«Нам нужно больше газа и меньше политики»

Гендиректор Wintershall Марио Мерен оценивает перспективы европейской газовой энергетики и место в ней российского газа

Экспорт «Газпрома» в Германию с 2014 по 2017 г. вырос на 38%, а доля российского газа в общем потреблении страны – почти до 60%. Германия – единственное государство в Западной Европе, в котором за это время рост ежегодных газпромовских поставок исчисляется двузначной цифрой – 14,7 млрд куб. м. По данным BP, это в 1,5 раза больше чем годовое потребление газа всей Австрией и сравнимо с потребностями Польши в импортном газе.

Гендиректор Wintershall Марио Мерен уверен: спрос на газ в принципе и российский газ в частности будет еще выше. Его компания, один из ключевых партнеров «Газпрома», участвует и в совместных проектах по добыче газа, и в строительстве «Северного потока – 2», маршрут которого – самый короткий путь его доставки на север Германии.

Аргументы скептиков проекта Мерен отбивает логикой пополам с шутками, о своем жизненном кредо говорит: «энергетика питает меня энергией», и точно знает – первый «Северный поток» вращению земного шара не помешал.

Вокруг проекта «Северный поток – 2» много напряженности. Вас уже много спрашивали об отношении к этому проекту, но, конечно, я тоже должен спросить.

– Прежде всего, я более чем оптимистично отношусь к ситуации с российским газом в Европе, потому что в феврале и марте этого года мы стали свидетелями по-настоящему фантастических событий. У нас была очень суровая зима в Европе, и спрос на газ серьезно вырос. Россия стала единственным источником, который мог поставить достаточное количество газа, чтобы удовлетворить возросшее потребление. И это напомнило европейцам, что не нужно рассуждать о безопасности поставок и диверсификации источников на уровне теории. Мы столкнулись с реальной проблемой, которая напомнила людям, что Европе крайне повезло, поскольку у нас есть доступ по разумной цене к газовой трубе из России. Я думаю, это сбалансировало все те негативные настроения, которые вы описываете.

Вдобавок мы видим, что все больше европейских политиков, даже в Германии, начинают предполагать, что нам нужен газ даже в краткосрочной перспективе для решения наших климатических задач.

Что касается «Северного потока – 2» и ситуации вокруг него, я абсолютно убежден, что этот проект нужен Европе. Так же как убежден, что газ начнет играть главную роль, если мы хотим достичь наших климатических целей. Поэтому я вижу, с одной стороны, растущую потребность в газе в Европе, а с другой – снижение внутреннего производства, а значит, нам нужно импортировать больше, и поэтому нам нужен этот проект.

Перспективный товар

Вы верите в рост импорта в Европу газа на 200 млрд куб. м, в каком году?

– Цифры постоянно меняются. Кто-то оценивает дополнительный спрос в 100 млрд куб. м, кто-то доходит в своих подсчетах до 300. Одни говорят: вам понадобится 200 млрд куб. м уже в 2025 г., а другие называют 2030-й.

О цифрах и сроках можно спорить. Но бесспорно, что существует растущая потребность в импорте газа в Европе, и нам нужно приготовиться к этому. 2025 год с точки зрения инфраструктуры газового бизнеса – это уже завтра. Если мы не начнем сегодня строить правильную инфраструктуру, если мы не создадим сегодня дополнительные возможности для поставок газа в Европу, то будет слишком поздно. И я не хочу оказаться в 2025-м в такой ситуации, когда цены на газ взлетят до небес – это просто разрушит рынок. Это будет способствовать всем разговорам о том, что мы в принципе должны отказаться от газа [как источника энергии]. Я очень обеспокоен вопросом обеспеченности Европы газом в долгосрочной перспективе. И, я думаю, каждый газопровод, каждый терминал, любая инфраструктура, которые мы можем построить, по-настоящему помогают нам.

Недавно [предправления «Газпрома»] Алексей Миллер сказал, что Россия в этом году экспортирует 200 млрд куб. м в Европу и Турцию. Как вам эта цифра?

– Я думаю, это абсолютно выполнимые цифры. Конечно, это очень сильно зависит от того, какая будет зима. Если у нас будет обычная зима, я думаю, это абсолютно выполнимо. Если зима будет мягкой, цифры будут немного меньше. В последние месяцы мы видим, что потребность в газе действительно растет. Одной причиной была зима, другая причина – в Германии, например, ряд электростанций переходит с угля на газ, что очевидно усиливает потребность в нем.

Потребление газа конкретно в Германии растет с каждым годом, а с ним растет и импорт из России. Насколько я помню, это 53,5 млрд куб. м в прошлом году. Какой объем импорта вы ожидаете в этом году? Будет ли он расти? Я говорю не только о российском газе, а о потреблении газа Германией в принципе в ближайшие годы – в этом году, в следующем...

– Что касается Германии, я определенно думаю, что потребление газа будет расти, потому что нам нужно избавляться от угольной генерации...

Вы о программе CTG – переходе от угольной генерации к газовой?

– CTG – это один из драйверов, достаточно важный. Я думаю, мы по-прежнему будем видеть большой спрос на газ со стороны систем теплоснабжения. Во множестве домов старые отопительные системы, работающие на нефти и даже на угле, будут заменены на газовые аналоги, потому что они гораздо эффективнее. Это создаст дополнительный спрос.

Я убежден, что политики придут к пониманию: быстрых результатов с точки зрения сокращения выбросов транспорта ожиданием фантастических аккумуляторов и субсидированием электромобилей не добиться. Нужно использовать уже существующие технологии – сжатый природный газ, например, в качестве топлива для грузовиков и, возможно, автобусов. Это создает спрос на газ в Германии, я вижу эти направления как точки роста спроса. То же относится и к Европе, в том числе Северо-Восточной. И даже азиатского рынка... Это граничит с фантастикой. Все аналитики говорили о грядущем перепроизводстве газа, что много СПГ придет в Европу и цены просто рухнут.

СЛЕДУЮЩИЙ МАТЕРИАЛ РАЗДЕЛА "Мир"