ОПЕК и Россия: новый порядок на мировом рынке нефти

Россия согласилась на продление сделки ОПЕК+ с увеличением квот из-за геополитики и стремления осваивать ТРИЗ при комфортных для этого ценах

Участники сделки ОПЕК+ согласовали увеличение добычи: уже в июле этого года рост производства может составить 250–400 тыс. баррелей в сутки (б/с). По словам российского министра энергетики Александра Новака, Российская Федерация также добавит к своей добыче примерно 200 тыс. б/с. Министр надеется, что по итогам года Россия выйдет на уровень 550 млн тонн добычи нефти.

По данным ЦДУ ТЭК Минэнерго, Российская Федерация в мае 2018 года уже третий месяц подряд превышала свою квоту на добычу на фоне обсуждений возможной корректировки договоренностей после подорожания сырья почти на треть с уровня на конец 2016 года. Объем производства нефти составил в прошлом месяце 10,966 млн б/с.

РФ уже заложила в график экспорта нефти выход из сделки ОПЕК+, отмечают эксперты Thomson Reuters Russia Commodities. По их информации, Россия увеличила план экспорта на III квартал почти на 1 млн тонн по сравнению с графиком на апрель – июнь 2018 года, что при одновременном росте переработки внутри страны говорит о росте квоты на добычу в рамках пакта ОПЕК+.

Таким образом, сценарий роста нефтедобычи в стране уже отражен в экспортном графике: наращивание экспорта сырья на фоне значительного прироста переработки на российских заводах возможно только в условиях увеличения производства.

Согласно плану, экспорт и транзит нефти по системе «Транснефти» в июле – сентябре запланирован на уровне 63,3 млн тонн. При этом переработка нефтяного сырья на НПЗ РФ в июле – сентябре, как ожидается, может возрасти на 2,2 млн тонн по сравнению с текущим кварталом, показывают прогнозные данные Министерства энергетики России.

Согласно прогнозам Saxo Bank, несмотря на решения в рамках сделки ОПЕК+, нефть марки Brent может остаться в диапазоне $71–81 за баррель в ближайшем будущем. В краткосрочной перспективе перебои поставок продолжат поддерживать рынок. Однако реакция рынка на сокращение экспорта из Ливии после недавнего нападения боевиков на нефтяной порт Рас-Лануф оказалась довольно вялой. Тем не менее, по мнению Оле Хансена, главы отдела стратегий на товарно-сырьевом рынке Saxo Bank, краткосрочный и среднесрочный риски повышения цен сохраняются, но это лишь в некоторой степени оправдывает попытку Саудовской Аравии ограничить цены, слегка приоткрыв краны. Он считает, что главная причина возвращения вопроса увеличения нефтедобычи в повестку дня заключается в том, что страны ОПЕК переусердствовали со снижением объемов добычи. Падение добычи в Венесуэле и Анголе оказалось ниже целевого уровня более чем на 600 тыс. б/с. Угроза торговой войны США и Китая вместе с риском распространения замедления в экономике с развивающихся рынков на развитые могут ограничить рост цен на сырую нефть. Необходимость принятия решительных мер министрами нефтяной промышленности ОПЕК, встреча которых прошла в Вене, не так уж высока.

«К недоумению Оле я бы добавил факт, что падение добычи в Венесуэле практически компенсировано ростом добычи в Ливии и Нигерии. Эти две страны в сделку не вошли, но членами ОПЕК являются. Плюс предложение жидкого углеводородного сырья в США выросло на 2,92 млн б/с. Про текущий дефицит пока рассуждать рано»,

– комментирует Александр Маланичев, приглашенный профессор Российской экономической школы.

В итоговом коммюнике встречи ОПЕК в Вене 22–23 июня 2018 года сообщается о постоянном мониторинге и возможной корректировке продолжающего действовать соглашения ОПЕК+. 30 ноября 2016 года картель договорился сократить производство на 1,2 млн б/с. В мае 2018 года страны, входящие в ОПЕК, превысили уровень запланированного сокращения, выполнив его на 152%.

На встрече в Вене картель постановил, что «с 1 июля 2018 года двенадцать стран – членов ОПЕК будут придерживаться общего уровня соответствия соглашению о сокращении добычи нефти до 100% до конца действия соглашения». В итоге картелю удалось найти компромисс, обусловленный необходимостью поддержания стабильных цен и стремлением обеспечить достаточное предложение для сдерживания роста стоимости нефти, считают эксперты Saxo Bank.

«В ближайшее время поддержку ценам на нефть, скорее всего, окажут продолжающиеся геополитические риски, связанные с сомнениями в стабильности поставок из Венесуэлы, а также из Ирана по мере приближения срока введения американских санкций. Однако в дальнейшем внимание рынка может быть смещено в сторону продолжающегося роста поставок из стран, не входящих в ОПЕК, и того негативного влияния, которое может оказать замедление роста экономик развивающихся рынков на рост спроса. Действия, предпринятые Саудовской Аравией, возможно, рассматривались и как способ предупреждения опасений рынка по поводу еще большего дефицита, который возникнет после введения санкций США против Ирана в ноябре этого года. По-видимому, Саудовская Аравия и Россия считают уровень $80 за баррель нефти ценовым пределом, за которым может начаться разрушение спроса.

 

Мы считаем, что нефть марки Brent в ближайшие месяцы будет оставаться в ценовом канале от $71 до чуть выше $80 за баррель, вслед за чем начнется давление, которое проявится в конце этого года и в начале 2019 года»,

– прогнозирует Хансен.

По информации Bloomberg, Россия и Саудовская Аравия собираются создать новую картельную структуру, объединяющую экспортеров нефти на иных условиях, нежели те, по которым действует ОПЕК. Равноправия больше не будет, крупнейшие экспортеры получат большее число голосов. Фактическими изгоями станут Венесуэла и Иран, против которых действуют или готовятся к введению новые санкции со стороны США. Эти два государства активно выступили в июне 2018 года против повышения уровня добычи в рамках ОПЕК+. Инициатива появилась фактически одновременно с новостью о внесении в американский конгресс билля под названием No Oil Producing and Exporting Cartels Act (NOPEC), антимонопольного законопроекта против стран – участниц нефтяного картеля.

«Американские политики недолюбливают картель еще с 1970-х годов. Теперь ОПЕК сталкивается не только со словесными наездами из Twitter Трампа, но и, что потенциально гораздо опаснее, с тихим юридическим подкопом со стороны Конгресса: американские законодатели вновь запустили работу над давно похороненным NOPEC, который предлагает рассматривать картель с использованием антимонопольного закона Шермана – того самого, который столетие назад позволил раздробить нефтяную империю Рокфеллера. Билль вновь внесен в Конгресс в конце мая и сейчас находится на обсуждении.

Шансов, что NOPEC пройдет, немного, но если вдруг это все же случится, то последствия могут быть колоссальными: он позволит американским властям предъявить ОПЕК миллиардные иски за манипулирование нефтяным рынком»,

– комментирует ситуацию Татьяна Митрова, руководитель Энергетического центра бизнес-школы «Сколково».

Главными бенефициарами сделки ОПЕК+ стали Соединенные Штаты, считают эксперты аналитической компании Vygon Consulting. Страна, не принимающая участия в соглашении, оказалась единственным производителем нефти, способным оперативно реагировать на изменения рыночных условий. Эксперты отмечают короткий промежуток времени от начала бурения до промышленной добычи на так называемых сланцевых формациях – 30–35 дней. Так, на крупнейшей формации «Пермиан» можно наблюдать наиболее существенный прирост производительности: увеличивается объем кустового бурения, количество скважин, длина проходки бурения. Как утверждают в Vygon Consulting, только одна эта формация сможет обеспечить производство нефти в больших объемах, чем любая добывающая компания в мире, за исключением Saudi Aramco.

Уже к IV кварталу 2018 года добыча нефти в Соединенных Штатах превысит 11 млн б/с, а на 2019 год официальный прогноз заявлен на средний уровень в 11,86 млн б/с.

Уже к IV кварталу 2019 года в США будет добываться 12 млн б/с. Рост американской нефтедобычи бросает вызов поддержанию хрупкого баланса спроса и предложения на рынке.

Почему Россия пошла на такие уступки и принимает участие в сделке ОПЕК+, ограничивая собственную добычу и поддерживая крепнущие партнерские связи со своими главными ближневосточными конкурентами? Главные причины – геополитическая игра на нефтяном рынке, а также новое поколение российских ресурсов (Арктика и ТРИЗ), чья разработка оказалась не только заблокирована международными санкциями, но и экономически неэффективна в текущих ценовых и налоговых условиях.

Сейчас в России создан профицит трубопроводных мощностей для поставок за рубеж благодаря масштабным инвестициям, направленным за последние годы. Строительство ВСТО и его дальнейшее расширение позволило России стать крупнейшим поставщиком нефти в Китай. В западном направлении появился серьезный профицит экспортных мощностей, что позволяет маневрировать и повышать доходность поставок и в том и в другом направлениях.

Российская добыча нефти стабильно росла и достигла пика в 11,23 млн б/с в октябре 2016 года.

Сейчас Российская Федерация обладает способностью быстро нарастить производство нефти: ряд новых проектов готов к запуску. Эксперты отмечают 5%-ное увеличение объемов производства российской нефти за год (с октября 2015 по октябрь 2016 года), что предшествовало заключению сделки с ОПЕК. Но международные санкции, а также уход из новых разведочных проектов финансировавших их зарубежных инвесторов (например, ExxonMobil) привели к переносу многих перспективных проектов на неопределенное будущее.

Сейчас действующие в отношении России и отечественных компаний санкционные ограничения влияют на реализацию целого ряда ранее запланированных на эти годы проектов и уже отражаются на доходах российских компаний.

В стране ведется активная геологоразведка силами отечественных игроков, фиксируются хорошие показатели прироста запасов, в отличие от мировой нефтегазовой промышленности в целом, что делает нашу страну одним из главных направлений разработки нефти и газа в мире на долгосрочную перспективу. Как отмечает Департамент по недропользованию Минприроды, по итогам 2017 года в глобальном масштабе зафиксирован самый низкий за последние 65 лет (с 1952 года) прирост запасов углеводородного сырья за счет новых открытий. В мире уже более 10 лет не обеспечивается восполнение текущего уровня добычи углеводородного сырья, а в 2017 году этот показатель составил лишь 11%.

В России прирост запасов только промышленных категорий АВ1С1 за счет геологоразведочных работ составил 550 млн тонн, что компенсировало современный уровень производства нефти в стране – 546,8 млн тонн нефти по итогам 2017 года. Запасы всех категорий увеличились за год: жидких углеводородов – на 0,8 млрд тонн, газа – на 890 млрд м3. Затраты недропользователей на проведение ГРР на нефть и газ в 2017 году составили порядка 314 млрд руб. (в 2013 году – 216, 2014 году – 320, а в 2015 и 2016 годах – 260 млрд руб.).

Компании проводят геологоразведочные работы как на разрабатываемых месторождениях, так и на новых участках. За последние пять лет недропользователи открыли 248 месторождений, прирост запасов за счет проведенных геологоразведочных работ превышает добычу по жидким углеводородам на 13,3%, по газу – на 29,1%. В 2017 году за счет средств компаний открыты 75 месторождений. Наиболее значимое открытие – Центрально-Ольгинское нефтяное месторождение «Роснефти» в Хатангском заливе моря Лаптевых и на севере Красноярского края (оценка месторождения – 80 млн тонн). Кроме того, в 2017 году в Оренбургской области обнаружены Судьбадаровское нефтяное месторождение с запасами 13 млн тонн и Южно-Моховое – 10 млн тонн.

Качество ресурсной базы в России и санкции привели к тому, что отечественные компании в последние годы ориентировались на развитие крупных и высокодоходных проектов на Ближнем Востоке. Главные российские игроки участвовали и планировали вхождение в проекты в Ираке и Иране.

Предполагалось, что разработка новых месторождений на Ближнем Востоке обеспечит российские компании дополнительными источниками дешевого в разработке сырья для поставок на азиатские рынки.

Так, в результате покупки «Роснефтью» 60% доли в трубопроводе, соединяющем нефтяные месторождения Иракского Курдистана и турецкий порт Джейхан, Россия получила контроль над одним из стратегических направлений в энергетической инфраструктуре Ближнего Востока. Как утверждают в Thomson Reuters, доля в экспортном коридоре из Иракского Курдистана в Турцию, а также соглашения на разработку в этом регионе пяти блоков с ресурсным потенциалом 670 млн баррелей помогли «Роснефти» получить ключевую роль в переговорах между иракским правительством и властями Курдистана в налаживании экспортных поставок из одной из крупнейших нефтегазовых провинций в мире.

  • Автор: Мария Кутузова
СЛЕДУЮЩИЙ МАТЕРИАЛ РАЗДЕЛА "Мир"