ОБЪЕДИНЕНИЕ ЛИДЕРОВ НЕФТЕГАЗОВОГО СЕРВИСА И МАШИНОСТРОЕНИЯ РОССИИ
USD 76,44 -0,43
EUR 86,82 -0,31
Brent 0.00/0.00WTI 0.00/0.00

Президент против елбасы: в казахстанском кризисе надо искать внутренние причины

У американского исследователя Грегори Коупли возникает ощущение, что вся ситуация в Казахстане была организована и срежиссирована Токаевым

Недавние беспорядки в Казахстане связаны с внутренней политикой властей этой страны и могут иметь серьезные геополитические последствия для всего Центральноазиатского региона, указывает в своей статье для портала OilPrice американский исследователь Грегори Коупли, президент Ассоциации международных стратегических исследований и главный редактор медиагруппы Defense & Foreign Affairs. По его мнению, по-прежнему остается неясным, какие именно силы несут ответственность за разжигание беспорядков, однако выигравшим в текущей ситуации, похоже, уже можно считать президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева. При этом у российского президента Владимира Путина появляется возможность обновить принципы взаимодействия с пятью центральноазиатскими государствами, которые уходят из-под влияния России.

Раскол элит и его последствия

Нынешние беспорядки в столице Казахстана Нур-Султане и других городах страны, прежде всего в ее главном коммерческом центре Алматы, имеют серьезные последствия для безопасности Центральной Азии и России. Они связаны как с недавно возникшими проблемами безопасности в Афганистане, так и с внутренним силовым давлением в самом Казахстане. Его президенту Касым-Жомарту Токаеву настолько удалось воспользоваться беспорядками, спровоцированными ростом цен на топливо, что казалось, будто события были им же и срежиссированы. В то же время это внезапное силовое противостояние представляло интерес и для Соединенных Штатов.

Со стороны США и НАТО события в Казахстане могут быть истолкованы как отвлечение внимания России от ее предполагаемой военной эскалации против Украины (возможно, это позволит украинским силам, поддерживаемым Вашингтоном, укрепить свои позиции внутри страны). Россия же получила возможность для нового взаимодействия с пятью центральноазиатскими государствами (Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан).

Что касается внутриказахской обстановки, то оформление раскола между президентом Токаевым и елбасы Назарбаевым происходило с того самого момента, как Токаев переместился в кресло президента с поста председателя Сената парламента Казахстана в 2019 году. На смену ему в этой должности пришла Дарига Назарбаева, дочь первого президента. Однако она возглавляла Сенат лишь несколько месяцев и была уволена с этого поста Токаевым 2 мая 2020 года. Подобное личное оскорбление для елбасы открыто свидетельствовало о напряженной линии фронта между Токаевым и Назарбаевым.

Геополитика топливного бунта

В начале XXI века бунты, спровоцированные ценами на топливо, пришли на смену «хлебным бунтам» ХХ столетия. Беспорядки в казахстанских городах могли быть легко спровоцированы каким-то одним или несколькими потенциальными игроками — от Токаева до администрации США.

Остается всего один вопрос: была ли заинтересована в разжигании беспорядков в Казахстане Коммунистическая партия Китая?

На первый взгляд, увидеть какие-либо возможности для Пекина затруднительно, поэтому КПК хранила молчание, заявляя лишь о необходимости нормализовать обстановку в Казахстане, от которого зависит обеспечение порядка 20% потребностей КНР в природном газе (за счет собственных поставок и транзита газа из Туркменистана).

Примечательно, однако, что 7 января генеральный секретарь КПК Си Цзиньпин заявил, что выступает против «цветной революции» в Казахстане. Использование им этого термина подразумевало некоторую уверенность в том, что ультралевая часть политического спектра США может быть каким-то образом причастна к попытке сменить правительство Казахстана посредством популистского путча. Пекин явно рассматривал события в Казахстане как результат внешней манипуляции, но намек на то, что это была лишь «цветная революция» (т.е. поддержанная США) возможно, мог быть и осторожным способом намекнуть на участие России, не оскорбляя Москву.

Так или иначе, открытое участие России в урегулировании ситуации в Казахстане после начала беспорядков было очевидным. 6 января Токаев предложил Москве направить вооруженные силы для подавления беспорядков в соответствии с условиями Организации Договора о коллективной безопасности, хотя это предложение было адресовано и остальным странам-членам ОДКБ. По утверждению Токаева, протестующие являются террористами, прошедшими подготовку за границей — возможно, это и преувеличение, но не вполне безосновательное, особенно с учетом обвинений в «цветной революции».

В беспорядках действительно присутствовал элемент спонтанности: участвовавшие в них люди искренне недовольны плохой экономической ситуацией в Казахстане, а особенно высокими ценами на топливо, от которого зимой зависит отопление жилья.

Но если это действительно была попытка «цветной революции», то главным ее бенефициаром, похоже, оказался бы президент Токаев — точно в таком же ключе можно рассматривать и «попытку переворота» в Турции в июле 2016 года, которую, возможно, срежиссировал сам турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган, чтобы избавиться от своих противников в системе власти. Токаев использовал глубокие знания об этой ситуации, чтобы привлечь на помощь ОДКБ, убедиться, что он консолидирует власть, и окончательно ликвидировать остававшиеся полномочия Назарбаева. Кстати, неудивительно, что 6 января Эрдоган позвонил Токаеву и предложил свою поддержку в урегулировании ситуации.

Россия же, получив призыв о помощи 6 января, незамедлительно направила в Казахстан подразделения спецназа, аналогичные действия предпринял и соседний Кыргызстан.

Вызовы для макрорегиона

Что же касается других центральноазиатских государств, то ситуация вокруг Казахстана едва ли будет комфортной для большинства из них. В особенности это касается Узбекистана, который предпринимал дипломатические усилия в пределах макрорегиона, чтобы укрепить особый торговый статус пяти бывших советских республик и за счет этого создать экономический и стратегический потенциал, который позволил бы им меньше зависеть от России в таком вопросе, как получение наземного доступа к европейским и мировым рынкам. Узбекистан работал над продвижением возможностей торговли всех пяти стран Центральной Азии в южном направлении — в этой схеме Ташкент становился бы региональным коммерческим хабом, связанным с внешним миром железными дорогами через Афганистан и Пакистан без необходимости использования российского или китайского транзита.

Однако сценарий стремительного вывода американских войск из Афганистана в августе прошлого года означал, что эта страна погрузится в экономический и социальный хаос с масштабным потоком беженцев в северном направлении, в государства Центральной Азии. В этой ситуации Москва сразу же осознала, что может вновь заявить о себе в регионе. Президент Путин немедленно предложил помощь России в сфере безопасности в рамках ОДКБ, чтобы справиться с кризисом беженцев и возродившейся угрозой радикального исламизма, исходящей из Афганистана.

А где же елбасы?

В Казахстане же одновременно с предоставлением силовым структурам мандата на подавление беспорядков настолько жесткими способами, насколько это необходимо, и значительными потерями со всех сторон конфликта президент Токаев быстро вывел из игры остававшихся сторонников Назарбаева во власти. Первым в этом списке оказался глава Комитета национальной безопасности Карим Масимов, который был уволен, а на следующий день, 6 января, арестован по подозрению в государственной измене. Безусловно, Масимов был человеком Назарбаева (он возглавлял его администрацию в бытность Назарбаева президентом), и у него были серьезные связи в Москве, вплоть до самого Путина.

В связи с этим возникает вопрос: не могла ли «цветная революция» — с участием США или без него — быть инициирована самим Назарбаевым, чтобы справиться с растущей угрозой для его династии со стороны Токаева?

Если это так, то елбасы потерпел неудачу. Токаев сразу же отстранил его от должности председателя Совета национальной безопасности, одного из ключевых рычагов реальной власти над аппаратом безопасности и разведки, и отправил в отставку правительство, что позволит ему сформировать новые органы власти, полностью свободные от назарбаевской команды. Москва теперь тоже должна отказаться от линии Назарбаева и поддержать Токаева, если Россия хочет восстановить доминирование в Казахстане.

Но остается и вопрос о том, почему Токаеву для подавления уличных протестов понадобилась внешняя силовая помощь. Беспорядки в Казахстане имели относительно продолжительный и массовый характер, но не достигли размаха, требовавшего столь масштабного военного вмешательства, с которым теоретически не могли справиться вооруженные силы и Национальная гвардия Казахстана. Здесь напрашивается гипотеза о том, что эти структуры могли сохранять лояльность Назарбаеву.

Понятно, что многие протестующие на самом деле выполняли за Токаева его работу, снося статуи Назарбаева и скандируя лозунг «Старик, уходи!».

Слишком много вопросов

Однако возникает еще один вопрос: кто вооружал протестующих, если они действительно были вооружены? Большинство протестующих были безоружны, а многие возмущались тем, что правительство объявило их «террористами». Примечательно, что правительство Токаева жестко ограничило возможности международных журналистов освещать события в стране.

Западные СМИ сравнивали ввод российских силовиков в Казахстан с вторжением советских войск в Чехословакию в 1968 году и Венгрию в 1956 году, но на самом деле такие параллели не просматриваются. Российских военных в Казахстане было немного, а кроме того, Москва действительно пыталась сдержать неблагоприятное развитие ситуации.

Однако после обращения Токаева с просьбой о помощи, которая повышала масштаб кризиса до уровня, когда президент Казахстана воспринимался как жертва мятежников, у России не было другого выбора, кроме как согласиться в соответствии с условиями ОДКБ и сыграть свою роль.

Официальные лица из окружения Токаева заявили, что события в Алматы — нападения на административные учреждения и военные объекты, захват аэропорта и взятие в заложники иностранных пассажирских и грузовых самолетов — указывают на «высокий уровень готовности и координации действий преступников», которые прошли обучение за границей и были направлены оттуда. События предыдущих дней ускорили действия Токаева.

Именно поэтому возникает ощущение, что вся ситуация была организована и срежиссирована Токаевым — возможно, с использованием или косвенным привлечением ресурсов Госдепартамента США для поддержки того, что он посчитал «цветной революцией». В результате власть Токаева оказалась консолидирована, а все остаточные элементы «конституционной монархии» Назарбаева были уничтожены. Но в то же время оказалась значительно ослабленной сплоченность, с которой пять центральноазиатских государств бывшего Советского Союза пытались развивать новую экономику, имеющую связи с внешним миром.

Дополнительная информация

Идет загрузка следующего нового материала

Это был последний самый новый материал в разделе "Мир"

Материалов нет

Наверх