Подвешенное состояние сланцевой добычи США

Восстановление сланцевой добычи в США идет, но медленно, и компании думают скорее о повышении рентабельности, а не расширении производства

Число буровых установок в стране стремительно снижалось до сентября, после которого начался острожный рост. Впрочем, он до сих пор слишком зависим от конъюнктуры на мировом рынке.

Управление энергетической информации Минэнерго США опубликовало прогноз, согласно которому добыча нефти в стране снизится в 2020 году до 11,45 млн б/с по сравнению с 12,23 млн б/с годом ранее. В 2021 году снижение продолжится, и добыча составит 11,09 млн б/с. Негативные прогнозы, разумеется, затронули и сегмент по добыче сланцевой нефти и газа. В МЭА предрекают этой отрасли резкое снижение инвестиций. С начала 2020 года в США о банкротстве объявили 40 сланцевых компаний, включая таких гигантов как Chesapeake Energy, Whiting Petroleum и California Resources.

Ситуация в сланцевой отрасли США в динамике

Негативный настрой относительно сланцевой отрасли в США царит не только в международных организациях и американских ведомствах, но и среди самих компаний Соединенных Штатов. К примеру, глава Occidental Petroleum — одной из крупнейших американских сланцевых компаний — Вики Холлуб на форуме Energy Intelligence заявила, что добыча нефти в США никогда не вернется на рекордный уровень 13 млн б/с, который был достигнут в начале 2020 года.

Проблема кроется не только в пандемии, которая снизила спрос на нефть и газ в мире, но и, как уверены аналитики Haynes & Boone, в ужесточении условий кредитования. Банки в США уже не намерены безоглядно предоставлять деньги в долг под будущие разработки сланцевой нефти и газа. Это при том, что при нынешней конъюнктуре крупным и мелким компаниям (не только сланцевым) все больше нужны заемные средства. «За последние восемь месяцев за защитой от кредиторов обратились добывающие компании, общий долг которых составляет примерно $85 млрд», — пишет Financial Times.

Отправной точкой для негативной динамики в сланцевой нефте- и газодобыче США стало начало пандемии, из-за которой, по данным Baker Hughes, число буровых установок в стране начало резко сокращаться, начиная с середины марта, когда их число уменьшилось на 19 единиц. Процесс падения продолжился до сентября, после чего начался слабый рост.

Что касается нефункционирующих скважин, то объемы работ по подготовке их к запуску, как пишет S& P, «сорвались с обрыва» в марте и продолжили падение до мая включительно. Количество бригад, занимающихся процессом гидроразрыва пласта, сократилось очень быстро, но уже к июню 2020 года их активность начала восстанавливаться. «ГРП — предвестник близкой добычи, ведь это заключительный этап завершения строительства скважин перед их вводом в эксплуатацию», — говорится в докладе S& P. Впрочем, рост все равно пока слишком незначительный.

В случае с газом динамика примерно такая же. С марта начинается сильный спад, который останавливается лишь в сентябре, показывая крайне малый рост количества активных буровых установок.

Итог — в США началось восстановление числа буровых установок, но оно слишком медленное. В декабре 2019 года в Соединенных Штатах работало 804 шт. нефте- и газодобывающих установки против нынешних (данные за октябрь) 269 шт. Для предприятий, занимающихся добычей сланцевой нефти и газа в США, первые три квартала 2020 года выдались весьма трудными. За этот период совокупная задолженность разорившихся компаний достигла $53,72 млрд, что на $27,95 млрд больше, чем за весь 2019 год. В американской юридической фирме Haynes & Boone уверены, что в четвертом квартале количество банкротств еще более возрастет.

Стимулы и преграды для роста добычи

Как рассказал «НиК» заведующий сектором «Энергетические рынки» Энергетического департамента Института энергетики и финансов Николай Иванов, нынешняя конъюнктура рынка для сланцевой добычи в США весьма сложная, но в отдельных случаях есть тенденция к восстановлению.

«Я напомню, представители некоторых компаний в США в этом году говорили, что даже цена в $40 за баррель их устраивает.

Если они поймут, что такая стоимость останется надолго, то адаптируются к ней.

Это обеспечит устойчивое восстановление отрасли, которое возможно за счет нескольких факторов.

Во-первых, технологии, совершенствующие и удешевляющие добычу сланцевой нефти и газа, пока не уперлись в потолок, они все еще являются драйвером для развития отрасли. К примеру, мы до сих пор не знаем, какой эффект в перспективе может дать применение искусственного интеллекта в добыче. Во-вторых, большую роль играет конъюнктура рынка. Как только мировой спрос на нефть начнет восстанавливаться, сланцевая добыча в США, как наиболее динамично развивающийся сегмент, быстро откликнется и быстрее других начнет восстановление. Ресурсы для этого в стране есть. В том же бассейне Permian задействовано только 2-3 горизонта из 8 известных», — рассказывает эксперт.

Преградами для восстановления добычи сланцевой нефти и газа выступает, по мнению Николая Иванова, та же конъюнктура мирового рынка плюс финансовые ограничения. Но эксперт подчеркнул, что финансовый рынок не полностью потерял интерес к сланцевой добыче.

После банкротства компании в США ее активы (технологии, участок с лицензией и оборудование) никуда не исчезают.

Банк, получивший их в распоряжение, в итоге находит нового, более успешного исполнителя, который должен заняться добычей. Другой вопрос, что укрупнение бизнеса в США проходит не так резво из-за сложной конъюнктуры и неопределенности на рынке.

«Ситуация со сланцевой нефтью в США идет в некоторой параллели с добычей сланцевого газа. Драйверы для восстановления те же самые. А главная проблема — это конъюнктура мирового рынка. С одной стороны, в стране сейчас минимальная цена на газ — около $2 за 1 млн БТЕ. Это способствует экспорту газа. Но из-за пандемии мировые цены на него пока все же делают сценарий роста экспорта газа финансово неблагоприятным для компаний США, что и отражается на росте добычи», — резюмировал Николай Иванов.

Нужно отметить, что процесс укрупнения на рынке сланцевой добычи нефти и газа в этом году демонстрирует рост. Ряд крупных сделок, увеличивший в США общий объем M&A (поглощение мелких игроков крупными) до $21 млрд, пришелся именно на третий квартал. В первом и во втором кварталах эта сумма составляла всего лишь $770 млн и $2,6 млрд соответственно.

Это говорит о том, что как только рынок пришел в более-менее стабильное состояние, крупные игроки начали определяться с планами по наиболее перспективным операциям по поглощению конкурентов.

Сланцевая нефть и газ США — не угроза для мировых рынков

Проблемы со спросом, а также сокращение добычи не помешали американским компаниям, по крайней мере, в первой половине 2020 года вести себя более активно на европейском и китайском рынках. За первые 8 месяцев текущего года поставки нефти из США в Китай выросли на 50,2% — до 7,026 млн т. Вашингтон за этот период даже обошел Россию (5,8 млн т) и Саудовскую Аравию (5,2 млн т). Увеличили в первой половине 2020 года американские компании и экспорт сжиженного газа в КНР. Многие эксперты связывают это с условиями январского торгового соглашения Пекина с Вашингтоном, согласно которому КНР должна в течение двух лет дополнительно купить у США энергоресурсов на $52,4 млрд.

Как отметили аналитики из IHS Markit, за первое полугодие 2020 года США смогли увеличить свою долю на СПГ рынке Евросоюза на 128,9% — с 7,6 до 17,4 млрд куб, тем самым обойдя по объему экспорта в ЕС Катар и Россию. Поставки американской нефти на европейский рынок тоже показали положительную динамику, особенно в июле, когда они увеличились на 600 тыс. т по сравнению с июнем (примерно до 3,1 млн).

Но, как считает аналитик Фонда национальной энергетической безопасности, эксперт Финансового университета при Правительстве РФ Игорь Юшков, американские нефть и газ в перспективе не должны создавать серьезные проблемы своим конкурентам на китайском и европейском рынках.

«С одной стороны, в США происходит восстановление сланцевой добычи, ведь цены на нефть подросли, достигнув коридора в $40-45 за баррель. С другой стороны, как только стоимость на нефть поднялась, американские компании начали активно использовать те участки, где уже скважины пробурены и не надо начинать все с нуля. Очень скоро запас таких нефтяных скважин закончится, и вполне можно ожидать (если цена будет колебаться в районе $40 за баррель), что восстановление добычи углеводородов в США даже замедлится. Это касается и сланцевой добычи.

На мировом рынке сейчас и так много нефти, особенно легкой, которую экспортируют американцы, а вот с тяжелой в некоторых случаях ощущается даже нехватка.

Отчасти по этой причине в США в перспективе вынуждены будут сократить экспорт своей нефти на европейском и китайском рынках. Этим может воспользоваться ОПЕК+, участники которого ждут удачного момента для поднятия уровня добычи, чтобы не дать шанса американским нефтедобытчикам занять появившуюся нишу на мировом рынке», — уверен эксперт.

Игорь Юшков напомнил, что извлечение сланцевого газа в США исторически «привязано» к добыче сланцевой нефти. Извлечение газа из-за своих масштабов само по себе нерентабельно, и компаниям, чтобы выжить, на тех же местах приходится заниматься добычей сланцевой нефти. До сих пор для многих таких компаний действует частичное субсидирование производства газа за счет прибыли от добычи и продажи сланцевой нефти. Поэтому, когда падает уровень извлечения сланцевой нефти, нет средств для субсидирования добычи сланцевого газа, а значит, она тоже начинает снижаться.

«Очень многое будет зависеть от цен на газ на внешних рынках. Совсем недавно был такой период, когда цены на европейских и азиатских рынках не покрывали даже операционных затрат международных трейдеров, пользующихся услугами американских СПГ-заводов.

Сейчас цены на газ на мировых рынках растут, поэтому компании в США могут нарастить экспорт, но речь пойдет все равно не о прибыли, а о покрытии расходов на операционные затраты.

Правда, в случае с поставками в Китай ситуация неопределенная. Несмотря на договоренность Вашингтона и Пекина об экспорте американских энергоносителей в Поднебесную на сумму в $52 млрд, между странами может с новой силой вспыхнуть торговая война. В ходе нее Пекин может применить заградительные пошлины, как это уже было в прошлом году», — отметил эксперт.

В итоге мы видим, как уровень добычи сланцевой нефти и газа в США сильно пострадал от пандемии коронавируса, о чем говорит серьезное снижение числа буровых установок в стране. Снижение продолжалось до середины-конца лета, и только в начале осени началось осторожное восстановление, которое сейчас сопровождается в США укрупнением бизнеса. При этом цель сделок M&A для некоторых компаний в третьем квартале — это повышение рентабельности, а не расширение производства.

Подобная консолидация, конечно, является позитивом для отрасли, но не гарантирует в перспективе преимущества на мировых рынках.

2020 год показал, что американские корпорации не стали скупать все активы уже весной, когда буровые установки в стране стали массово останавливаться. Они дождались некоторой стабильности на рынке и начали действовать только в третьем квартале. Цена такой медлительности — подвешенное состояние уровня сланцевой добычи. Возможно, именно поэтому в сообщении Управления энергетической информации Минэнерго США (за 13 октября 2020 года) говорится о том, что добыча нефти в крупнейших сланцевых бассейнах в США в ноябре 2020 года снизится по сравнению с октябрем на 1,5% — до 7,692 млн б/с, что, разумеется, негативно отразится и на добыче сланцевого газа.

Илья Круглей

СЛЕДУЮЩИЙ МАТЕРИАЛ РАЗДЕЛА "Upstream"