В авангарде: храбрый боец и незаурядный нефтяник Самотлора Семен Малыгин

Семен Малыгин вписал свое имя в летопись разведки и открытия многих нефтяных месторождений Западной Сибири
Семен Малыгин вписал свое имя в летопись разведки и открытия многих нефтяных месторождений Западной Сибири

Продолжаем рубрику «Память сердца», которую ведем совместно с АО «Самотлорнефтегаз», дочерним обществом ПАО «НК « Роснефть». Сегодня наш рассказ – о Семене Лукиче Малыгине.

Его называют знатным буровым мастером, в совершенстве владевшим технологией бурения нефтяных скважин. На фронтах Великой Отечественной войны связист Малыгин всегда находился на передовой огневого рубежа. Мирная жизнь тоже выводила его в авангард: он вписал свое имя в летопись разведки и открытия многих нефтяных месторождений Западной Сибири. В том числе и Самотлора, где бригада Семена Малыгина пробурила вторую после легендарной Р-1 Григория Норкина скважину. Профессию нефтяника выбрали его сын Сергей и дочь Эмилия. Его внук Александр тоже работал на Самотлоре, в настоящее время трудится геологом-технологом в одном из дочерних обществ ПАО «НК «Роснефть», внучка Ольга Ефремова – ведущим инженером ИХАЛ-11 АО «Самотлорнефтегаз». О храбром бойце и незаурядном нефтянике Семене Малыгине мы побеседовали по телефону с его супругой Марией Федоровной, которая проживает в Тюмени.

«Встретились мы в начале 50-х годов. Семен недавно только демобилизовался и сразу же пошел помбуром в Уватскую буровую партию. Вот там нас судьба и свела… Казалось бы, столько времени прошло, а ощущения первозданно свежи, – Мария Федоровна осторожно начинает перебирать в памяти прошлое. – Баской (то есть красивый. – Прим. авт.) он был, статный. Глаза ясные, взгляд пронзительный. А самое главное – невероятно добрый и отзывчивый… Вскоре сыграли свадьбу, и началась наша семейная жизнь. Куда направят буровую бригаду Семена Лукича, туда и мы следом. Только обустроим быт, привыкнем к новому окружению, тут выясняется, что надо переезжать на новое место…».

Юг Тюменской области был скуп на нефть. Плодородная земля щедро одаривала урожаем зерновых, удивляла богатством лесов, но недра тягостно молчали. Годы поиска углеводородов стали трудным и суровым испытанием для геологов и наполнились разочарованием. Порой сомнения подкрадывались в душу и Семена Малыгина, но все же он не переставал верить: долгий и извилистый путь непременно приведет их к нефти. И был прав. Только для этого пришлось решительно менять направление разведки в противоположную сторону – на север.

«Мне часто говорили друзья-геологи: «Потерпи! Забьет нефтяной фонтан, тогда поймешь, что без буровой у тебя жизни не будет». И вот сейчас, когда мысленно возвращаешься в те далекие дни, приходишь к выводу: поиск и разведка на юге области выработали настойчивость, упорство, закалили характер. Люди, которые не разочаровались неудачами, не ушли из нашей семьи, стали первоклассными специалистами и своими открытиями удивили весь мир», – вспоминал Семен Лукич позже те непростые времена.

Не сворачивать с намеченного пути – простая житейская мудрость, которой еще в юности Семена научила война. Он был фронтовым связистом и под градом пуль и снарядов в часы наступления и обороны полз на огневой рубеж, чтобы наладить обрыв на проводе. Шаг назад означал бы оставить командование без связи и возможности управлять войсками, что привело бы к неминуемой гибели целого подразделения.

4d5b1ac2fc5154db4c27abd717ecdfd8.jpg

Его война началась в 1943 году. С битвы на Днепре – крупнейшего сражения в мировой истории. Перед Семеном и двумя его товарищами была поставлена сложнейшая задача по установлению связи командования с первой группой пробившихся на противоположный берег советских солдат. Деревянный плот, на котором связисты преодолевали водную преграду, рассыпался от разрыва вражеского снаряда. Новобранец Малыгин сжал в зубах телефонный провод и поплыл вперед. Связь с наступающим подразделением была своевременно обеспечена. Боевое крещение и первая боевая награда – медаль «За отвагу».

После их полку необходимо было охранять переправу. Сам Семен Лукич о тех событиях рассказывал так: «Чернело небо от вражеской авиации. «Юнкерсы» заходили по кругу один за другим, бросали бомбы, расстреливали пехоту из пулеметов. Вода в Днепре бурлила и кипела. Но переправа благодаря умелым действиям наших солдат жила, действовала. Гитлеровцы, используя пересеченный характер этой местности, лесные массивы, реки и заболоченные участки, большое внимание уделяли укреплению населенных пунктов в оперативной глубине».

Вторую медаль «За отвагу» самоотверженный боец Малыгин получил во время форсирования украинской реки Южный Буг. Под покровом ночи солдаты начали возводить переправу. Но враг словно ждал этого момента: начал массированный обстрел. Разгорелся бой. Перед связистом Семеном задача обозначена ясно – устранить повреждение на линии между батальоном и полком.

«Снаряды и мины крошили провода, – рассказывал Семен Лукич. – Я трижды сращивал разрывы. Последний оказался особенно большим, так как взрывная волна далеко разбросала провода. Обнаружив один конец, включился в сеть, доложил об обстановке. Потом продолжил поиски. Наконец нашел второй. Крепко держал оба конца провода в руках, но соединить их не удавалось. Так и держал до прихода помощи, за это и получил награду».

Во время последующих наступательных боев Семен Лукич получил свою третью медаль «За отвагу». Это была разведка боем с одновременным обеспечением связи.

4ff42b271b0f409f4f5afc722acde27e.jpg

«Впереди – линия противника, сзади – штаб фашистов. Местом укрытия я и еще трое разведчиков-связистов выбрали глубокую яму, заросшую кустарником. Из нее и вели наблюдение. Когда все точки были нанесены на карты, стали передавать нужные сведения. Едва первый снаряд артиллеристов угодил в цель, гитлеровцы всполошились и открыли ответный ураганный огонь по нашим позициям. Но, несмотря на это, все огневые точки противника вскоре были подавлены. Лишь с наступлением темноты перестрелка стала стихать и мы смогли благополучно вернуться к своим», – такие сведения хранятся о том героическом поступке в воспоминаниях Семена Лукича.

Архивы содержат документы, подтверждающие получение других боевых наград.

9c90a31c82d2eae5f4bcbf717656455f.jpg

При отражении ночной атаки немцев под Кенигсбергом Малыгин получил ранение в руку и попал в госпиталь. Там и встретил Победу. Но состав Оршанской дивизии, в которую к тому моменту вошел Семен Малыгин, перебросили на восток в район Чита – Монголия, где формировался Забайкальский фронт.

«Дорогие родные мои, – адресовал Семен в конце весны 45-го близким письмо, – домой пока не ждите. Японские самураи расползлись по горам и сопкам, так что пока мы еще воюем».

С японцами он встретился на вершине Большой Хинган. Советской армии удалось сбросить их и выйти в Маньчжурию. Здесь Семен Лукич получил медаль «За боевые заслуги».

b669643b01012f96a84290e68423294d.jpg

Службу завершил в составе конвойных войск МВД в Прибалтике в 50-м году, отдав в общей сложности военному делу семь лет.

На родной тюменской земле к тому времени развернулась работа по поиску нефти и газа. Шестимесячные курсы бурильщиков при Тюменской геологоразведочной экспедиции и долгий путь к большой нефти – сначала на юге, затем на севере.

«Север нас встретил сурово, – вспоминает Мария Федоровна. – К морозам мы как-то были готовы. Но условий для жизни практически никаких. Ложишься спать, а к утру, бывало, волосы примерзают к лавке… Но на шаимской земле Семен Лукич, а вместе с ним, конечно же, и мы пережили радость открытия нефтяных залежей. Тогда он утвердился в мысли, что геологоразведка – его судьба и с нею он навсегда… Кто же не слышал в 60-е о несметных богатствах Среднего Приобья! И мы переехали в Мегион, где нас разместили на бранвахту. Это что-то вроде баржи. С этого укромного уголка и началось наше пребывание на новом месте. Вскоре нам выделили квартиру. Семен Лукич, возглавивший разведочную буровую бригаду, всего себя посвящал работе. С пониманием относилась я к его занятости: ответственность на нем лежала большая, он был в вечных беспокойствах за работу, людей. Ну и не мог он без буровой, скважин, нефтеразведки… Все же, несмотря на неимоверные трудности, мы, семьи первооткрывателей, жили очень весело и дружно. Озираясь на прошлое, понимаю, что мы умели ценить то, что у нас было…».

Нижневартовская земля радовала: скважины бригады Малыгина давали хороший дебит нефти. Сам буровой мастер все так же самоотверженно трудился. Темп работы на буровой был высоким, но никакой суеты при этом вокруг не создавалось.

86392d1e28d990c972f473d5077f028a.jpg

В 1971 году Семен Лукич удостоился высокого звания Героя Социалистического труда.

«У него были золотые руки: за что бы ни брался, все делал блестяще. Мастерски работал с деревом (видимо, талант передался от отца, который был мебельщиком), а как аккуратно мог протянуть электропровод, – рассказывает Мария Федоровна. – И никогда никому не отказывал в помощи. Добродушие и открытость Семен Лукич сохранил до конца… Мы прошли непростой жизненный путь, на котором было много испытаний на прочность, но мы всегда шли рядом, поддерживая друг друга. Да и не умели иначе…».

Фото: из семейного архива Ольги Ефремовой

  • Автор: Редакция «ФедералПресс» / Алексей Шабанов
СЛЕДУЮЩИЙ МАТЕРИАЛ РАЗДЕЛА "Общество"