Шейх из Мекки

23 февраля умер Ахмед Заки Ямани, который длительное время 
был одним из самых влиятельных людей в мировой нефтянке

Молодой министр

Ахмед Заки Ямани родился в 1930 году в священной Мекке (Королевство Неджда и Хиджаза, вскоре переименованное в Саудовскую Аравию) в семье уважаемых шейхов-богословов и кади (шариатских судей). Ямани получил блестящее образование – он последовательно окончил юридические факультеты Университета короля Фуада в Каире (бакалавр права), Нью-Йоркского университета (магистр сравнительного права) и Гарвардского университета (специализация). 

Вернувшись в 1956 году в Саудовскую Аравию, Ямани основал свою юридическую фирму, работу в которой совмещал с госслужбой и преподаванием в Университете короля Сауда в Эр-Рияде. 

В начале 1962 года наследный принц и премьер-министр Фейсал (будущий король) при формировании нового кабинета назначил на должность министра нефти 31-летнего Ямани. Молодой министр взялся за дело рьяно, без раскачки. Вскоре по его инициативе была создана Генеральная нефтегазовая и минеральная организация (Petromin) — «зародыш» будущей национальной нефтяной компании, а затем Университет нефти и полезных ископаемых, призванный готовить собственные кадры для саудовской нефтянки, переживавший в тот период этап бурного роста.

Обязательная милостыня

Ресурсы для этого роста имели уникальный характер — к началу 60-х годов в Саудовской Аравии было полностью обустроены два крупнейших в мире месторождений — сухопутного Аль-Гавар (извлекаемые запасы — около 10 млрд тонн нефти и 1 трлн кубометров газа) и офшорного Сафания-Хафджи (2 млрд тонн нефти и 300 млрд кубометров газа). 

Благодаря этому в 1962 году был достигнут важный рубеж: накопленная добыча нефти в королевстве достигла 5 млрд баррелей. Тогда же Саудовская Аравия догнала США и СССР по объему добычи и стала крупнейшим в мире экспортером нефти (этот престижный и весьма выгодный статус страна удерживает до сих пор).

Ямани, несколько лет проработавший в саудовском фискальном ведомстве — Департаменте налогов и закята (обязательной милостыни) — предложил местному нефтяному монополисту, компании Aramco, поделится барышами. Учитывая, что отказаться от этого предложения было нельзя, Aramco, СП крупнейших американских нефтяных мэйджоров Socal, Texaco (ныне слились в Chevron), Standard Oil of New Jersey и Socony Vacuum (ныне — Exxon Mobil), начала выплачивать в саудовскую казну роялти в виде экспортных пошлин. Соответственно, саудовский госбюджет одномоментно увеличился вдвое (подробнее — в материале «Под куполом Даммама»).

Начни перестройку с себя

Параллельно Ямани наращивал активность по линии созданной в 1960 году Организации стран-экспортеров нефти (ОПЕК). Первые годы своего существования ОПЕК была исключительно консультативной организацией: прямых переговоров с нефтяными компаниями она не вела, но зато заметно расширяла свои ряды — к странам-основательницам (Иран, Ирак, Кувейт, Саудовская Аравия и Венесуэла) добавились Катар, Индонезия, Ливия, ОАЭ, Алжир, Нигерия, Эквадор и Габон.

В 1968 году окрепшая количественно и качественно ОПЕК, в которой «первую скрипку» играла Саудия (читай — Ямани), приняла «Направляющие принципы нефтяной политики», требовавшие участия государств в собственности нефтяных компаний и контроле цен на углеводороды.

«Перестройку» Ямани начал со своей страны — в 1972 году правительство Саудовской Аравии купило 25% акций Aramco, а затем в течение 8 лет довело госпакет до 100%, после чего компания получила нынешнее название — Saudi Aramco (сегодня этот супер-гигант является крупнейшей в мире бизнес-структурой). 

Произошла и «национализация кадров» в топ-менеджменте компании, которую на протяжении почти полувека возглавляли исключительно американцы (включая таких выдающихся геологов и разработчиков как Гарри Кольер, Фред Дэвис, Томас Берджер, Фрэнк Юнгерс и Джон Келберер). Новым руководителем Saudi Aramco по предложению Ямани стал коренной саудит Али бин Ибрагим аль-Наими, пришедший на нефтепромыслы после Второй Мировой войны в буквальном смысле мальчиком на побегушках. Впоследствии Наими более 20 лет возглавлял саудовское министерство нефти, почти повторив рекорд Ямани (24 года).

Эмбарго Судного дня

17 октября 1973 года все арабские страны — члены ОПЕК, а также Египет и Сирия, объявили нефтяное эмбарго — отказ от поставок нефти Великобритании, Канаде, Нидерландам, США и Японии, поддержавшим Израиль в ходе «Войны Судного дня». Наиболее жесткую позицию заняла Саудовская Аравия, предупредившая о возможном сокращении добычи на 80%. Более того, власти королевства заявили, что если Aramco проигнорирует принятые решения, нефтепромыслы… будут взорваны.

Так начался первый и до сих пор непревзойденный мировой энергетический кризис: в течение короткого времени цена на нефть поднялась в 4 раза — с 3 до 12 долларов за баррель, экономика западных стран резко замедлилась, автозаправки «обсохли», НПЗ остановились, трафик на многих автострадах, по сути, прекратился. 

Видя катастрофические последствия «нефтяного голода» для мировой экономики, Ямани уговорил руководство королевства и своих коллег по ОПЕК отменить эмбарго, что было сделано 17 марта 1974 года. Шейх как автор «нефтяного перемирия» стал ключевой фигурой не только в нефтянке, но и в мировой экономике в целом.

Шок и трепет

Длившийся 5 месяцев шок сменился ремиссией, занявшей несколько лет. При этом доходы стран ОПЕК от экспорта нефти существенно выросли — в 11 раз за три года. Рекордсменом по зарабатыванию нефтедолларов стал Ирак, за 7 лет (до начала ирано-иракской войны) увеличивший свои доходы более чем в 30 раз! Отметим, что именно эти деньги позволили Саддаму Хуссейну провести серьезную индустриализацию и милитаризацию страны.

Эмбарго повлекло за собой мощные структурные (так и хочется сказать «тектонические») изменения в мировой экономике, в первую очередь, касающиеся энергоэффективности. Наиболее зримым проявлением этого стало массовое пересаживание американцев со своих огромных многоцилиндровых автомобилей-«дредноутов» на мало- и микролитражки. 

Этот тренд Ямани, не чуждый визионерства, прокомментировал своей самой знаменитой фразой: «Каменный век закончился не потому, что закончились камни». Сегодня, спустя почти полвека, прогноз прозорливого шейха, похоже, начал сбываться. 

Черный год

25 марта 1975 года король Фейсал, недавно отметивший 10-летие пребывания у власти, был застрелен своим племянником и тезкой Фейсалом бин Мусаидом. Таким образом принц, страдавший наркозависимостью, отомстил за смерть своего брата, убитого полицейским во время митинга. 

Гибель монарха была заснята саудовским ТВ — во время официальной церемонии племянник подошел к королю и трижды выстрелил ему в голову. Ямани, находившийся рядом, руководил эвакуацией смертельно раненого короля в госпиталь (интенсивная реанимация, увы, не помогла), а также спас Фейсала-младшего от самосуда королевских телохранителей (тоже ненадолго — спустя три месяца убийца был казнен через обезглавливание). Новым саудовским монархом стал Халид, брат убитого монарха.

В конце того же, поистине черного года произошла еще одна трагедия — во время ежегодной конференции ОПЕК в венской штаб-квартире организации 42 участника заседания, включая Ямани и других министров, были взяты в заложники вооруженной группой во главе с международным террористом Карлосом Шакалом. Спустя два дня все заложники, вывезенные в Алжир,  были отпущены за крупный выкуп. В ходе террористической атаки погибли трое сотрудников аппарата ОПЕК; шейх не пострадал.

Конец «империи зла»

В 1982 году Халид аль-Сауд умер; королем и премьер-министром Саудовской Аравии стал наследный принц Фахд. В следующем году в ходе программного выступления перед Национальной ассоциацией евангелистов президент США Рональд Рейган назвал СССР «империей зла» (а также «центром зла в современном мире»), настаивая на принципиальной аморальности советского режима и делая вполне определенные выводы:

Еще через два года концепция Рейгана начала воплощаться на практике. По договоренности с США, весной 1985 года Саудовская Аравия начала негласно и постепенно увеличивать добычу нефти. В сентябре того же года были официально увеличены добычные квоты для всех членов ОПЕК. 

После этого в течение короткого времени добыча нефти в странах ОПЕК увеличилась в 3,5 раза, а мировые цены на нефть уменьшились вшестеро — до 7 долларов за тонну (около 1 доллара за баррель). Для Советского Союза, к тому времени уже 30 лет прочно «сидевшего на нефтяной игле», это стало одним из ключевых факторов экономического коллапса и последующего распада.

Впрочем, к этому моменту Ямани был уже в отставке — в октябре 1986 года король Фахд, относившийся к шейху весьма прохладно, отправил его на заслуженный отдых. Ямани занялся частными инвестициями в лакшери-бизнес (Tiffany, Breguet, Chaumet, Vacheron Constantin), учредил Фонд исламского наследия Al Furkan и Центр глобальных энергетических исследований, в Совет директоров которого вошли лучшие друзья шейха — английский экс-премьер Эдвард Хит и французский экс-президент Валери Жискар д’Эстен. 

Ямани дожил до глубокой старости (90 лет) и оставил 8 детей от двух браков. Шейх, умерший в Лондоне, похоронен в своей родной Мекке, на мемориальном кладбище Джаннат аль-Муалля.

Григорий Волчек

СЛЕДУЮЩИЙ МАТЕРИАЛ РАЗДЕЛА "Мир"