ОБЪЕДИНЕНИЕ ЛИДЕРОВ НЕФТЕГАЗОВОГО СЕРВИСА И МАШИНОСТРОЕНИЯ РОССИИ
USD 85,42 2,79
EUR 91,45 2,36
Brent 0.00/0.00WTI 0.00/0.00

Как гибель Раиси повлияет на отношения Ирана с Россией и другими странами

Президент Ирана Эбрахим Раиси погиб в авиакатастрофе. Как это скажется на внешнеполитическом курсе Тегерана и его отношениях с Москвой, — разбирался РБК

Как смерть Раиси скажется на внутриполитической ситуации

Гибель президента Ирана Эбрахима Раиси в авиакатастрофе хотя и стала большим шоком для страны и всего мира, но вряд ли приведет к серьезным политическим переменам, считают опрошенные РБК эксперты.

Старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Владимир Сажин напомнил, что в Иране вся полнота власти принадлежит духовному лидеру аятолле Али Хаменеи, а Раиси был по сути вторым лицом в исламской республике. По мнению эксперта, в последние годы все ветви власти в Иране — исполнительную, судебную и законодательную — курирует радикально-консервативное крыло иранского политического истеблишмента, к которому принадлежал и Раиси. Эта группа неоднородна и состоит из фракций, которые борются за рычаги влияния. «Гибель иранского президента несколько дестабилизирует ситуацию в верхних эшелонах власти», — полагает Сажин и исключает любые революционные преобразования в системе власти.

В соответствии с Конституцией Ирана в течение 50 дней в республике должны пройти выборы нового президента. До тех пор его обязанности будет исполнять первый вице-президент Мохаммад Мохбер. Сейчас в Иране объявлен пятидневный траур, и никто из видных политиков публично не изъявил желания баллотироваться — список возможных претендентов появится не ранее чем через месяц-полтора.

Эксперт Российского совета по международным делам (РСМД) Елена Супонина отметила в беседе с РБК, что иранские реформаторы, которые выступают за либерализацию и демократизацию, могут попытаться воспользоваться ситуацией и выдвинуть своих кандидатов. Однако позиции консерваторов крайне прочны и будут лишь укрепляться на фоне гибели Раиси. «Тут возможны всплески внутриполитической борьбы, но небольшие. Я полагаю, что при жизни Али Хаменеи ситуация будет оставаться под контролем», — пояснила она.

Раиси хотя и не был первым официальным лицом Ирана, но имел все шансы стать таковым. Его рассматривали в качестве наиболее вероятного преемника 85-летнего духовного лидера Али Хаменеи (в отличие от президента, чьи полномочия ограничены двумя четырехлетними сроками, верховный лидер занимает свою должность пожизненно). По мнению Сажина, в Иране идет «подковерная борьба за наследство» верховного лидера, причем сам Хаменеи принимает в ней участие. «Гибель Раиси несколько изменила ситуацию «под ковром», и это также стало дестабилизирующим фактором», — полагает он.

Опрошенные РБК эксперты не считают, что смерть президента Ирана приведет к масштабным антиправительственным протестам. По мнению эксперта международного дискуссионного клуба «Валдай» и бывшего посла России в Иране (2001–2005 годы) Александра Марьясова, власти, напротив, воспользуются ситуацией для сплочения иранцев вокруг руководства и нынешнего политического курса. «Сейчас в Иране нет сильного оппозиционного движения. Временами есть достаточно активные выступления различных слоев населения, но они не объединены. Нет какого-то единого центра, единой фигуры или организации, которая бы их сплотила и руководила протестным движением», — пояснил он свою точку зрения.

Сажин также предположил, что смерть Раиси сама по себе не спровоцирует масштабные протесты, хотя СМИ и сообщали об отдельных случаях народных гуляний после известий об авиакатастрофе. По его словам, чаще всего поводом для народных волнений в Иране становятся действия полиции нравов, как в случае с гибелью Махсы Амини после ареста за «ненадлежащее ношение хиджаба», и тяжелое экономическое положение. Эксперт отметил, что за годы президентства Раиси курс реала к доллару упал почти втрое, а инфляция достигла 40–50%. Даже по официальным данным МВД Ирана, 20–30 млн иранцев живут за чертой «абсолютной бедности».

Сажин также напомнил, что мартовские выборы в парламент (меджлис) продемонстрировали полную апатию населения. По официальным данным, явка составила 41% — самый низкий показатель с Исламской революции 1979 года (по неофициальным данным, явка была еще ниже). «Конечно, напрямую смерть президента не изменит ситуацию. Но определенная нестабильность в верхах и всеобщее недовольство в низах могут привести к демонстрациям. Впрочем, аятолла Хаменеи и его подчиненные, наученные опытом в борьбе с протестами, Корпус стражей исламской революции и другие силовые структуры способны утихомирить недовольных», — резюмировал он.

Елена Супонина предположила, что внутриполитическая ситуация в Иране может быть раскачана оппонентами Тегерана — Соединенными Штатами и Израилем.

Как гибель президента повлияет на внешнеполитический курс Ирана

Некоторые наблюдатели относят погибших Раиси и главу МИД Хосейна Амира Абдоллахияна к пророссийски настроенной части политиков Ирана. Иранский президент сыграл не последнюю роль в налаживании поставок вооружений в Россию для использования в военной операции на Украине (Москва и Тегеран это отрицают). Опрошенные РБК эксперты единогласны во мнении, что смерть Раиси и Абдоллахияна никак не скажется на российско-иранских отношениях. «Те фигуры, что временно заняли посты погибших, придерживаются того же курса на близкие отношения с Россией и Китаем», — отметила Супонина.

Александр Марьясов и вовсе предположил, что сотрудничество между двумя странам будет расширяться, поскольку именно такую задачу поставил верховный лидер Ирана. Москва и Тегеран оказались «в одной лодке» из-за сильнейшего санкционного давления и попыток изоляции со стороны США и других западных стран. «В таких условиях нет ничего лучше, чем сплотить силы и активизировать сотрудничество», — отметил он, напомнив, что Россия содействовала вступлению Ирана в Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС) и БРИКС.

Как бы то ни было, гибель иранского президента породила опасения новой эскалации в регионе. Поводом для беспокойства стали распространяющиеся в соцсетях и особенно в иранском сегменте интернета конспирологические теории о причастности Израиля к трагедии. В минувшем месяце два давних региональных противника впервые обменялись ударами по территории друг друга (поводом стал удар ВВС Израиля по зданию иранской дипмиссии в Дамаске, в результате которого погибли два высокопоставленных генерала Корпуса стражей исламской революции). Агентство Reuters сообщило со ссылкой на неназванного израильского чиновника, что Израиль непричастен к крушению вертолета Раиси. Марьясов предположил, что вскоре могут появиться и версии об американском следе, поскольку разбившийся вертолет Bell 212 был произведен в США.

Сажин считает конспирологические теории о диверсии несостоятельными. По его мнению, все указывает на то, что причиной стали плохие погодные условия и особенности местности; внешнеполитическим противникам Ирана не имело смысла проводить столь сложную операцию по ликвидации Раиси, ведь она никак бы не повлияла на политический курс страны. «Из-за американских санкций весь авиационный парк Ирана — и самолеты, и вертолеты — испытывает острую нехватку оригинальных запчастей. Иранцы сами их изготавливают, из-за чего возможны разные отклонения. Я не уверен, что такой вертолет в подобных погодных условиях мог справиться с задачей доставки ВИП-персон», — пояснил эксперт.

По мнению Марьясова, гибель Раиси вряд ли приведет к эскалации отношений между Ираном, с одной стороны, и США и Израилем — с другой. Дипломат призвал не ждать серьезных изменений в действиях иранских прокси в регионе, в особенности ливанской «Хезболлы», которая, по его словам, и дальше продолжит «беспокоить Израиль», обстреливая приграничные районы.

Схожую точку зрения высказывает Сажин. «Все направления политики, будь то внешняя, внутренняя или экономическая, определяет верховный лидер Ирана и его ближайшее окружение. Поэтому никаких изменений во внешней политике не будет, даже несмотря на то, что погиб министр иностранных дел. Все останется на прежних местах: напряжение с Израилем, деловые отношения с Россией и антиамериканская риторика», — подчеркнул он.

Супонина, впрочем, считает неизбежным новый виток обострения на Ближнем Востоке. Она предположила, что смерть Раиси не станет триггером для каких-то вспышек насилия в ближайшем будущем, но через некоторое время «сыграет свою роль» в дестабилизации обстановки в регионе.

Дополнительная информация

  • Автор: Валентина Шварцман

Идет загрузка следующего нового материала

Это был последний самый новый материал в разделе "Мир"

Материалов нет

Наверх