ОБЪЕДИНЕНИЕ ЛИДЕРОВ НЕФТЕГАЗОВОГО СЕРВИСА И МАШИНОСТРОЕНИЯ РОССИИ
USD 70,97 -0,20
EUR 82,68 0,22
Brent 0.00/0.00WTI 0.00/0.00

Афганистан: 30 лет без газа, но с надеждами

Транзитные проекты, нефть, газ и даже литий — в Афганистане много ресурсов, но сумеет ли новое правительство гарантировать безопасность их разработки?

Афганистан уже больше 20 лет является «черной дырой» для любых энергетических проектов — как транзитных, так и добычных. Хотя в 70-х годах прошлого века эта страна даже экспортировала газ в СССР! Уход американских военных и смена власти вселили надежду на возрождение афганской нефтегазовой отрасли. Однако ранее геологоразведкой и добычей в Афганистане занимались советские специалисты, но за три десятилетия им на смену так никто и не пришел.

В новой политической реальности, которая образовалась после ухода США из Афганистана, напомнил о себе старый проект транснационального газопровода ТАПИ (Туркменистан — Афганистан — Пакистан — Индия). Представитель афганской власти, пришедшей на смену проамериканскому режиму, Сухейль Шахин поспешил сообщить, что новое руководство надеется участвовать в этом проекте. Поддерживают его и в Исламабаде. Глава пакистанского МИДа Шах Махмуд Курейши подчеркнул пользу ТАПИ для Пакистана, заметив при этом, что от газопровода Афганистан получит $1 млрд в качестве транзитного сбора и роялти, а проект поспособствует созданию двух тысяч рабочих мест.

Но, пожалуй, самую активную позицию по дальнейшему продвижению ТАПИ продемонстрировал Туркменистан.

Президент страны Гурбангулы Бердымухамедов поспешил сообщить, что с газопроводом можно будет проложить линии электропередачи и оптико-волоконной связи, а также железные дороги между Туркменистаном и Афганистаном. Ресурсной базой ТАПИ должно стать крупнейшее туркменское месторождение газа Галкыныш. Однако будет не лишним отметить, что разработкой данного месторождения занимается китайская компания CNPC Chuanqing Drilling Engineering Company Limited на условиях поставок природного газа в КНР в течение трех лет. Поэтому верится с трудом, что газ Галкыныша сможет пойти куда-либо, кроме Китая.

Доцент Института общественных наук РАНХиГС при Президенте РФ Сергей Демиденко и вовсе уверен, что реализация проекта ТАПИ вообще никак не связана с внутриполитической ситуацией в Афганистане: «Все компании, которые проводили независимый аудит газовых запасов Туркменистана, говорили о том, что газа в этой стране хватит только для удовлетворения собственных потребностей и экспорта в Китай. То есть запасы газа в этой стране не такие обширные, как хочется представить туркменскому руководству. Дальше уже начинаются спекуляции туркменского руководства. ТАПИ — пустой проект, это более политика и пропаганда, чем энергетика. Изначально его инициировали США, чтобы противостоять обсуждаемому тогда проекту экспорта иранского газа в Индию. Дальше эта история просто излилась в мировое информационное пространство», — рассказал эксперт.

Впрочем, не газопроводом единым. Помимо транзитных возможностей у Афганистана богатые недра. В стране есть собственные месторождения нефти, газа, угля, редкоземельных металлов. Кстати, геологоразведкой там занимались еще советские экспедиции в середине прошлого века. В 60-х годах в Афганистане был построен газопровод для экспорта газа в СССР. Но с выводом советских войск газовая промышленность Афганистана перестала существовать.

В последние годы оценку афганским недрам делали уже американцы, вооружившись советскими геологическими данными. В частности, они подсчитали, что доказанные запасы нефти и газа в стране составляют 200 млн тонн и 137 млрд кубометров соответственно, а прогнозные ресурсы углеводородов в провинции Сари-Пуль оцениваются в 1,8 млрд баррелей нефтяного эквивалента, на Афгано-Таджикском месторождении — в 1,6 млрд баррелей. Прогнозные запасы каменного угля достигают 100 млн тонн. Помимо этого афганские земли богаты железной рудой, кобальтом, золотом, серебром, молибденом и алюминием.

Однако за все 20 лет присутствия в стране вооруженных сил США ни один западный промышленный концерн так и не взялся за разработку афганских богатств. Этим хотели заняться китайские компании, которые, видимо, были готовы захеджировать собственные риски. Так, в 2007 году Jiangxi Copper и госкорпорация China Metallurgical Group собирались вложить порядка $3 млрд в разработку медного месторождения Айнак. После этого CNPC получил лицензию на разведку нефтегазовых месторождений в стране. Тем не менее и они не стали добывать полезные ископаемые в Афганистане, так как, видимо, не могли преодолеть проблемы, связанные с отсутствием инфраструктуры и обеспечением безопасности.

Не так давно зарубежные компании обратили внимание на то, что в Афганистане сосредоточены большие запасы модного лития (используется для производства микросхем для мобильных телефонов, видеоприставок и прочих гаджетов).

В провинции Газни были обнаружены запасы этого металла, превосходящие запасы Боливии, которая в настоящее время считается лидером по запасам лития в мире.

Афганистан даже стали сравнивать с литиевой Саудовской Аравией. По прогнозам МЭА, к 2040 году мировой спрос на литий наряду с редкоземельными элементами вырастет в 40 раз. Ради этого многие компании захотят рискнуть.

Кроме того, Пекин не отказывается от реализации своего проекта «Один пояс — один путь». Он включает в себя постройку железной дороги из Китая через Кыргызстан, Таджикистан, Афганистан на Иран и Ирак. По информации Financial Times, китайские официальные лица провели переговоры по этому проекту с лидерами талибов еще в начале июля. Поэтому в КНР уже были готовы к смене власти в Афганистане и вполне возможно, что именно сейчас китайцы ведут активные переговоры по разработке месторождений полезных ископаемых уже с новыми властями страны.

Российские экономисты и политологи не верят в афганское экономическое чудо даже с ТАПИ, литием и другими полезными ископаемыми. Член наблюдательного совета Гильдии финансовых аналитиков и риск-менеджеров, экономист Александр Разуваев считает, что экономика «Талибана» (запрещенной в РФ организации) — это военный коммунизм плюс шариат: «Риски там запредельные, никто работать в страну не поедет, и никакой Саудовской Аравии из Афганистана не получится. Экономическим благополучием Эр-Рияд обязан тем, что в королевстве активно работали иностранные сотрудники, там поддерживали рыночную форму экономики. Кроме того, США был нужен надежный поставщик нефти. Афганистан по большому счету никому не нужен, да и талибы — это не саудовская монархия, а исламские последователи Троцкого», — пояснил аналитик. Он напомнил, что есть прекрасные примеры модернизации в мусульманских странах — это прежде всего Турция, Азербайджан, Узбекистан.

Директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев отметил, что разработка месторождений нефти, газа и еще в большей степени лития требует значительных финансовых и производственных ресурсов, которые могут появиться только в условиях длительного сохранения порядка и безопасности:

«Вопрос заключается в том, смогут ли талибы гарантировать порядок и безопасность. Сейчас даже внутри движения нет единства, в каждом ущелье свои командир.

То есть вертикаль талибов — это не совсем то, что видится из Европы. Хотя руководители движения немножко повзрослели и стали понимать, что молитвой и автоматом страну держать нельзя, нужна экономика», — рассказал эксперт. Он напомнил, что сейчас произойдут изменения в финансировании самого «Талибана»: «Как говорится, дневная и ночная власть совпали, поэтому непонятно, как быть с рэкетом. Внешнее финансирование талибов — это треть от их доходов. Вторая треть — это налоги с любого бизнеса, в том числе и наркобизнеса. Талибы жестко выступают против наркотиков, но десятину брали. Налоги с экспорта и импорта, а также налоги с американских проектов развития. Они обложили налогом даже распределительные электросети. За электричество горожане платили талибам», — заметил Журавлев.

Он напомнил, что при Соединенных Штатах афганские энергопроекты также не могли быть реализованы: «США очень хотели стабилизировать Афганистан через вливание денег, но это не получалось. Афганское правительство при американцах контролировало только Кабул, сами военные США способны были контролировать только свои военные базы. Активную деятельность на территории страны осуществляли ЧВК (частные военные компании — ред.), которые не взяли на себя ответственность за охрану энергопроектов», — пояснил Журавлев.

В то же время, как передал телеканал Al-Jazeera, талибы призвали международное сообщество помочь Афганистану в экономике, образовании и здравоохранении. В частности, представитель движения Забихулла Муджахид заявил: «Нам нужно восстановить экономику Афганистана и для этого нам нужны профессионалы и эксперты. Им надо собраться и разработать дорожную карту экономического возрождения страны. И необходимо создать атмосферу для привлечения иностранных инвестиций». Возможно, студенты (талиб в переводе с арабского — ученик, студент) повзрослели?

Дополнительная информация

Поделись с другими:

Идет загрузка следующего нового материала

Это был последний самый новый материал в разделе "Мир"

Материалов нет

Наверх