экспортеров нефти (ОПЕК) решили перекрыть топливный кран для правительств, которые поддерживали Израиль во время «войны Судного дня». В одночасье цена на сырую нефть выросла в четыре раза для Франции, практически лишенной природных энергоресурсов и использовавшей для выработки электроэнергии мазутные ТЭС. В этом контексте ядерная энергия была едва ли не единственным путем к энергетической независимости Франции. В последующие годы в стране были построены десятки атомных электростанций под управлением государственной (до 2004 года) компании Electricité de France (EDF), крупнейшего производителя и дистрибутора электроэнергии в Европе. «EDF была создана после Второй мировой войны и явилась символом действий государства по восстановлению экономики Франции, разрушенной нацистскими бомбами», — говорит Томас Пеллерин-Карлен, директор Энергетического центра Института Жака Делора.

Связанный с ядерной энергией символизм стал пунктиком для многих французских политиков, особенно для ностальгирующих по былому величию, — Марин Ле Пен или Эрика Земмура. В ответ на предложенный руководством Евросоюза зеленый переход, предполагающий отказ от АЭС, Ле Пен и Земмур сделали ядерную энергетику главным приоритетом в своей повестке, что, в свою очередь, мобилизовало французское общественное мнение. Согласно исследованию Odoxa (Независимый институт изучения общественного мнения и СМИ), за последние два года поддержка французами атомной энергетики увеличилась на 17 пунктов.

А недавний энергетический кризис в Европе, с которым Франция справилась лучше своих соседей именно благодаря АЭС, стал идеальным катализатором для окончательного выбора действующим президентом атомной темы в качестве одной из главных составляющих своей предвыборной программы.

Обещанного 11 лет ждут

Впрочем, Макрон не первым пообещал Франции «ядерное возрождение». Консерватор Николя Саркози во время своего президентства (2007–2012) с помпой объявил о строительстве новой атомной станции с реакторами третьего поколения (PWR). Она должна была стать второй станцией такого типа в стране вместе с Flamanville 3, строительство которой началось в 2007 году.

«Это не выбор «или — или» между атомной и возобновляемой энергией, а приверженность использованию АЭС и ВИЭ одновременно», — сказал Саркози. Фраза, которая идеально вписалась бы в выступление Макрона на минувшей неделе.

Прошло 11 лет после объявления о второй установке PWR, но ее строительство так и не сдвинулось с мертвой точки. Первая станция стала одним из самых серьезных испытаний для французской казны в новейшей истории. Flamanville 3 должна была начать работу в 2012 году, но до сих пор не открыта. Ее первоначальный бюджет составлял €3,3 млрд, но, по оценкам Счетной палаты Франции, окончательная сумма расходов будет близка к €20 млрд.

«Строить такие гигантские ядерные реакторы, как Flamanville, — настоящий кошмар, — говорит Пеллерин-Карлин. — Мы зашли в тупик и даже не понимаем, почему: это вопрос неправильного управления проектом или изначально некорректной его разработки».

Неудачи этих французских проектов требуют осторожности при рассмотрении новых обещаний о развитии атомной энергетики, исходящих из Елисейского дворца.

Многим атомным электростанциям Франции около 40 лет, поэтому вопрос о том, как обслуживать или ликвидировать существующие реакторы, нельзя откладывать на неопределенный срок. Представители EDF в течение многих лет рекламировали способность построить шесть ядерных реакторов PWR 2. Однако на это потребуется, по предварительным прикидкам, не менее €40 млрд. Так что эксперты полагают, что «заявление Макрона очень громкое, но столь же и неопределенное» и годится оно пока только для предвыборных игр.

«Реакторы PWR 2 всё еще находятся на предварительной стадии разработки. Потребуется несколько лет, чтобы утвердить их конструкцию, и еще несколько лет, чтобы разработать рабочую версию, которая может быть реализована», — сказал Ив Мариньяк, представитель французского энергетического аналитического центра NégaWatt.

«В значительной степени включение ядерной энергетики в зеленую таксономию — это для Макрона важная деталь борьбы за высший пост в стране. Французский президент не может позволить себе проиграть конкурентам из-за того, что должен поддерживать общеевропейское направление на отказ от АЭС. Его правительство уже успело показать себя как очень проядерным, так и очень проевропейским [антиядерным]. Перед выборами 2022 года Макрон хочет представить себя французским гражданам как президента, который привел не только свою страну, но и весь Евросоюз к ядерной энергетике», — объясняет директор Центра энергетики Института Жака Делора.

Традиционно гражданское и военное ядерные направления развиваются раздельно. Но когда дело доходит до сил, обладающих доступом к технологиям, они идут рука об руку. Франция — единственная страна в Европейском союзе, обладающая ядерным оружием. Эта реальность составляет ключевой элемент французской стратегии национальной безопасности и обязывает Макрона выступать в защиту атомной энергетики и всячески оберегать ее от нападок экологов.

«Без гражданской ядерной энергетики нет военной ядерной энергетики; без военной ядерной энергетики нет гражданской ядерной энергетики», — сказал Макрон во время выступления на заводе французской компании Framatome, производящей ядерные реакторы.

Франция стратегически обязана не отставать в ядерных вопросах от других держав, но именно это она постоянно делала в последние десятилетия, когда Китай и Индия строили реактор за реактором, а в Европе призывали избавиться от АЭС как потенциально опасных загрязнителей окружающей среды. Принципиально не замечая при этом, что атомные станции меньше, чем какие-либо другие, выбрасывают в атмосферу СО2 — всего 6 г на весь цикл производства 1 киловатт-часа электричества. Ветряки выделяют 11 г на 1 кВт·ч, солнечные панели — 80 г, газовые турбины — 420 г, угольные станции — 820 г.

Объявив о возрождении ядерной энергетики, Макрон формально сделал шаг к возрождению величия Франции, ее экономической, промышленной и военной мощи. Но остается большой вопрос, материализуется ли эта великая история в конкретных позитивных изменениях или она закончится, как 11 лет назад, rien de rien («вообще ничем»).

Дополнительная информация

  • Автор: Владимир Добрынин

Идет загрузка следующего нового материала

Это был последний самый новый материал в разделе "Атомная энергетика"

Материалов нет

Наверх