«Сила Сибири» озадачила Запад

Ввод газопровода «Сила Сибири» зарубежные СМИ восприняли как знак укрепления России на мировом энергетическом рынке и даже повод усомниться в геополитическом весе США

Недавний ввод в эксплуатацию газопровода «Сила Сибири» ведущие мировые СМИ восприняли как несомненный знак укрепления России на мировом энергетическом рынке, а для ряда комментаторов российско-китайский проект стал поводом напомнить о том, что США теряют свой геополитический вес. Россия подтвердила свои планы осуществить «разворот на Восток», чтобы смягчить последствия санкций Запада — таков общий мотив недавних публикаций западной прессы, в которых, впрочем, акцентирован и еще один момент: стоимость российского газа для Китая держится в строгом секрете.

«Россия открывает сибирский трубопровод в Китай в момент, когда Пекин расширяет свое влияние в Арктике»,

— гласит заголовок посвященного запуску «Силы Сибири» материала ведущей американской сети деловых новостей CNBC.

«Этот трубопровод диверсифицирует внешние поставки газа для Китая, — прокомментировал событие для CNBC Скотт Дарлинг, руководитель по исследованию товарных рынков Азиатско-Тихоокеанского региона инвестиционного банка J.P. Morgan. — На границе этот газ будет очень конкурентоспособен, и я полагаю, что газификация северо-восточной части Китая постепенно улучшится. Одна из целей Китая — найти более дешевые, более чистые и более экологичные альтернативы, чтобы удовлетворить свой спрос на энергию. Думаю, что действия китайских властей в данный момент вполне логичны. Сейчас мы говорим о „Силе Сибири-1“, и если они действительно смогут договориться о разумной цене, то может появиться и „Сила Сибири-2“, причем, вероятно, даже на более долгосрочных условиях».

«Северо-Восточный регион Китая является привлекательным рынком для России, поскольку для него характерны низкий уровень газификации и высокая стоимость газа в отличие от более южных регионов, где уже есть давно сложившиеся газовые рынки с набором диверсифицированных поставок.

Увеличение экспорта на этот быстрорастущий рынок газа является стратегией роста для „Газпрома“, однако главным приоритетом все так же остается европейский рынок»,

— говорится в обзоре консалтинговой группы IHS Markit, который цитирует CNBC.

Китайское издание Global Times, англоязычная версия главного печатного органа Компартии Китая «Женьминь Жибао», также подчеркивает выгоды «Силы Сибири» для приграничных с Россией провинций северо-востока КНР. Шао Хуа, генеральный директор подразделения компании China Gas в приграничном Хэйхэ, сообщил Global Times, что этот город с населением почти 2 млн человек по-прежнему вынужден главным образом использовать для отопления уголь, однако с открытием газопровода он получит долгожданный доступ к чистой энергии. Для полной газификации Хэйхэ потребуется год.

Аналитики знаменитых американских исследовательских центров Stratfor и RAND Corporation, с которыми удалось пообщаться CNBC, рассматривают запуск «Силы Сибири» прежде всего в контексте усиления конкуренции в Арктике, напоминая о том, что Китай уже заявил о своих интересах в этом регионе.

«Пока Москва удовлетворяет потребности Китая, открывая доступ к своим ресурсам, Пекин предлагает ей капитал, необходимый для развития Арктики, в условиях, когда Россия имеет ограниченный доступ к внешнему финансированию из-за санкций США и Евросоюза.

До последнего времени подобное сотрудничество фокусировалось в первую очередь на развитии энергетики. По мере того, как Пекин продвигает свой проект Полярного Шелкового пути, китайские инвесторы скупают доли в проектах и компаниях, работающих в Арктике», — отмечает старший аналитик Stratfor по Восточной Азии Чжисин Чжан, имея в виду в первую очередь вхождение китайских инвесторов в проект «Ямал СПГ» компании НОВАТЭК. Российские планы по наращиванию развития перевозок и портов во всем Арктическом регионе могут стимулировать более масштабное сотрудничество с Китаем, добавляет аналитик.

Амбиции Китая стать «приарктическим государством» уже вызвали определенное недовольство у ряда стран этого региона, напоминает CNВС. На майской встрече министров Арктического совета госсекретарь США Майк Помпео усомнился в арктических притязаниях Китая, заявив, что Вашингтон недоволен позицией Пекина. В дальнейшем США отказались признать требования по климатическим изменениям, утвержденные Арктическим советом, в результате чего не удалось принять общую финальную декларацию его участников.

«Помимо борьбы за крупные месторождения полезных ископаемых со стороны США растет озабоченность потенциальной милитаризацией Арктики Китаем и Россией. Но несмотря на всю шумиху, реальные усилия США по противостоянию Китаю и России в Арктике по-прежнему недостаточны»,

— констатирует Чжисин Чжан.

Все это демонстрирует «растущую настойчивость со стороны США, которые прежде считались, возможно, наименее участвующим в делах Арктики государством этого региона. Некоторые страны уже проявляют активность во многих частях Арктики, добывая там нефть, газ и полезные ископаемые. Однако в ряде спорных зон месторождения будет невозможно разрабатывать еще, вероятно, целые десятилетия», — заявила CNВС Стефани Пезар, старший политолог RAND Corporation.

Арктика «легкодоступна для всех соседей этого региона, но никто из них не способен контролировать ее. Именно это делает Арктику предметом стратегического соперничества. Арктика с громадными ресурсами, скрытыми под водой, особенно нефтью и газом, — один из самых вожделенных регионов мира», — добавил Джереми Сьюри, профессор Университета штата Техас.

Образцом алармизма, испытываемого в США по поводу «Силы Сибири», может служить опубликованный CNN материал одного из патриархов американской международной журналистики Дэвида Энделмена под заголовком «Зловещая новая дружба России и Китая». Именно так он воспринял заявление председателя КНР Си Цзиньпина о том, что Владимир Путин является его лучшим другом, прозвучавшее в ходе летнего визита товарища Си в Москву.

«Этот трубопровод соединяет двух главных противников Америки, которые порой находятся в разногласиях друг с другом, но теперь в силу внутренних и внешних обстоятельств стали ближе, чем в какой-либо другой момент в их истории»,

— комментирует Энделмен слова Путина о том, что запуск «Силы Сибири» стал «знаменательным историческим событием».

Стиль статьи Энделмена выдержан в лучших традициях риторики Холодной войны — автор статьи в CNN по-прежнему воспринимает Россию и Китай как «коммунистические нации». «Не так давно СССР опасался, что китайские коммунистические группы будут просачиваться сквозь границу и наводнять Советский Союз точно так же, как потомки Чингисхана семью столетиями до этого, — пишет американский журналист. — В 1969 году в течение нескольких месяцев шла пограничная война, во время которой Москва даже рассматривала возможность предупреждающего ядерного удара по Китаю. До сегодняшнего дня Китай и Россия (а также ее давний союзник Монголия) по-прежнему имеют разную ширину железнодорожной колеи, поэтому поездам, въезжающим в Китай, нужно менять ходовую часть при пересечении границы. Теперь, когда обе страны все больше связаны экономическими и политическими темами, они совместно противостоят Америке и Западу. И Россия, и Китай ищут альтернативы европейским и американским рынкам».

Пока этот альянс складывается не в пользу США, признает автор CNN, напоминая американскому читателю, что в совокупности Россия и Китай имеют площадь 10,3 млн квадратных миль, что почти втрое превосходит территорию США, и 1,58 млрд человек населения, или почти 20% населения все планеты. «Совокупная сила их рынков, объемов производства, природных ресурсов, не говоря уже о военной мощи, представляет собой угрозу. Если эта сила будет грамотно направлена, она сможет эффективно нейтрализовать большинство последствий санкций или повышения тарифов», — резюмирует Дэвид Энделмен, напоминая, что Россия и Китай уже обсуждают новые энергетические проекты, такие как «Сила Сибири-2» (с точкой входа на северо-западе Китая) мощностью 30 млрд кубометров газа в год и менее масштабный газопровод с Сахалина.

Совершенно иначе восприняли запуск «Силы Сибири» в соседней Канаде, где уже много лет не могут довести до ума проект 670-километрового газопровода Coastal GasLink от сланцевого бассейна Досон-Крик до города Китимат в Британской Колумбии, где планируется построить экспортный терминал СПГ. Основные строительные работы на действующем с 2012 года газопроводе должны начаться в 2020–2021 годах, а СПГ-терминал планируется сдать не ранее 2025 года. В связи с этим издание Financial Post отреагировало на запуск «Силы Сибири» статьей с заголовком «Пока Канада колеблется, Россия строит 3000 километров газопровода в Китай всего за пять лет». Ее автор Виктор Феррейра напоминает читателю, что протяженность «газового исполина» «Силы Сибири» сопоставима с расстоянием от провинции Онтарио на западе Канады до Британской Колумбии на востоке страны, то есть почти всей протяженности Канады с запада на восток.

«Пока Россия расширяет свои газовые рынки, инфраструктурные проекты Канады отстают, — прокомментировал для Financial Post запуск „Силы Сибири“ Джордан Макнайвен, аналитик компании Tudor, Pickering Holt & Co. — Весь канадский экспорт газа направляется в США, и хотя Китай остается привлекательным рынком, на который Канада нацелена, у нее нет даже терминала СПГ, который позволил бы ей стать глобальным экспортером. Определенно существует риск, что чем дольше все это тянется, тем меньше потенциальная доля рынка, которую сможет занять Канада».

Тем не менее, добавил Макнавейн, спрос на газ в Китае настолько значителен, что даже если «Сила Сибири» выйдет на полную проектную мощность, для других добывающих газ стран все равно останется множество возможностей. «Китай в 2019 году импортирует порядка 63 млн тонн СПГ, а возможности „Силы Сибири“ эквивалентны 10 млн тоннам. Может показаться, что Россия отрезала себе гигантский ломоть этого рынка, однако к 2025 году китайский спрос на импортный газ прогнозируется на уровне около 100 млн тонн, то есть Россия сможет обеспечивать его только на 10%. У Канады по-прежнему останется хорошая возможность агрессивно войти на этот рынок, если данные прогнозы подтвердятся, однако все зависит от ценовой конкурентоспособности», — приводит слова эксперта Financial Post.

Похожую оценку перспектив китайского рынка дает аналитик рынка природного газа Международного энергетического агентства Жан-Батист Дебрейль, которого цитирует в своем материале Reuters. По словам этого эксперта, сейчас ожидается замедление роста спроса на газ со стороны Китая в сравнении с предыдущими годами, однако спрос остается высоким, а в первые десять месяцев 2019 года его увеличение оценивается в 10% год к году.

«Наш среднесрочный прогноз предполагает, что до 2024 года спрос на газ в Китае будет расти в среднем на 8% в год — для сравнения, в мировом масштабе это 1,6%»,

— добавляет Дебрейль.

Аналитики S& P Global Platts, которых цитирует CNN, полагают, что уже к 2022 году «Сила Сибири» будет обеспечивать около 10% общего потребления газа в Китае и поможет укрепить энергетическую безопасность страны. Россия же «не только создает новые потоки финансовых поступлений, но и страхует и укрепляет свое стратегическое положение. Ни „Газпром“, ни Кремль не потеряют свою способность сталкивать друг с другом разные силы.

Три ее газовых проекта — „Сила Сибири“, „Северный поток-2“ и „Турецкий поток“ — свидетельствуют о том, что российская газовая отрасль, этот ключевой элемент мирового газового рынка, становится более зрелой»,

— заявил японскому изданию Japan Times Эндрю Хилл, руководитель группы газовых и энергетических аналитиков S& P Global Platts EMEA.

Наконец, китайские эксперты акцентируют прежде всего выгоды силы «Силы Сибири» для КНР.

«Газопрововод поможет стабилизировать поставки газа в Китай и гарантировать энергетическую безопасность страны, даже если произойдут какие-либо изменения в водных поставках по определенным коридорам, таким как Южно-Китайское море. Строительство газопровода отвечает стратегическим планам страны в сфере энергетики», — заявил китайскому изданию Global Times Цзин Лей, профессор Китайского университета нефти, отметив, что у Китая уже есть трубопроводная система Китай — Центральная Азия на северо-западе, нефте- и газопровод Китай — Мьянма на юго-западе и около 20 терминалов по приему СПГ на востоке страны.

«Сотрудничество России в сферах энергетики и финансов укрепляет многосторонний характер взаимодействия стран, — резюмировал в комментарии Global Times директор Китайского института международных отношений в Университете Ренмин (Пекин) Ван Ивэй. — Россия не только деловой партнер, а в большей степени стратегический партнер в политике и дипломатии. Успех газопровода усилит китайско-российское сотрудничество в других направления, включая межрегиональную кооперацию и кибербезопасность. На фоне международной ситуации, когда США продолжают сдерживать Китай, даже жертвуя собственными интересами, Китай, поддерживая Россию, поддерживает самого себя».

Перевод: Сергей Танакян

СЛЕДУЮЩИЙ МАТЕРИАЛ РАЗДЕЛА "Мир"